October 12th, 2020

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 12)

Если всё, что рассказывал Иван Харитонович Загороднюк – правда (а это правда, как показало повторное расследование), то понятно, почему до 1988 года эта роща с закопанными в ней трупами несчастных евреев никого не интересовала, почему Советская власть там ни памятника, ни обелиска не установила, хотя жертвы фашизма в этом месте и покоились. На Катыни тоже памятника не было. Призерам конкурса на «премию Дарвина» памятники и обелиски не полагаются. Тем более, что эти призеры рвались послужить «культурной нации» в деле колонизации племен славянских и прочих варваров. И дело здесь не в еврейской или польской национальности, настоящие евреи и поляки вели себя совсем по-другому. Один настоящий поляк даже маршалом Советского Союза стал. Прислужников у «культурной нации» хватало и среди русопятых. У этих представителей рода человеческого национальность одна на всех – отбросы.
Интересней другое. Как следует из статьи ответственного секретаря КПБ, политолога и писателя Андрея Лазуткина, опубликованной на сайте Коммунистической партии Белоруси «Кто расстреливал Куропаты: НКВД или СС?», о том захоронении было известно еще задолго до прихода туда Позняка с лопатой. Когда-то через ту рощу тянули ветку газопровода, наткнулись на кости и обогнули ее. Информацию, разумеется, об этом не афишировали по понятным причинам – не привлекать мародеров, черных копателей.
  И тут очень своевременно, именно в 1988 году, во время работы Комиссии Политбюро, находится один археолог… Знаете, со мной в медицинском институте учился парень, поступил после армии в институт, член партии, кстати, в армии вступил, активист, командир стройотряда. Как-то раз к нему в комнату в общежитии нагрянули с обыском сотрудники КГБ, нашли у него журналы «Плейбой». Больше этого парня никто в институте не видел.
  А тут в столице Белорусии живет какой-то придурок, позволяющий себе дикие националистические выходки, печатает в Самиздате статью крайне националистического характера и ему за это – вообще ничего. С его слов, конечно, его всячески гнобили за диссидентство, но какое-то гнобление, если вы даже в Википедии биографию Зенона глянете, с его слов и записанную, было не гнобливым. Заканчивает театральный ВУЗ, аспирантуру, диссертацию в Ленинграде защищает, а потом становится археологом, сразу научным сотрудником, имея специальность театрального искусствоведа. И КГБ БССР его в упор не замечает? За достаточно безобидный «Плейбой», значит, КГБ мог жизнь слегка, мягко выражаясь, осложнить, а за откровенно преступную антигосударственную националистическую деятельность – это Конторе неинтересно? Интересной она какой-то была, эта Контора Глубинного Бурения. На славу побурила! Впрочем, о работе КГБ с диссидентами, точнее, про то, как Контора сама их штамповала, сегодня не говорит и не пишет только ленивый.
Когда же археолог Позняк чудесным образом, одновременно со школьниками, нашел в роще под Минском закопанные кости, почти сразу было возбуждено уголовное дело, создана целая комиссия, в которую вошли, как показывают все источники по Куропатам, и руководители КГБ БССР.
  Комиссия, расследуя уголовное дело по факту обнаружения трупов в роще, пришла к выводу, что там белорусов расстреляли по команде Сталина из Москвы. Под этим подписалось и руководство КГБ БССР.
     Конечно, конторские могли археолога Позняка, пришедшего с лопатой копать под соснами в роще, которую он сам же и назвал Куропатами, закрыть за мародерство, но тогда как бы КГБ БССР выполнил указание Комиссии Политбюро и Председателя КГБ СССР Крючкова о поиске массовых захоронений жертв 37-го года?
   Вы уже начали догадываться, что вся эта акция с 656 тысячами расстрелянных по приговорам несудебных органов и поиском мест массовых расстрелов была спланирована задолго до начала работы Комиссии Политбюро А.Яковлева?
      Дальнейшая история с Куропатами носит совсем анекдотический характер. Это и было бы анекдотом, если бы не позиция белорусских коммуниздов.
    На посту главы уже независимой Республики националиста Шушкевича сменил Александр Григорьевич Лукашенко, который понимал, что, если таким, как Позняк, дать волю, Белоруссии будут кранты. Горячие белорусские парни на многое способны. И Лукашенко прислушался к голосам тех, кто называл историю с Куропатами грязной националистической провокацией, было вновь проведено расследование, которое вскрыло интересные факты фальсификаций первого. В частности, что почти все трупы в Куропатах были обуты в … импортную обувь. Австрийскую, польскую, чешскую. Хорошо Внешторг БССР в 37-м году работал!
   Все многочисленные факты фальсификаций Андрей Лазуткин, ответственный секретарь нынешней КПБ, в своей статье приводит. В этой же статье он пишет, почему в Куропатах не захоронены «жертвы сталинских репрессий», а расстрелянные немцами евреи, вот его аргумент:
«…сталинские расстрелы, осуществлялись скрытно, в разных местах и тщательно маскировались, поэтому версия о том, что НКВД свозило под Минск своих жертв и показательно расстреливало, чтобы устроить грандиозное кладбище – фантазии и блеф. Расстрельные полигоны НКВД существовали, и для них выделялись земли т.н. спецназначения. Полигоны огораживались забором, а казни проводились в условиях секретности, втайне от других сотрудников и тем более от населения».
    Сакраментальный вопрос к этому «коммунисту» Лазуткину и руководству КПБ, да вообще ко всем, кто состоит в этом их аналоге нашей КПРФ: а хоть один такой «расстрельный полигон НКВД» в Белоруссии найден? Товарищи белорусские коммунизды, вы каким образом ухитрились признать факт БТ в Республике, если вам не смогли предъявить ни одного трупа? Как вы могли поверить одним бумажкам из архива КГБ, руководство которого подписалось под тем, что вы сейчас сами признаете полностью сфальсифицированным, под результатами работы первой комиссии по Куропатам? Как это можно назвать, подлостью или глупостью? Или одним просто оппортунизмом? Впрочем, оппортунизм – это подлость вместе с глупостью…

Коммунисту от тюрьмы зарекаться не стоит. Но и проситься в нее не нужно.

Если вы уже начали заниматься хоть какой-то оппозиционной деятельностью и вас напугало название статьи – выдохните и успокойтесь. Политический режим в России еще тот режим, конечно, но чтобы присесть на нары при этом режиме – нужно сначала очень сильно постараться выпросить себе звание жертвы политических преследований.

Вообще, на первый взгляд, очень странно, что камеры в российских тюрьмах не забиты под завязку коммуниздическими леваками. Читаешь их ресурсы, наполненные опусами с экстремистскими призывами и всякими разжиганиями – ну,  ребята, вы либо точно кретины и не понимаете, что творите, либо страстно желаете прославиться в качестве пострадавших в борьбе с сатрапией. Некоторые доходят до того, что призывают создавать подпольные вооруженные отряды пролетариата для подготовки к революции. И такие люди до сих пор на свободе!

Да еще  есть удивительные жертвы режима, которых с подачи таких «левых», как Максим Калашников, публика считает тоже левыми.

Кстати, где сейчас у нас обитает жертва режима, считающийся левым, А.Кунгуров? Сразу после отсидки, заработав себе звание жертвы, это чудо, отметившееся еще описанием своей глючной сталинской многоконтурной экономики, дал интервью очень «левой»  «Радио Свобода» и свалил куда-то в сторону канадской границы.  Нормально. Учитесь пользоваться званием жертвы режима, не будьте лохами.

Кто там еще из левых пострадал от тирании? Юрий Мухин? Его же тоже левым считают. Или не так? С каких это пор фашисты у нас стали левыми? Или сторонники этого Юрия Деточкина не в курсе,  у кого он скопировал свои идеи с отрицанием классов и социализм без Маркса?  Но кумира любят не за идеи, конечно. Просто пламенно любят. С религиозным почитанием. Поэтому Мухина его почитатели любят даже после того, как он стал напрашиваться к Навальному в партнеры по борьбе с режимом. Или у нас Навальный тоже левым стал?

А раньше двух этих гавриков еще Эдик Лимонов пострадал от режима. Тоже левым считается. До сих пор. Ну, если его национал-большевизм – это левизна, то давайте уже и Гитлера с его национал-социализмом будем считать левым.  Кстати, немцы одно время так и считали. Досчитались.  Интересно, лимоновский воспитанник  Захар Прилепин тоже до сих пор себя левым считает?

Я не буду высказывать версии, почему эти деятели стали фигурантами уголовных дел по политическим статьям.  Сейчас нам это не так важно. Важно другое. Важно то, что у оперов службы «Э», как у любых других оперов других служб правоохранительных органов есть такой показатель работы, как количество возбужденных уголовных дел в году по сравнению с АППГ (аналогичным периодом прошлого года). Этот показатель должен постоянно расти, его рост оценивается как положительные итоги работы, снижение – вплоть до несоответствия занимаемым должностям.

Пока оперативникам хватает тех, кто сам рад стать фигурантом уголовного дела, как вышеперечисленные «левые». Эти жертвы с разной степенью успеха конвертируют свои уголовные статьи в медийную популярность.  Со временем дойдет очередь и до разной мелочи в виде мраксистов-рывалюционеров.

Наша с вами задача – не составить им компанию на нарах. Нам не нужна медийная популярность ради возможности стать беженцем от тирании где-нибудь в Канаде, как Кунгурову. Или для придания себе товарного вида на рынке оппозиционных услуг, как Мухину.

Но опасность попасть на нары с каждым годом будет возрастать и возрастать – служба «Э» с каждым годом, ради выполнения показателей, будет вынуждена возбуждать всё больше и больше уголовных дел.

Несмотря на то, что мы в Движении сразу в программных документах указали, что в своей деятельности строго руководствуемся законодательством РФ, которое вполне позволяет вести легальную коммунистическую деятельность, существует опасность, что в наших агитационных материалах может проскочить  какая-нибудь статья, которую органы расценят как экстремистскую. Либо кто-то из участников Движения неаккуратно свои мысли выскажет, а редколлегия пропустит, либо сработают провокаторы из числа наших недоброжелателей.

Самому Движению никто ничего предъявить не сможет, потому что такие материалы будут расцениваться сами по себе, как нарушение Устава, но вот неосторожным нашим товарищам вполне может грозить оказаться фигурантами уголовных дел.

Я сразу оговорюсь, что не рассматриваю ситуацию с преследованием нас самой властью по политическим мотивам. Такой ситуации сегодня нет. Мы власти неинтересны. А когда будем интересны, когда она будет считать нас реальной угрозой себе – тогда будет другой разговор.

Пока нам важно не стать страдальцами по собственной глупости и неосторожности. А если уж такая ситуация возникнет – нужно знать, как выйти из нее с минимальными потерями.

Начнем с того, что не нужно бояться возбуждения в отношении вас уголовного дела по экстремистским статьям. Заранее определитесь для себя – это пустяк. Неприятность, но пустяковая. Если правильно себя вести, конечно, будете. Нет, если вы на самом деле будете заниматься экстремистской деятельностью, то получите сполна. Но мы же о другом.

Мы не будем, находясь под следствием, вести себя как Мухин или Кунгуров. Нам с вами нужна не популярность узников, а свобода, на которой мы должны заботиться о своих семьях и вести политическую деятельность.

Если вдруг в отношении вас будет возбуждено уголовное дело, то, скорей всего вы узнаете о нем во время обыска. По УПК вас обязаны в течении суток уведомить о возбуждении в отношении вас уголовного дела, обычно следователь это совмещает с проведением неотложных следственных действий, в которые входят обыски и допросы фигурантов. 

Неожиданный обыск для вас будет первым сюрпризом. Неподготовленный человек именно на этом этапе сразу зарабатывает себе массу проблем, впадая в панику. Да еще и вспоминая рекомендации адвокатов, как себя вести при обыске.

Забудьте все эти рекомендации. Они в интересах самих адвокатов, а не их клиентов. Адвокат – человек нужный, но нужно знать, когда и для чего он нужен.

Сразу уясните для себя, что вы не педофил-насильник, не убийца-кровопийца и американцам секрет атомной бомбы не продали, поэтому у посетившей вас оперативно-следственной группы нет к вам какого-то лично-негативного отношения. Не будете напрашиваться на грубость – грубости и не будет. 

Первое. Убедитесь, разумеется, что к вам пришли сотрудники правоохранительного органа проводить обыск. Хотя, они сами вам покажут документы. Без вашей просьбы. Но фамилии и имена, должности запомните, лучше запишите.

И не надо требовать постановления суда, как вам советуют адвокаты.  У вас могут обыск и без постановления суда провести. С последующим уведомлением суда. Поэтому не нужно лишний раз раздражать следователя своими требованиями. Устанавливайте с ним нормальные отношения сразу. Если у вас обыск будет проводить сам следователь, а не оперативник по его поручению, то вам повезло. Многое можно будет решить еще при обыске.

А вообще, ситуацию не доводите до … обыска. Это процессуальное действие начнется с объявления вам предложения выдать интересующие следствие материалы и документы. Вот и выдавайте. Обыска не будет, у вас произведут выемку. Выемка и для следователя приятней и вам будет комфортней.  Сегодня у нас материалов и документов больше в электронном виде, чем на бумаге, поэтому предоставьте следователю все пароли от вашего компьютера, адреса и пароли вашей почты и аккаунтов в соц.сетях. Не дадите – взломают всё сами без всяких проблем.

Хорошо, если выемку (обыск) будет проводить сам следователь, можно будет с ним поговорить, чтобы он осмотр вашего компьютера провел у вас дома без его изъятия. Распечатайте ему на принтере то, что его заинтересует, он это приобщит к уголовному делу в качестве вещдоков. Следователю лишняя работа не нужна потом у себя в кабинете мучиться с изъятым у вас компом, осматривая его.

Если не сам следователь, в производстве у которого находится ваше уголовное дело, проводит выемку (обыск), то компьютер у вас скорей всего изымут. Но попробуйте уговорить созвониться со следователем и решить вопрос оставить.

И что особенно важно – если у вас есть загранпаспорт – потребуйте его изъять и приобщить к протоколу выемки. Вам он всё равно в ближайшее время не пригодится, но его добровольная выдача будет вам очень полезна.

И не забудьте людям предложить чай-кофе. Не нужно бычиться. Будете вести себя адекватно, с вами будут общаться приятные в общении интеллигентные люди.

Допрашивать вас дома не будут. Повезут к следователю. Вы должны знать, что кричать о том, что в отношении вас возбудили уголовное дело незаконно – бессмысленно и глупо. Если незаконно, то его прокурор без ваших криков прекратит. Если не прекратил, то и рыпаться не стоит. Еще вы должны знать, что сегодня существует практика предварительного согласования с прокурором вопроса о возбуждении уголовных дел, по которым возможен какой-то общественный резонанс.

Не надо строить из себя на допросе умника, в протоколе должно быть с ваших слов записано: «Вину свою признаю, преступление совершил по неосторожности, не зная закон, не предполагая наступления вредных последствий. Обязуюсь в кратчайшее время устранить все вредные последствия своего противоправного деяния и оказать следствию требуемое от меня содействие в расследовании дела».

И после допроса идите домой переживать новое в жизни приключение. У следователя не будет оснований идти в суд с ходатайством о заключении вас под стражу, отпустит под подписку.

Хотя, есть перестраховщики. Могут попытаться все-таки пойти. И вот только тут вам понадобится адвокат. У вас есть деньги на адвоката? Вот сходите на эти деньги в ресторан. Обмойте свое звание жертвы режима. А режим вам обязан предоставить адвоката бесплатно. Пусть сами приглашают в суд адвоката, который обязан вас защищать, когда будет рассматриваться вопрос о применении к вам меры пресечения. Там адвокату нужно заявить простейшее ходатайство об оставлении вас под подпиской.

Но, повторяю, если вы признали вину, раскаиваетесь, обязуетесь сотрудничать со следствием, то такое маловероятно. И суд не пойдет навстречу следователю.

Разумеется, сидят под стражей и те, кто согласился на особый порядок, признавшие вину. Но это по другим статьям. У вас есть один очень важный аргумент для следователя: если вы после возбуждения уголовного дела и признания своей вины, находясь на свободе, удалите, например, материал на котором попались, с ваших страниц в соцсетях и распространите сообщение, что опубликовано было ошибочно, то это будет дополнительным доказательством признания вашей вины. А если вас закроют, то вы будете лишены возможности устранить вредные последствия, таким образом сам следователь нарушит УПК, который требует от него принятия мер по устранению вредных для общества последствий от совершенного преступного деяния.

Взятка или убийство – вредное последствие наступило и закончено. Если даже человек признал вину, то он уже не может их устранить. «Экстремистские» статьи – ситуация другая. Там они продолжаются даже после того, как уголовное дело возбуждено.

Почему Кунгурова и Мухина взяли под стражу? Потому, что они вины не признали, значит, не отказались от инкриминируемой им противоправной деятельности и следователь имел основания полагать, что находясь на свободе, они ее продолжат. Не идите по этому пути.

Следующий ваш шаг – попытаться добиться прекращения уголовного дела до суда по нереабилитирующим основаниям.  Тоже нужно знать, что у следователя есть свои показатели – количество обвинительных приговоров по делам, находившимся у него в производстве.

И тут такой нюанс – дела, прекращенные по нереабилитирующим основаниям, учитываются, как дела, по которым суд вынес обвинительный приговор.  В нашем случае – это прекращение уголовного дела в связи с деятельным раскаянием. «Экстремистские» статьи по которым вы можете влететь относятся к преступлениям небольшой и средней тяжести и они позволяют прекращать уголовные дела в связи с деятельным раскаянием.

Ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием по тексту настолько простое, что вам абсолютно не требуется адвокат для его составления. Справитесь сами.

А вот если следствие и прокурор не пойдут на прекращение дела и направят его в суд – тут вам снова нужен будет адвокат. И опять не тратьте на него свои деньги. Хватит вам и бесплатного (для вас бесплатного, а вообще работа этого бесплатного для вас адвоката оплачивается из бюджета), требуйте от него выйти  уже на суд с ходатайством о прекращении в отношении вас уголовного дела в связи с деятельным раскаянием.

И всё. На этом вся ваша суета заканчивается. Ждете решения суда.  При таких условиях суд первой инстанции, если даже не пойдет на прекращение дела, ограничится штрафом или условным сроком. В любом случае вы будете на свободе. Но штраф вам не нужен, поэтому обжалуйте приговор в следующую инстанцию и снова требуйте прекращения дела. И так – до Верховного суда.

Вообще-то, можно гарантировать, что уже следствие пойдет вам навстречу. А уж чтобы не добиться нереабилитирующего прекращения в суде – ну это из области невероятного.

Конечно, если вы будете вести себя адекватно. Если вы, зная, что наш российский суд выносит почти исключительно обвинительные приговоры,  будете отстегивать адвокатам дикие деньги за то, что они следователю и судье будут компостировать мозги, доказывая вашу невиновность, а сами давать интервью о том, какие следователи и судьи сволочи, то получите звание жертвы режима гарантировано. Только оно вам это надо?

Большевики, разумеется, до 1917 года под следствием так себя не вели. Они и скамью подсудимых использовали для пропаганды своих взглядов, обличали с нее режим. Но ведь вы не в царской России, где была запрещена легальная коммунистическая деятельность, живете. Вам зачем для агитации нужна скамья подсудимых?

И разве признание вами факта, что вы виновны в совершении «политического» преступления по статье УК государства, того государства, с которым вы боретесь, вас как-то компрометирует?

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership 

Коммунисту от тюрьмы зарекаться не стоит. Но и проситься в нее не нужно.