June 6th, 2021

Задачи политической борьбы. Часть 22.

А вы знаете, как у нас проводятся социологические опросы?! О! Так вы еще не знаете, как у нас проводятся социологические опросы!
      Технология такая. Если правительству нужно перед принятием какого-то решения выяснить по этому поводу мнение граждан, оно заказывает у какого-нибудь «Левада-центра» проведение опроса населения. Соответственно, выделяется из бюджета финансирование проведения этой работы. Сотрудники самого «Левада-центра» никаких опросов не проводят, в нем и сотрудников всего-то чуть больше полусотни человек. «Левада-центр» заключает договора с другими организациями, работники которых непосредственно опрашивают граждан. Сегодня это – колл-центры, которые обзванивают по так называемой «холодной базе» население и на основе полученных от ответивших на звонки информации заполняют анкеты. Эти анкеты потом отправляют на обработку в «Левада-центр», который готовит уже для правительства итоговый документ, необходимый правительству для принятия решения.
     Выглядит всё … благообразно. Если не знать внутреннюю кухню этого процесса. Непосредственно опросами занимаются работники колл-центров. Платят за одну заполненную анкету им по-разному, от нескольких десятков рублей до 100-200 рублей. Кажется, нормальная работа, десяток анкет за рабочий день заполнил и получи свои законно заработанные 1000-2000. Для студентов и пенсионеров, особенно, хорошая возможность подработать. Но это в идеале. На практике получается не совсем идеально.
     На практике получается примерно так. Устраивается на работу в колл-центр какая-нибудь девчонка-студентка, ей обрисовывают перспективы хорошего заработка, если она будет изо всех сил стараться, потом она проходит подготовку, изучает сценарий, скрипт, по которому она должна говорить с ответившим на звонок, учат заполнять анкету и т.д..
    Начинается работа. Этой девчонке дают список телефонов и она начинает набирать первый номер:
-Здравствуйте! Меня зовут Люся, я сотрудник центра изучения общественного мнения…
      Дальше в трубке Люся слышит гудки. Трубку бросили. Люся не отчаивается и продолжает тыкать пальчиками в кнопки телефона:
-Здравствуйте! Меня зовут Люся, я сотрудник центра изучения общественного мнения…
-Слышь, кобыла, забудь этот номер навсегда. Поняла?
     Люсе нельзя по инструкции отвечать грубостью на грубость, поэтому она, собрав девичьи нервишки в кулачок, продолжает звонить:
-Здравствуйте! Меня зовут Люся, я сотрудник центра изучения общественного мнения…
-Девушка, а что вы сегодня вечером делаете?
      И так Люся весь день тыкала пальчиками в кнопки телефона, но в трубке слышала не ответы на вопросы, а всякую хрень. При большом везении Люсе удалось заполнить всего несколько анкет, заработав несколько сотен рублей. Это если очень сильно повезло.
    Кто ответил на звонки Люси и согласился на ее предложение заполнить анкету? В основном, пенсионеры, конечно. Конечно, в основном те из пенсионеров, которых уже настигло на жизненном пути старческое слабоумие, те из них, которые Путину пишут письма, если у них недостаточно холодная вода из крана течет. Ну еще те граждане, которые любят поприкалываться по телефону:
-Здравствуйте, Люся. С удовольствием я отвечу на ваши вопросы.
-Кем вы работаете? Сколько вам лет? Где проживаете:
-Работаю я летчиком-космонавтом. Лет мне еще немного, женат не был. Проживаю в районе колымского космодрома.
-В каком возрасте вы планируете выход на пенсию?
-На пенсию я не пойду, мне нравится моя работа – осваивать безбрежные рубежи дальнего космоса, буду летать на звездолете по ним до самой смерти.
-Как вы относитесь к возможному повышению возраста выхода на пенсию?
-Только положительно, Люсенька, я предлагаю вообще пенсии запретить…
    Да, и это еще называется репрезентативной выборкой, т.е., опросом всех групп населения, важных для проведения социологического исследования. Вот даже один летчик-космонавт, пилот звездолета, опрошен.
      И это еще происходит в тех колл-центрах, где большая текучка сотрудников и они не успевают сколотить организованную преступную группу. Там, где коллектив хоть как-то сплачивается, репрезентативная выборка превращается в нечто совсем интересное.
      Людям же зарабатывать нужно, а если работать строго по инструкции, то фиг заработаешь, значит, голь начинает идти на всякие выдумки. От фонаря, просто так, опросную анкету не заполнишь, все звонки записываются и выборочно прослушиваются, поймают за руку – мало не покажется.
     Поэтому хитрая голь придумывает разные схемы, которые позволяют контроль обойти. В одном таком колл-центре, энное число лет назад отрабатывался договор на соцопрос, платили за одну анкету 250 рублей. В те годы сим-карту можно было купить с рук у барыг рублей за 50. Дальше схема, думаю, вам понятна. Звонят люси друг дружке и заполняют со слов друг друга анкеты, а потом эти анкеты уходят в «Левада-центр» и там на их основе готовят для правительства информацию. Ценность такой информации, согласитесь, трудно переоценить.
     Нет, если вы думаете, что наше правительство ориентируется в своих решениях на результаты таких социологических опросов, то вы конченный эльф. В правительстве информацией, полученной от того же «Левада-центра» сразу подтираются, даже не глянув в нее. Да и сами сотрудники «Левада-центра» о ценности собственной информации имеют вполне реальное представление. Более того, даже та хрень, которая идет из колл-центров, потом в «Левада-центре» подвергается «творческой» обработке. Вся эта работа по сбору информации от населения, финансируемая из средств бюджета, нужна только для одного – у населения должна быть уверенность, что мнение этого населения кого-то интересует. Правительство делает вид, что интересуется мнением населения перед принятием какого-нибудь решения, после которого у населения начинается изжога.
    И реальные политики, каковыми являются члены партии «Единая Россия», абсолютно никакого значения результатам опроса общественного мнения не придают. Да-да, члены «Единой России», хоть они жулики и воры, являются реальными политиками. Они заняты реальным, хоть и жульническо-воровским делом, они в политике делают деньги. Для них политика – это бизнес, поэтому там собрались люди, пусть и с низкими моральными качествами, но люди реальные. Им не нужна информация, собранная «люсями».
     Эта информация нужна только конченным эльфам. Обратите внимание на всех наших политиков «левого» направления. Они почти в каждом своем публичном выступлении ссылаются на результаты опроса общественного мнения, которое показывает, что уже половина населения страны хочет вернуться в СССР. Поэтому все эти эльфы в свои предвыборные программы обязательно включают вопрос восстановления СССР, рассчитывая на соответствующий результат. Ведь сам «Левада-центр» указывает на тенденции роста ностальгии населения по СССР. Как не поверить «Левада-центру», этим «люсям», которые тыкают пальчиками в кнопки телефонов и со слов не совсем адекватных граждан (это если только со слов граждан, а не сами сочиняют) заполняют опросные анкеты?
       А если вы для планирования чего-нибудь берете заведомо ложную информацию и используете ее, предполагая ее объективность, то что вы на выходе получаете? Да такой же результат, как, например, получился на последних выборах у господина Максима Сурайкина, лидера «Коммунистов России». Он пошел на выборы с программой, в которой были учтены все чаяния и надежды граждан, согласно результатам от «Левада-центра». Обещал вернуть СССР со всем эсэсэсэровским счастьем в виде бесплатных квартир и социальной справедливости. Казалось бы, это надежды и чаяния половины населения страны, как опросы показывают, но на выхлопе получилось нечто совершенно обратное.
     Еще и поэтому я всё наше отечественное левое, от политиков до блогеров, навроде Буркина-Фасо,  постоянно называю полусбрендившей швалью. Крайне оскорбительно, конечно. Но верить анкеткам, заполненным «люсями» кто еще может? Сами придумайте для таких доверчивых более-менее деликатное определение, получится?..
   



Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

"Пушкин - наше всё".

        Я недавно в одном из комментариев написал о том, что в советской школе включение в обязательную программу повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка» было глупостью, если выражаться более-менее корректно. Меня попросили это разъяснить. Я обещал, как только появится свободное время. А сегодня как раз очередная годовщина со дня рождения Александра Сергеевича, так что – ко времени.
    У меня и у нашего Движения претензий к «самому лучшему в мире образованию» довольно много, настолько много, что мы его самым лучшим называем только в кавычках. И писали мы об этом много. Советская школа, обозначив себя как школу политехническую, рядом с политехническим обучением вообще никогда не стояла. Ни при Сталине, ни, тем более, позже. Надежде Константиновне Крупской практически ничего не удалось сделать в политехнизации обучения, напротив, всё, на что она указывала, как на профанацию политехнизма, школьные мастерские, например, советская школа себе и взяла. Сопротивление, как видно даже из статей и выступлений Надежды Константиновны, педагогической мафии политехнизации было очень жестким. Это и понятно, проще всего отдолдонить урок и не нести никакой ответственности за результат, сославшись на лень и тупоумие ученика, чем заниматься творческой работой политехнического обучения. Наши советские училки и стали долдонками. Современные российские учителя, разумеется, ничем их не лучше.
      Уже на 19-м съезде КПСС была поставлена конкретная задача начать реформы в образовании с переходом на политехническое обучение, с целью решения этой сложнейшей задачи куратором образования был назначен К.Е.Ворошилов, но тут – переворот. Всё было заброшено. На 20-м съезде Ворошилов, уже отстраненный от этой работы, в своем выступлении коснулся вопроса перехода на политехническое обучение, но, разумеется, это уже новой партийной власти не было нужно. Советская школа не только остановилась в развитии, но и стала деградировать, постепенно всё больше и больше приобретая черты типичной буржуазной школы, даже уходя в элитарность нормального обучения – спецшколы это уже было прообразом нынешних платных школ.
    А обычные школы выпускали, в основном, образовательный брак, хорошо если 20% учеников усваивали полностью школьную программу. Остальные на выпускных экзаменах контрольные по математике просто списывали…
   Само собой, если школа всё больше начинала деградировать в сторону буржуазной, то и в программу началось протаскивание вещей, близких по идеологии буржуазной школе. Еще не явно, как сегодня, но вполне ощутимо.
    Потом «балы, красавицы, лакеи, юнкера…» под хруст французской булки со свистом влетели в головы учениц советской школы, которым училки буквально долбили эти головы примером Наташи Ростовой, трактуемой, как одной центральных героинь романа Толстого, героини положительной во всех смыслах. На робкие вопросы моих одноклассниц: а чего такого в Наташе замечательного, - следовал визг училки литературы. Додолбились. В методичках для учителей ведь не было же написано, что сам Лев Толстой считал, что его «Война и мир» - дрянь. Толстой перебарщивал, конечно, в оценке собственного романа, но дряни в нем предостаточно. Школьники должны, конечно, с ним были знакомиться, но не так, как делалось в советской школе.
    А как насиловали советских учащихся Достоевским – это уже было близко к садизму. Да, Достоевский описывал пороки общества своего времени, этого у него не отнять, но школьникам никто не объяснял, что сам Федор Михайлович был тем еще фруктом с языком, активно вылизывавшим самые реакционные задницы членов царского правительства. Настойчиво формировалось отношение к Достоевскому, как к гению русской литературы, не имеющему никаких недостатков. «Бесов» школьная программа избегала, зато подготовила почву в головах бывших школьников для восприятия романа именно в том ключе, который выгоден нынешнему режиму.
    Такая же история с «Капитанской дочкой». На одном уроке, уроке истории, преподавали восстание под предводительством Пугачева как крестьянскую войну против крепостнического режима, на другом, на уроке литературы, читали «Капитанскую дочку», где Пугачев – опасный проходимец. И одно дело – сухой текст учебника истории, другое – образное описание в повести Пушкина. Что победит? Так и победило. Уж если даже у нас в Движении активисты считают Пугачева (Разина тоже, кстати) разбойником, то вы можете себе представить, что остальная публика о нем думает. Да и представлять не надо, думает так, как у Пушкина написано. Тем более, что по повести несколько фильмов еще снято.
    Можно ли было «Капитанскую дочку» включать в школьную программу? Да можно, разумеется.  Только школьникам нужно было объяснять, почему Пушкин видел Пугачевское восстание в таком ракурсе. Да и сам Пушкин в программе был какой-то иконой святого, а не тем Пушкиным, каким он был в жизни. И сам Пушкин, и его друзья-декабристы. Мы с позиций нашего времени упускаем одну важную деталь, когда их оцениваем. На этом, кстати, играют такие личности, как Н.В.Стариков, который о декабристах и русских революционерах сочинил отвратительный пасквиль «От декабристов до моджахедов». «Лучшее в мире образование» сумело ничего толкового, кроме «страшно далеки они от народа», о декабристах не дать, внятно не объяснить, что прогрессивность декабристов заключалась в том, что они планировали в России буржуазные преобразования. Отличие декабристов от революционеров Франции, например, было в том, что у нас буржуазная революционность зародилась в среде дворянства. Царизм был таким тормозом, что у нас даже буржуазное революционное движение зарождалось изначально не в среде буржуазии, а в среде дворянства. Передовое дворянство осознавало, что царизм ведет страну к катастрофе, отставание от Европы всё больше увеличивается, выход виделся в ликвидации самодержавия, отмены крепостничества и уравнивании всех граждан в правах.
    Но это дворянство не допускало мысли, что такие реформы могут быть проведены снизу. Да, впрочем, снизу их и некому было проводить, ввиду того, что российская буржуазия к тому времени представляла из себя чуть более, чем ничего. А уж тем более, позволить мужику самому себя освободить! Так это ж русский бунт – бессмысленный и беспощадный!
   Само дворянство, даже самая передовая его часть, от мужика было отделено пропастью. И Пушкин принадлежал к этому дворянству. Это была почти другая нация. Вы у Пушкина не найдете в его произведениях ни одного главного героя из простонародья, даже в «Дубровском». Александр Сергеевич, увы, был таков. Да и вся русская литература еще долго после Пушкина была таковой. Вплоть, пожалуй, до Некрасова.
   Перечеркивает ли это величие Пушкина? Нет. Ни в коей мере. Даже если принимать во внимание его метания после подавления восстания декабристов. «Пушкин – наше всё» - это правильно. Специально поинтересуйтесь, какую критику получила у современников его поэма «Руслан и Людмила». Утонченная аристократия негодовала – Пушкин в аристократическую гостиную ввел мужика в лаптях. Причем, ни одного мужика в поэме нет, одни князья. В чем дело было? В языке поэмы. Русская литература заговорила русским языком. Пушкин завершил то, что делали Сумароков, Тредиаковский, Ломоносов, Державин – он закончил работу по созданию русского литературного языка, если точнее, то его трудами язык русского народа стал языком литературным. Русская литература рождена Пушкиным. Всё, что было до него, даже великий Ломоносов – это приготовление. Пушкин – завершение.
      Поэтому, с Днем рождения Вас, Александр Сергеевич! Вы, действительно, наше всё.
      И Пугачев с Разиным – это наше. Наша история и наша гордость. Вожди русского народа, который показал царизму, что он – не безответное быдло.
   А вот почему вы, потомки русских мужиков, стали так сильно уважать кровавую немку на русском троне Екатерину, псы которой утопили в крови мужицкое восстание, большой вопрос к вам. В вас проснулись холопские чувства?
  
   
Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582