May 25th, 2020

"Расстрелять эту коммунистическую сволочь" В.И.Ленин (часть 3)

  …  А почему же мы не слышим ничего от левых про эксплуатацию в СССР? Нет, про то, как при Сталине мало кушали и много работали, потому что – индустриализация, коллективизация и подготовка к неминуемой войне – этого навалом. Но после его смерти вдруг настали счастливые времена в розовых соплях… Для кого как. Я не был сыном честнейшего коммуниста в должности секретаря крайкома, как мой однокурсник, который удивился тому, что я сам себе стираю одежду в общаге. У него грязные носки с трусами забирала горничная. И санитаром он не пошел на первом курсе института работать, чтобы себя прокормить. Я не про то, сразу оговорюсь, что сын руководителя края должен жить также, как сын доярки и тракториста. Он не должен так жить. Но у меня вопрос к тем, кто видит сны про счастье брежневских времен – вы все были детьми партноменклатуры? Или вас накрыла волна шизофреничных видений с картинами всеобщего счастья во времена молодости?
    Извините, но я так же, как и сегодня, работал и санитаром в советской больнице, и медбратом, и фельдшером на «Скорой помощи», и ветврачом в совхозе… Приходил с работы «без задних ног», не думая о саморазвитии, только бы – поспать. И недоплачивали мне очень серьезно. Я не о том, что санитару нужно платить, как хирургу (хотя, в те времена хирургам платили… да забыли это всё уже!), в СССР вашей мечты было принято нагружать тех, кто тянет, обязанностями «за того парня» в полном объеме, а оплачивать, в лучшем случае, 30-ю процентами ставки за совместительство. В лучшем случае. Например, на «Скорой помощи» в 70-х годах сократили ставки санитаров, решили, что обязанности санитаров будут выполнять водители. Сделали вид, что не понимают элементарной вещи – водитель не медик, ему не место у постели больного. Хоть одна женщина согласится раздеться для врачебного осмотра в присутствии шофера? И кто обязанности санитаров выполнял? За бесплатно, конечно.
    Да что там санитары! Это мелочи! Нехватка фельдшеров была такой, что ими во Владивостоке работали почти исключительно студенты, но студенты могут работать только после занятий, с 16.00 до 8.00. А с 8.00 до 16.00 врачи работали без фельдшеров в бригаде. И сколько им платили за это совместительство? Дулю им платили!
   И когда работал ветеринарным врачом в совхозе – такая же картина. Санитаров и фельдшеров у меня не было, на их ставки при очень тяжелой работе желающих не находилось. Поэтому я домой с работы приползал к полуночи зачастую, да еще весь в навозе, крови и гное, потому что при проектировании ферм «забыли» о том, что после грязной работы людям нужно помыться. А дома у меня была только холодная вода из колонки. И ничего. Не стонал. Я думал – что так и должно быть. И это – не эксплуатация?
   А вы в СССР где и кем вообще работали? В профкомах-месткомах штаны просиживали? Не иначе. Иначе… Знаете, какой покупатель самый проблемный сегодня в магазинах? Как раз мои ровесники, 50-60 лет, люди небольшого достатка интеллигентного, так сказать, вида. Именно среди них наибольшое число тоскующих по Брежневу.  Именно среди них чаще всего  встречаются натуральные говнюки. Да еще верующие-воцерковленные женщины. Они по внешнему виду сразу определяются. Две категории покупателей при виде которых девчонки на кассах сразу напрягаются в ожидании неприятностей. Если среди этих покупателей провести анкетирование, то, я могу заключить пари – большинство их них состояло в КПСС. А некоторые еще и в КПРФ состоят. И тупость… Из жизни зарисовка. Продавец:
- У вас колбаса по акции 1+1, будете вторую брать?
- Нет, не буду.
    Получает на руки чек. Смотрит в него, как овца в газету:
- А почему вы мне колбасу пробили по 258, если на ценнике цена – 129?
- Женщина, я же вам говорила, что колбаса по акции 1+1. Две по цене одной. Одна стоит 258, если берете две, то они две будут стоить 258 рублей, делим на два, получается, что одна стоит 129. На ценнике же так и написано.
- Мне не нужна колбаса по 258, мне нужна по 129, как написано на ценнике.
- На ценнике не так написано.
-Где ваш директор! Я хочу директора!
  Из подсобки через весь зал в пятидесятый раз за день разруливать конфликт бежит девушка-директор:
-В чем проблема?
-Почему вы обманываете покупателей?
- Кто вас обманул?
-На ценнике колбаса по 129, а мне пробили 258. Не нужна мне такая колбаса, заберите ее и верните мне деньги. Народного контроля на вас нет!
    Жутко сильно хотелось подойти к этой гражданке и объяснить ей, что во времена народного контроля ее диалог с продавщицей выглядел бы несколько по-другому:
- У тебя, кошелка тупая, глаза повылазили?! Или читать не умеешь? Очередь задерживаешь! Не нужна колбаса – засунь ее себе в одно место!
    И очередь была бы на стороне продавца. Особенно, очередь за колбасой.
   И теперь эти люди возмущаются тем, что я стою на позиции – и при капитализме нужно работать добросовестно, а лентяев, халтурщиков – с работы гнать. Есть такое понятие – рабочая честь. Она у рабочего человека не зависит от общественно-экономической формации и от рабочей профессии, как в автомобиле «Лада-Калина», который пролетарии покупают, должны быть все гайки завернуты, так и в магазине «Пятерочка», в который почти исключительно пролетарии ходят (вы не знали, что у олигархов другие магазины?), должны быть овощи свежими, молоко не протухшее, пол и полки чистыми, ценники актуальными, товар легко находиться, и у касс не должно быть столпотворения.
    А тех, кто своему же брату-пролетарию делает такую машину, ремонт которой разоряет приобретателя, кто магазин, в который пролетарий идет после тяжелого рабочего дня купить себе продуктов превращает в вонючий лабаз, нужно награждать орденом «Красного Знамени» за борьбу с буржуазией?
    А я же еще против профсоюза в «Пятерочке»!  Я ж тогда холуй буржуйский получаюсь!
   Господа, коммунизды, вы реально больные головой люди. Я, вообще-то, не против профсоюза в «Пятерочке». Только два аспекта в этом вопросе существуют.
  Во-первых, владелец компании на переговорах с профсоюзом вас спросит: «А чего вы добиваетесь? Таких условий работы продавцов, которые были в СССР вашей мечты? Да легко. Не хватает зарплаты, как у советских продавцов, которым платили в районе 100 рублей на ставку (а 100 рублей только в фантазиях совкодрочеров в СССР были большими деньгами) – добирайте с покупателей. Обсчитывайте-обвешивайте. Кассы компьютеризированные уберем, поставим вам весы с гирьками. Даже вместо счет калькуляторы разрешу – работайте как в СССР. Не успеваете магазин содержать в приличном состоянии – пусть в нем стоит вонь от протухшей селедки и покупатели выбирают себе картошку в куче гнилья. Не беда. Никуда вашему брату-пролетарию не деться, все равно он будет ходить в мой магазин, ему нужны недорогие продукты. И в очереди постоит…».
     А ведь мы с товарищами по Движению уже устали вам объяснять: ваши розовые сопли по СССР брежневского времени страшнее для коммунизма любой самой оголтелой антикоммунистической пропаганды. Впрочем, восхваляя Брежнева, вы и занимаетесь антикоммунистической пропагандой. Брежневятина, как мертвая гнилая вода из вонючего болота,  идею социализма убивает.
   Во-вторых, для меня задача взбаламутить людей, настрополить их наплевать на работу и настроить против начальства, возбудить на протест с требованием повышения зарплаты и снижения нагрузки – в списке простейших. А кто отвечать потом будет за этих людей, уволенных с такими записями в трудовых книжках, что им никакая работа светить не будет? Вы что ли, сбрендившие горлопаны? Ума не хватает понять, что профсоюзное движение должно опираться на сильную политическую организацию, что сначала политическая организация – потом профсоюз?
    Да мы всё про наших сбрендивших коммуниздов уже ведь проходили! Роман «Как закалялась сталь» Николай Островский закончил в 1934 году, еще до того, как некоторые его прототипы-персонажи были схвачены за руку на подрывной антисоветской деятельности. Если бы роман охватывал более позднее время, то там  некоторые сюжетные линии развились в русле «сталинских репрессий». Показательный случай с комсомольцем и старым мастером на заводе, после которого Корчагин потребовал исключения зарвавшегося «гегемона» из комсомола. Вот эти «комсомольцы» как раз и были питательной средой для троцкистов, обвинявших сталинский режим в зверской эксплуатации рабочих и в выращивании рабочей аристократии- стахановцев.
   Всё повторится. Буржуазного специалиста можно привлечь зарплатой работать на народное государство. Даже капиталистов можно убедить и заинтересовать. Даже их! Их даже перевоспитать можно. Помните судьбу фигурантов «шахтинского дела»? Они получили смертные приговоры и почти все были помилованы, стали честными советскими людьми, в конце концов. Это буржуазные специалисты.
  Сталинская власть даже мысли не допускала миловать троцкистов-вредителей. И на примере нынешних коммуниздов видно – справедливо не допускала их помилования.
   Не для буржуев-капиталистов больше всего страшен возврат к социализму, а для вас, коммуниздическая шваль. Увы, судьба ваша в будущем печальна. Вас диктатура пролетариата спишет в расход. История летит в своем развитии по спирали, на новом ее витке резолюция нового руководителя нового Советского государства  «Расстрелять эту коммунистическую сволочь!» будет, наверно, только в электронном виде, а не карандашом на бумаге написана. И вся разница.

   На этом всё про профсоюз в «Пятерочке». Мне прислали новые главы «Троцкизма» для проверки, закончу, приступлю снова к «Большому террору».
   И напоминаю для желающих получить «Троцкизм против большевизма» -  https://boomstarter.ru/projects/kirillkk/kniga_trotskizm_protiv_bolshevizma

Фабричные рабочие

Политическая деятельность социал-демократов состоит в том, чтобы содействовать развитию и организации рабочего движения в России, преобразованию его из теперешнего состояния разрозненных, лишенных руководящей идеи попыток протеста, «бунтов» и стачек в организованную борьбу ВСЕГО русского рабочего КЛАССА, направленную против буржуазного режима и стремящуюся к экспроприации экспроприаторов, к уничтожению тех общественных порядков, которые основаны на угнетении трудящегося. Основой этой деятельности служит общее убеждение марксистов в том, что русский рабочий — единственный и естественный представитель всего трудящегося и эксплуатируемого населения России.

Естественный — потому, что эксплуатация трудящегося в России повсюду является по сущности своей капиталистической, если опустить вымирающие остатки крепостнического хозяйства; но только эксплуатация массы производителей мелка, раздроблена, неразвита, тогда как эксплуатация фабрично-заводского пролетариата крупна, обобществлена и концентрирована. В первом случае — эксплуатация эта еще опутана средневековыми формами, разными политическими, юридическими и бытовыми привесками, уловками и ухищрениями, которые мешают трудящемуся и его идеологу видеть сущность тех порядков, которые давят на трудящегося, видеть, где и как возможен выход из них. Напротив, в последнем случае эксплуатация уже совершенно развита и выступает в своем чистом виде без всяких запутывающих дело частностей. Рабочий не может не видеть уже, что гнетет его капитал, что вести борьбу приходится с классом буржуазии. И эта борьба его, направленная на достижение ближайших экономических нужд, на улучшение своего материального положения, — неизбежно требует от рабочих организации, неизбежно становится войной не против личности, а против класса, того самого класса, который не на одних фабриках и заводах, а везде и повсюду гнетет и давит трудящегося. Вот почему фабрично-заводский рабочий является не более как передовым представителем всего эксплуатируемого населения, и для того, чтобы он осуществил свое представительство в организованной, выдержанной борьбе, — требуется совсем не увлечение его какими-нибудь «перспективами»; для этого требуется только простое выяснение ему его положения, выяснение политико-экономического строя той системы, которая гнетет его, выяснение необходимости и неизбежности классового антагонизма при этой системе. Это положение фабрично-заводского рабочего в общей системе капиталистических отношений делает его единственным борцом за освобождение рабочего класса, потому что только высшая стадия развития капитализма, крупная машинная индустрия, создает материальные условия и социальные силы, необходимые для этой борьбы. Во всех остальных местах, при низших формах развития капитализма, нет этих материальных условий: производство раздроблено на тысячи мельчайших хозяйств (не перестающих быть раздробленными хозяйствами при самых уравнительных формах общинного землевладения), эксплуатируемый большею частью владеет еще крошечным хозяйством и таким образом привязывается к той самой буржуазной системе, против которой должен вести борьбу: это задерживает и затрудняет развитие тех социальных сил, которые способны ниспровергнуть капитализм. Раздробленная, единичная, мелкая эксплуатация привязывает трудящихся к месту, разобщает их, не дает им возможности уразуметь своей классовой солидарности, не дает возможности объединиться, поняв, что причина угнетения — не та или другая личность, — а вся хозяйственная система. Напротив, крупный капитализм неизбежно разрывает всякую связь рабочего со старым обществом, с определенным местом и определенным эксплуататором, объединяет его, заставляет мыслить и ставит в условия, дающие возможность начать организованную борьбу. На класс рабочих и обращают социал-демократы все свое внимание и всю свою деятельность. Когда передовые представители его усвоят идеи научного социализма, идею об исторической роли русского рабочего, когда эти идеи получат широкое распространение и среди рабочих создадутся прочные организации, преобразующие теперешнюю разрозненную экономическую войну рабочих в сознательную классовую борьбу, — тогда русский РАБОЧИЙ, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет РУССКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ (рядом с пролетариатом ВСЕХ СТРАН) прямой дорогой открытой политической борьбы к ПОБЕДОНОСНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ.

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск III. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 280-282.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Фабричные рабочие