October 11th, 2020

Почему социализм - это феодализм

Устраивайтесь поудобнее, дорогие друзья, сейчас мы вам это доходчиво поясним.

Что такое социализм? Это приход к власти коммунистов. Как вы помните, Ленин верно говорил, что в развитой стране легче было бы строить коммунизм, да взять власть трудно, а в отсталой - наоборот. К тому это напоминаю, что приход коммунистов к власти именно Collapse )

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 7 "Здесь рыбы нет!" (часть 11)

    И дело даже не в личности самого Зенона Позняка, одного из идейных лидеров современного белорусского национализма, хотя эта личность настолько мутная, что о ней можно написать целый авантюрный роман. А если точнее, то роман жанра классики сатиры «Золотой теленок». Помните про сыновей лейтенанта Шмидта? Последние годы существования СССР родили похожую когорту наглых проходимцев, только не «сыновей» революционных лейтенантов, конечно, революционные лейтенанты были уже не в моде, модным стало – я сын «врага народа».
    В статье Евгения Ростикова о Позняке хорошо написано: «В те не такие уж далекие годы проживал в Минске некий гражданин по фамилии Зенон Позняк. Ничем он особенно в этом миллионном городе не выделялся, хотя, как всякому провинциалу, попавшему в столицу, славы ему очень хотелось. И профессию для этого подобрал соответствующую — поступил на актерский факультет местного театрально-художественного института. Но после первого же выступления — демонстративно сорвал и растоптал институтскую стенгазету, написанную на русском языке. Зенонку как несознательного оттуда вышибли. Но свет не без добрых людей — закончил он этот институт уже с дипломом театроведа. Только работать по специальности не стал — подался в фотографы, потом в археологи, на досуге пописывал стишки и статейки и, как сказали бы нынче, принимал активное участие во всех национально-художественных "тусовках". Времени у него для этого было более чем достаточно, и в 40 лет он не имел ни семьи, ни детей, ни подружки — да, поговаривали, и не интересовался этим. Тем не менее, даже в той самовлюбленно-ограниченной, безответственно-нагловатой среде он вскоре стал выделяться своим особым радикализмом, нетерпимостью к любым другим мнениям, а главное — бешеным местечковым национализмом, за которым скрывалась ненависть ко всему советскому, и прежде всего — к русским. Так что кандидатура первооткрывателя не где-то на безлюдном Севере или далекой Сибири, а в самом центре Европы "коммунистического ГУЛАГа", которым вскоре будет объявлен весь Советский Союз, практически была уже предрешена. Оставалось только найти хоть что-то подобное на то, что было намечено, что уже созрело в некоторых хитрых умах как "идея".
      Так родился «научный отчет» в результате «археологических раскопок» о том, что прямо в пригороде Минска в 1937-м году чекисты незаметно для населения расстреляли и закопали на площади 15 гектаров 100 тысяч человек. Потом «научная археология» число закопанных довела до 300 тысяч. В полтора раза больше, чем тогда народа в столице Белоруссии проживало.    
    Врачебный коллектив Минского областного психоневрологического диспансера такого «ученого археолога» точно внимательно изучал бы и старательно лечил, подшив «научный отчет» в Историю болезни пациента. Однако, прокурор Республики к этому больному человеку не вызвал санитаров, а сам принял участие в сборе «вещественных доказательств» преступлений Советской власти, и комиссия с прокурором Республики в ее составе подтвердила данные «научного отчета», приложила все силы для того, чтобы это стало достоянием белорусской общественности. Результатом стала вспышка бешенного антисоветизма и национализма в Белоруссии. Да разве только в ней одной?!
    Да, в это время еще действовала статья 67-я  УК БССР «Антисоветская агитация и пропаганда»: «Агитация или пропаганда, проводимая в целях подрыва или ослабления Советской власти…». Да только кто же Генерального Прокурора Республики посадил бы за антисоветскую агитацию и пропаганду, если в комиссию, подтвердившую данные «научного отчета» входили и высшие должностные лица КГБ БССР, а действовали они по прямому указанию Председателя КГБ СССР, входившего в Комиссию Политбюро, давшей указания на места о поиске захоронений жертв массовых репрессий?
      Т.е., сама правящая партия и органы власти вели и даже давали указания на места вести антисоветскую пропаганду и агитацию, ведя преступную деятельность, ответственность за которую была предусмотрена действующим Уголовным Кодексом, и эта власть называла себя Советской. Советская власть, ведущая антисоветскую пропаганду.
     В самой Москве в то время происходило, кстати, такая же «научная» деятельность, закончившаяся мемориалом на Бутовском полигоне. Но в Москве хотя бы существовал такой географический объект – Бутовский полигон. А в Белоруссии, когда «взорвалось это слово «Куропаты», народ недоуменно еще некоторое время задавал вопрос: Куропаты – это где и это что?
     Дело в том, что место «археологических раскопок» под Минском никак не называлось. Там просто был участок, на котором росли деревья. А названия у этого участка не было. Ему название дали «археологи».    
     И никто не хотел слушать свидетеля того, что происходило в той роще, когда там появились закопанные трупы. А зачем его слушать, если свидетель рассказывал, что трупы появились не в 37-м году, а в 41-м, и расстреливали не чекисты, а немцы? Зачем такой свидетель был нужен той власти, которая себя называла Советской?
    А свидетелем был очень уважаемый и очень известный в Белоруссии командир партизанского отряда Иван Загороднюк. По его словам, как пишет Ростиков: «… история и генезис этого слова (Куропаты – авт.) следующие — в первый год войны на перекрестках Логойского тракта, а также ряда улиц Минска, можно было видеть указатели "Карпате юден". Это не что иное, как кодовое название фашистской операции по уничтожению 7,5 тысячи переводчиков, так называемых "дойч мечер", которые перед нападением на СССР были мобилизованы немцами в Австрии, Германии, Чехии и Польше для работы в Москве после предполагаемого быстрого ее падения.
В большинстве своем эти переводчики, владевшие русским и немецким языками, были лицами еврейской национальности. Они имели при себе легкие походные вещи и двигались с немецкими тыловыми частями вслед за продвижением фронта. Но когда под Смоленском наши части оказали сильное сопротивление, эти переводчики были брошены в оршанскую тюрьму. В советское время в ней находились уголовники, но при отступлении их выпустили на все четыре стороны. Кстати, часть из них организовала партизанский отряд с понятным названием "Гоп со смыком", который в 1942 году был расформирован. Но переводчики долго в тюрьме не задержались. После поражения под Москвой их в спешном порядке погрузили в товарняки и направили в Минск. Здесь уже плененные, под надзором латвийского и литовского батальонов, соорудили проволочное заграждение, вырыли ямы, построили насыпную стенку для улавливания пуль. Ведь в 400 метрах от места предстоящей экзекуции находился гарнизон "Зеленый луг" (сегодня это один из районов Минска), где строились землянки, огневые точки и другие фортификационные сооружения.
В первых числах сентября сюда стали прибывать колонны переводчиков, которых партиями подводили к ямам и расстреливали. Первым расстреляли какого-то австрийского богача, у которого за сохранение жизни требовали указать место, где спрятаны сокровища.
Эта операция и получила у немцев кодовое название "Курпате юден". "Кур" — курирование, забота; "Пате" (патер) — крестный отец; "юден" — еврей. Так немцы проявляли "заботу о крещении" евреев, исповедовавших раввинский иудаизм. А Позняк трансформировал слово "Курпате юден" в белорусское — "Куропаты".
       Правда, история очень сильно напоминает «Катынский расстрел»? Почерк. Не немцев почерк. С немцами всё понятно. Почерк наших «демократов», той власти, которую наше Движение отказывается называть Советской, за что мы получаем многочисленные плевки от современных коммуниздов…