February 25th, 2021

бендер
  • bulgat

Коммунизм и анархизм



Часто возникает вопрос, почему у большевиков первое требование при приходе к власти –ломать государственную машину, а не использовать ее с удобством и комфортом, как советуют социал—демократы? Ведь государство – это сложный общественно-производственный механизм, где шестеренки и настройки могут притираться и выходить на оптимальный режим работы, чуть ли не столетиями. Зачем такой экстремизм?

Начнем с того, что большевики не первые придумали этот изуверский способ захвата власти, умные капиталисты делали то же самое, когда захватывали власть, разбивая феодальную государственную машину в хлам, вводя массовые люстрации для одиозных феодалов. Капиталисты в СССР, когда захватывали власть в годы перестройки, то же ломали социалистическую государственную машину.

Все прогрессивные теоретики воспринимают государство не механически, а как живой механизм, со своими хотелками и инерцией, которая всегда хочет «вернуться» в старые времена и которая боится новизны.

Централизованная государственная власть, свойственная буржуазному обществу, возникла в эпоху падения абсолютизма. Два учреждения наиболее характерны для этой государственной машины: чиновничество и постоянная армия. О том, как тысячи нитей связывают эти учреждения именно с буржуазией, говорится неоднократно в сочинениях Маркса и Энгельса. Опыт каждого рабочего поясняет эту связь с чрезвычайной наглядностью и внушительностью. Рабочий класс на своей шкуре учится познавать эту связь, – вот почему он так легко схватывает и так твердо усваивает науку о неизбежности этой связи, науку, которую мелкобуржуазные демократы либо невежественно и легкомысленно отрицают, либо еще легкомысленнее признают «вообще», забывая делать соответствующие практические выводы.
Чиновничество и постоянная армия, это – «паразит» на теле буржуазного общества, паразит, порожденный внутренними противоречиями, которые это общество раздирают, но именно паразит, «затыкающий» жизненные поры.
В. И. Ленин. Государство и революция (1917)


Collapse )

О памятнике Дзержинскому

Не в первый раз пошли дискуссии о возможности возвращения памятника Дзержинскому на Лубянскую площадь, где он был возведён, простояв до известного ГКЧП.

Как нужно коммунистам относиться к подобным общественным инициативам?

Во-первых, разумеется, «общественной инициативой» это является в таком очень грубом варианте. Очередной манёвр для отвлечения внимания, инициированный правящей верхушкой.

Отсюда и «во-вторых». Даже если памятник Дзержинскому и восстановят, хотя уже и пытаются переигрывать: от этого что, улучшится материальное положение трудящихся? Разве стало как-то лучше и веселее жизнь в стране, например, от того, что с прошлого десятилетия разрешили временное переименование Волгограда в Сталинград во имя, так сказать, исторической справедливости? Или что-то улучшится, например, от восстановления имени Лазаря Кагановича на вывесках московского метро?

Разве это не театр абсурда, что Ленин, Сталин, Дзержинский или кто-то ещё обществу предлагаются на переоценку в той самой стране, где в качестве государственной символики принят триколор, использовавшийся белогвардейцами и власовцами, а в Ростовской области флаг Всевеликого войска Донского атамана Краснова?

Это что, такой красно-белый диалог предлагается? Ну и что бы сделал Феликс Эдмундович с инициаторами подобных «диалогов»?

Впрочем, и сам памятник устанавливался … не представителями советской власти. Забыли? Год установки – 1958. То есть памятник соорудила окончательно укрепившаяся во власти троцкистская верхушка. Состоявшая в том числе из всех этих Берий и Андроповых, коим бы не поздоровилось от Железного Феликса.

Я упомянул сейчас имя Берии. Тут нет ошибки, хотя он был расстрелян в конце 1953 года. Дело не в нём самом, дело в общем, собирательном образе новых чекистов. И в том также, что…

Буржуазная власть в попытках «реабилитации» Андропова как «эффективного менеджера» прокололась, просто потому что на нём, очевидно, негде клейма поставить. Преемственность от Андропова к Горбачёву и современным управленцам замазывать не получается. И попробовала такой образ приписать Лаврентию Павловичу (устами Мухина, Прудниковой, Старикова и официальных историков вроде Жукова). И с этой попыткой вышел прокол, а в особенности после наших публикаций об этом «рыцаре», проведённых Петром Балаевым расследований его деятельности, выпущенных в виде книги.

Но фигуру-то необходимо подыскивать! Чью? Не Ежова же, на которого сами навалили горы мусора так, что тяжело расчистить, о деятельности которого крайне мало известно (но то, что «известно», производит впечатление записок из сумасшедшего дома)? И точно не Ягоду, которого не реабилитировали ни в хрущёвско-брежневские годы, ни потом в годы перестройки – по различным соображениям. И не Менжинского, которого назначили в качестве очередной фигуры умолчания – то есть не хорошо и не плохо.

Значит, Железный Феликс. Которого Хрущёв, потом все преемники до нынешнего президента Российской Федерации и его якобы «оппонентов» боялись и боятся до дрожи в коленках, потому что знают ему цену истинную (потому что они кто угодно, но точно не дураки).

Но, может, всё ж-таки, коммунисты могут из нынешней ситуации пользу извлечь? Не просто могут – должны!

Установят ли памятник Дзержинскому или нет «на историческом месте» – это не имеет никакого значения. Равно как возможное переименование Волгограда в Сталинград или Санкт-Петербурга в Ленинград.

В ситуации со Сталиным именно наше движение первым бросило открытый вызов как оголтелым антисталинистам, так и эрзац-защитникам от Зюганова или Кургиняна до Мухина, Прудниковой, Пыхалова или Старикова, в том числе последователям Земскова. Посыл таков: граждане, вы о чём вообще говорите применительно к сталинской политике? Преступления – где, кому бы ни приписывались? Где сам состав преступлений? Или о каких слабых сторонах и неудачах сталинской политики вы говорите? Уверенность ваша – на чём вообще основана?

Аналогично и с Дзержинским. Выдающаяся роль Дзержинского в разгроме контрреволюции, в ликвидации беспризорности, в развитии промышленности – очевидна. А теперь, граждане обвинители, покажите, где именно Дзержинский совершил преступление, почему это именно преступление? То есть докажите. Ну или просто покажите, почему вы так предполагаете. Хорошо, пускай не сам Дзержинский, но его птенцы. Не получается? То-то и оно же. Взывать к совести Млечина, Сванидзе, Пивоварова или этого архивиста Мироненко (Жухрая-младшего) – данное занятие заведомо бессмысленное, вопрос не к ним, вопрос такой к вам, гражданка Прудникова, это ж вы нам рассказываете, что до Берии у чекистов не было особых способностей и грамотности, но был лютый садизм, то есть не смог Дзержинский сформировать штат из чекистов порядочных, но это сделал Берия. Елена Анатольевна, так, что ли? И в этом у него косвенная ответственность за случившийся террор 1930-х?

В качестве вывода

Даже если восстановят памятник Дзержинскому на Лубянской площади – у простого населения не улучшится существование ни на йоту. Присутствие или отсутствие памятника нерелевантно и является отвлекающим манёвром.

Памятник Дзержинскому и интерпретация его исторической роли узурпированы правящим буржуазным классом, и не с 1991, а с 1953, как всё остальное.

Задача подлинных коммунистов в современных условиях – в выбивании такого козыря из рук правящего класса, через марксистскую пропаганду и агитацию.

Возможно ли это в пределах КПРФ, Сути времени, РКРП, КомРоссии и подобных организаций? Ответ: нет. Именно потому, что буржуазная пропаганда опосредованно связывает имя Дзержинского с Большим террором, которого в указанных компашках не отрицают – и тем самым мажут кровью великого революционера.

Хотите, чтобы памятник Дзержинскому был восстановлен и прекратились дискуссии бесноватых либероидов, консерваторов и клерикалов на подкормке у буржуазного государства? Вступайте в Движение имени «Антипартийной группы 1957 года» для приближения такого момента!

https://1957anti.ru/about/program
https://1957anti.ru/applying-membership

О памятнике Дзержинскому

Ходить или не ходить?

Вот в чем вопрос

Леха Навальный, конечно, совсем не большевик, максимум немного розовый, обещает устранить коррупцию и влить немножечко денег в социалочку. И некоторые властители левых дум бешено негодуют и настоятельно отговаривают выходить на запрещенные митинги. Лжеопер Гоблин-Пучков вообще призывает ОМОНовских горилл бить хомячков посильнее, Семин до такого не опустился, но утверждает, что все, кто выйдет на площадь, немедленно выписываются из левых, как вписавшиеся за либерала Леху.

С вождярами леваков давно все понятно – половину нужно галоперидолом отпаивать, другая половина бабло сшибает, а третья половина – явная агентура и платные провокаторы.

Но в толпах навальнистов замечены красные флаги, что, конечно, вызвало бугурт среди лежачих марксистов. Мы, как познавшие истмат и диалектику, конечно, не будем осуждать наших сограждан, искренне верящих в Леху-освободителя.

Несомненно, выходящие на запрещенные митинги – люди смелые, понимающие, что только в борьбе обретешь ты право свое. Иное – бешеные хомяки, швыряющие стаканчики и снежки в полицейских, а то и вступающие с ними в рукопашные схватки. Будучи задержанными за бесчинства, начинают скулить, извиняться и жалобно блеять о помиловании. Такое поведение нельзя ни одобрять, ни оправдывать, полицейские, ОМОНовцы и росгвардейцы – это наши братья по классу. Очень многим из них служба очень не нравится, но деваться некуда – деиндустриализация идет полным ходом, безработица лютует.

В отличие от белорусских коллег-садистов, наши полицейские действуют культурно, бьют палками достаточно аккуратно и в рамках закона. Ни в коем случае не стоит сопротивляться при задержании или давать ответку, получив палкой по хребту. Работа такая у ребят – поколачивать людишек.

Но и терпеть произвол не нужно. Задержали – присудили штраф – оплатил – подал апелляцию в первую, вторую, третью и т. д. инстанции. Только так, господствующий класс пока разрешает отстаивать свои права в судах и писать жалобы в прокуратуру на правоохранителей.

Понятно, что, если писать аппеляции, придется тратить свое личное время и ходить на заседания. Но другого пути нет, пинаться с ОМОНовцем, во-первых, идеологически неправильно, во-вторых, ничего не даст, кроме посадки в тюрягу.

Решая, присоединяться или нет к бунту, нужно просчитать все риски. Я вообще с трудом понимаю: кто все эти люди на площадях городов? На митинге влегкую можно присесть на 15 суток. Как к этому отнесутся на работе? Или митингующие сплошь креаклы, ютуберы и люмпены?

Отъехать на пару лет на зону вообще легко: споткнешься в толпе, упадешь на полицейского, судом это будет расценено как нападение с целью убийства. Нет, это не рядовой мент побежит требовать заведения на тебя уголовки, это сделает его руководство для красивой отчетности.

Если есть семья и дети, очень возможен визит ПДН и опеки. Не, они не злодеи, им просто прикажут прийти.

Так что запрещенные митинги – дело изрядно опасное. И, конечно, никто не смеет осуждать товарищей, выходящих в толпу хомяков для агитации за Маркса. Нет у нас политической партии рабочего класса, и выход с красным знаменем к хомякам – это благородный порыв.

И агитация листовками тоже не утратила свою актуальность в XXI веке.

Нет, это не анахронизм. Тиктоки, телеграмы и ютубы – это неплохо, но заходят на левацкие ресурсы одни и те же люди. А здесь свежая аудитория, может, и получится заагитировать оранжевого смельчака.

Конечно, очень опасно, но кто сказал, что будет легко? Во время интервенции японцы сжигали большевиков в топках паровозов, а тут всего лишь 15 тысяч штрафа, пустяки.

Коммунистическое движение имени «Антипартийной группы 1957 года» призывает всех, кто поддерживает нашу программу, вступать в наши ряды и участвовать в строительстве настоящей коммунистической партии.

https://1957anti.ru/about/program
https://1957anti.ru/applying-membership

 

Ходить или не ходить?