May 26th, 2021

Задачи политической борьбы. Часть 14.

… Насчет «Чапаева» историк Полиновская соврала так, как только может соврать наш российский историк. Т.е., с беспредельной наглостью. Именно поэтому я их в этой статье и не называю историками. Это пропагандисты геббельсовской школы. Как раз в «Чапаеве» всё предельно ясно, где черное, а где белое, там нет полутонов. Зато явно прослеживается цель этих «историков» - соединить 30-е года с 50-70-ми. Вам это ничего не напоминает? Подскажу – это развитие нынешней чесотки по «примирению» красных и белых, мол, у каждой стороны была своя правда, люди хорошие и с той, и с другой стороны были, только в понимании правды расходились. Поэтому давайте не придавать значения, кто кому глаза выкалывал и звезды вырезал, это просто своё понимание правды было такое своеобразное. А попытка представить отношение к белым в 50-70-х продолжением процессов, начавшихся в 30-х годах – это уже попытка примирения Сталина с Хрущевым и Брежневым. Тоже у каждой стороны была своя правда? Тоже хорошие люди расходились в понимании правды?
     Если вы хорошо знакомы с идеологией нашего Коммунистического Движения имени «антипартийной группы 1957 года», то понимаете, о чем я пишу. Если только впервые наткнулись на нас, то поясняю, почему мы почти сразу после оформления Движения, как политической организации, стали объектом ненависти со стороны всех наших леваков. И не только ненависти, ненавидя нас они старательно нам клеят ярлык сектантов, если только попадают в ситуации, когда отмолчаться о нас не получается. Но они предпочитают отмалчиваться, боятся даже упоминать нас. Это – страх. Я не буду скромничать насчет своей персоны, я являюсь лидером нашего Движения. Не потому, что обладаю самыми выдающимися способностями, просто так сложилось, что у меня больше времени для этого в распоряжении было. У меня уже вышли 5 книг по истории СССР, в которых – прямой вызов фальсификаторам истории из числа тех, кого называют историками левой ориентации. Перчатка мною брошена. Вы, господа «историки», неоднократно высказывались, что я о вас пишу в оскорбительной манере. Так подберите эту перчатку. Вызовите меня на открытую дискуссию и покажите на ней, что я – ветеринар, как вы обо мне говорите. Но вы этого боитесь. Боитесь до энуреза. Вы боитесь, что в этой дискуссии станет очевидно, что вы не только не левые, но еще и являетесь авангардом в буржуазной антикоммунистической пропаганде, авангардом, который брошен защищать предполье перед бастионами капитализма, пусть это даже звучит пафосно, но это именно так. Предполье – это история, плацдарм, без отвоевания которого невозможно сосредоточение сил для решительного наступления…   


Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

Задачи политической борьбы. Часть 13.

Чтобы уже закончить с «Тихим Доном», чтобы у вас не возникало чувства, будто мною сова на глобус натянута в попытке доказать, что уже в 1957 году ревизионисты из КПСС, начав выполнять решения 20-го съезда, причесывали историю гражданской войны так, что и фильм «Тихий Дон» сделан был антисоветским, посмотрите в последней четверти 2-ой серии этого фильма беседу коммуниста Штокмана с Михаилом Кошевым и Иваном Алексеевичем. «Казакам 300 лет дурили головы. Основная масса казачества настроена враждебно. «Революцию в перчатках не делают» - говорил Ленин». Так в фильме. У зрителя из просмотра этого эпизода складывается четкое мнение, что большевики собирались репрессировать большую часть казачества с массовыми расстрелами. Обязательно посмотрите этот эпизод.
     А теперь, речь Штокмана по тексту романа: «Если по округу не взять наиболее активных врагов, — будет восстание. Если своевременно сейчас изолировать их, — восстания может не быть. Для этого необязательно всех расстреливать. Уничтожить нужно только матерых, а остальных — ну, хотя бы отправить в глубь России. Но вообще с врагами нечего церемониться! «Революцию в перчатках не делают», — говорил Ленин…».
         Т.е., из того, что говорил в романе Штокман выбросили самое главное, что изолировать нужно только наиболее активных врагов. Даже не всех врагов, а наиболее активных. Да и тех не обязательно всех расстреливать. И вместо этого вставили ложь о том, что основная часть казачества настроена враждебно. Случайно это было сделано? По ошибке? Или все-таки по задумке?
        Есть в фильме еще один из ключевых эпизодов: расстрел пленного Петра Мелехова Михаилом Кошевым. В фильме расстрел выглядит как немотивированная жестокость Кошевого, отчего у зрителя образ Кошевого дальше вызывает чувство отторжения. Образ большевика Кошевого. А к Петру Мелехову – сочувствие, сочувствие к горю в семье Мелеховых. 
        Только из канвы фильма как-то совсем не видно, что Петр Мелехов был одним из самых активных руководителей восстания казаков против Советской власти, как-то так случилось, что авторы фильма постеснялись показать некоторые моменты этого восстания, то, что происходило до того, как старший брат Григория попал попал в плен.
       Эта сцена романа Герасимову в постановке не пригодилась:
«Его не расстреляли. Повстанцы же боролись против «расстрелов и грабежей»… На другой день погнали его на Казанскую. Он шел впереди конных конвоиров, легко ступая по снегу, хмурил куцый размет бровей. Но в лесу, проходя мимо смертельно-белой березки, с живостью улыбнулся, стал, потянулся вверх и здоровой рукой сорвал ветку. На ней уже набухали мартовским сладостным соком бурые почки; сулил их тонкий, чуть внятный аромат весенний расцвет, жизнь, повторяющуюся под солнечным крутом. Лихачев совал пухлые почки в рот, жевал их, затуманенными глазами глядел на отходившие от мороза, посветлевшие деревья и улыбался уголком бритых губ.
С черными лепестками почек на губах он и умер: в семи верстах от Вешенской, в песчаных, сурово насупленных бурунах его зверски зарубили конвойные. Живому выкололи ему глаза, отрубили руки, уши, нос, искрестили шашками лицо. Расстегнули штаны и надругались, испоганили большое, мужественное, красивое тело. Надругались над кровоточащим обрубком, а потом один из конвойных наступил на хлипко дрожавшую грудь, на поверженное навзничь тело и одним ударом наискось отсек голову».
      Скажите, если бы подобные сцены вошли в фильм, вы бы очень сильно переживали по поводу расстрела Петра Мелехова? А?
   И так совпало, что когда я только начал писать эту статью, вышла статья и на Кургиняновском ресурсе «Красная Весна» под названием «Советский кинематограф был далек от одномерного изображения белых — историк». На самом деле, это не совпадение. Мне уже задали вопрос, почему я так подробно пишу о «Тихом Доне» в статье под названием «Задачи политической борьбы». Я пока не буду отвечать на этот вопрос, дальше вы сами всё поймете. Думаю, прямо сейчас поймете, после цитат из статьи на «Красной весне»:
«Советский кинематограф уже в картинах 30-х годов ушел от одномерного изображения белых, а в дальнейшем эта картина только усложнялась, заявила кандидат исторических наук, доцент Евгения Полиновская, 22 мая сообщает корреспондент ИА Красная Весна…
«Еще с фильма „Чапаев“, разве там показаны белые, как сегодня показаны красные? Сегодня возьми любой фильм, красные — это упыри, пьяницы, экстремисты, которые только и делают, что издеваются над гражданами и ничего позитивного не несут. А белые выступают постоянно в белых одеждах. И такая агитка черно-белая нам постоянно дается. Разве это мы видим в „Чапаеве“?», — отметила историк…
«В 50–70-е годы гражданская война уже показана во всей сложности процессов, там отношение к белым очень сильно изменено. Например, фильм „Тихий дон“, где мы видим мечущегося героя, причем фильм был снят по книге, написанной еще в сталинское время, получившей признание и премии. Или возьмем фильм „Сорок первый“ с известным сюжетом любви и долга, где показаны любовь между врагами, между белыми и красными, и выбор в пользу долга», — добавила Полиновская…
Историк также напомнила о череде блестящих фильмов, среди которых «Бег» и «Дни Турбиных». По ее словам, апофеозом сложности изображения гражданской войны стала картина «Адъютант его превосходительства».
      Скажите, разве это уже не попытка натянуть хрущевский ревизионизм на Сталина? Нет? А что это тогда? И после этого такие, как историк Борис Юлин будут доказывать, что Балаев придумал, будто при Хрущеве переписали историю? Это я придумал или все-таки переписали по указанию Хрущева на 20-м съезде?..

Огромная благодарность всем за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582