July 4th, 2021

Задачи политической борьбы. Глава 2. Часть 9.

        В самом начале нулевых мне очень повезло познакомиться с одним китайцем. Он был человеком такого уровня политической подготовки, с каким вряд ли какой наш записной китаевед-эксперт знаком.
      Я тогда занимал должность начальника оперативно-розыскного отдела Гродековской таможни, борьба с контрабандой леса у нас была в приоритете и спрашивали за результаты очень серьезно. То, что лес вывозился в Китай и китайские граждане в этом бизнесе крутились на территории России, надеюсь, всем известно.
     Попытка завербовать одну интересную китаянку, которая даже по самым скромным прикидкам обладала колоссальной информацией, натолкнулась на противодействие парней из местного отдела ФСБ, меня пригласили в отдел для разговора и довели до моего сведения, что я могу помешать в разработке отца этой китаянки, бывшего китайского пограничника, который подозревается в шпионаже. А сама китаянка перестала выходить со мной на контакт после этого разговора.
     У меня это вызвало некоторые сомнения, потому что окружение китаянки, в том числе ее отец, было мною достаточно изучено и я не видел там никакого шпионажа. Когда же мне уже моя собственная агентура донесла о контактах с китаянкой опера из ФСБ, сомнения только укрепились. Я обратился к краевому руководству ФСБ, с которым у меня были очень доверительные отношения, мы тогда разрабатывали совместно несколько крупных каналов контрабанды, с краевым управлением. Там ответили, что их коллеги в Пограничном просто поступают некрасиво, никакого шпионажа нет и в помине, они пытаются у меня перехватить подготовленный для вербовки объект. Мне была дана свобода действий. Я поступил так, как только мог поступить нормальный оперативник в подобном случае – прикрыл бизнес этой китаянки в России. Оперативных возможностей для этого мне хватало в то время. Было очень жалко, я к тому времени даже подставную фирму под нее успел создать, в которой сидела моя агентура, естественно… Сил и времени затрачено было много, но по-другому поступить было нельзя… Я не могу здесь раскрывать секреты оперативной работы, но те, кто этой деятельностью занимался или занимается – меня поймут.
      Тогда-то на меня и вышел отец этой китаянки, бывший пограничник. Они с дочерью работали в крупной Суйфэньхэкской торговой компании, которая специализировалась на лесе, и компания в результате моих действий понесла вполне ощутимые убытки. Дочь отцу, разумеется, всё рассказала. Отец вышел на меня, чтобы перепроверить. Разговор был откровенным, а русским языком этот китаец владел получше некоторых русских:
- Наташа (китайцы в РФ предпочитают себя называть русскими именами) сначала с вами пошла на контакт, а потом стала дружить с ФСБ?
- Да, - скрывать что-то от этого китайца было бессмысленно.
- Глупая. Исправить можно?
- Можно. Но это очень дорого.
- Сколько?
- Миллион долларов.
- Почему так много?
- Потому что появится подозрение после всего, что я крышую Наташу и меня могут уволить. Чтобы было на что жить.
    Посмеялись вдвоем. Китаец Илья (так он представился) согласился, что откатывать ситуацию назад нет смысла и придется создавать новую фирму, которую нужно будет заводить под старые, наработанные связи. Только Наташе в России уже делать нечего.
- Илья, а почему у вас на лацкане значок с Мао Цзедуном?
   Китаец удивился вопросу:
- Так я же член КПК, коммунист.
- Так у вас же сейчас капитализм и вы отказались от социализма.
        Боже, каким же я был идиотом! Примерно таким же, как и те, кто сегодня верит в китайский капитализм, только сегодня уже у нас совершенно другой объем информации. Меня, тогдашнего, извиняет именно – объем информации. И китаец Илья смотрел на меня тогда, как на идиота. И задал мне тогда встречный вопрос:
- А у вас при Сталине тоже был капитализм?..
Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582