March 19th, 2020

Программа Движения в вопросах и ответах. Классы в современной России

Основной революционной силой в современной России является…

А) отдельный класс – промышленные фабрично-заводские рабочие, о которых еще Ленин говорил как о единственном революционном классе

Б) класс когнитариата, в силу своего высочайшего интеллекта способный дать свои идеи пролетариату и повергнуть буржуазную гидру

В) работники умственного труда, как авангард класса наемных работников, наиболее образованные в своем классе, наиболее активные политически и сконцентрированные в больших городах

Про фабрично-заводских рабочих как передовой революционный класс говорит уже упомянутый нами профессор Попов. Мы ответим, что он занимается расколом единого класса пролетариата и тем самым играет на руку буржуазии. Разделять людей классы по типу выполняемого ими труда – значит сеять искусственную рознь. Конечно, противоречия между группами внутри класса наемных работников могут иметь место, но эти противоречия никак нельзя назвать неразрешимыми. Внутри класса есть разные группы, в том числе и фабрично-заводские рабочие. Сто лет назад они были авангардом пролетариата, поскольку были наиболее образованными среди других групп пролетариата, наиболее организованными и сконцентрированными в столицах. Сейчас это положение сохранилось?

На сегодня положение изменилось. Место фабрично-заводского пролетариата заняли работники умственного труда. Отнюдь не по причине их каких-то особо высоких моральных качеств или высочайшего интеллекта – эту мульку оставьте кургиняновцам. Причина того, что «офисный планктон» стал передовым отрядом пролетариата – их фактическое положение. Они сосредоточены в крупных городах; они наиболее организованы; они наиболее образованы. Эти факторы делают работников умственного труда наиболее опасными для буржуазной власти.

По этой причине буржуйские пропагандоны делают все, чтобы не дать «офисным крысам» осознать себя реальной силой, осознать общность своих интересов со всеми остальными наемными работниками. Их презрительно именуют «офисным планктоном», обвиняют в буржуазности, потреблядстве, презрении к простым работягам и прочих смертных грехах, недопустимых для коммунизда-аскета. Действуют буржуйские пропагандисты в целом верно – разделять пролетариат необходимо, чтобы сохранить власть над ним.

Пролетариат будет объединен Коммунистической партией, и главную роль в этом объединении сыграют работники умственного труда, как наиболее активная и организованная часть пролетариата.

Союзниками класса наемных работников в борьбе против крупного капитала являются…

А) крестьяне. Союз рабочих и крестьян победит вновь

Б) мелкая буржуазия. Это ненадежный, но необходимый попутчик рабочих в революции

В) большая часть мелкой и значительная часть средней буржуазии. Они равно с наемными работниками подвергаются угнетению со стороны крупного капитала

То, что сейчас класса крестьян в дореволюционном смысле – мелких самостоятельных сельскохозяйственных производителей – в России нет, очевидно любому, кроме жителей страны эльфов.
Скажем больше. Мелкая буржуазия не является отдельным классом. По отношению к средствам производства она не имеет качественных отличий от средней и крупной буржуазии. Поэтому, говоря о мелкой, средней, крупной буржуазии, мы говорим о группах внутри единого класса.

Но то, что владелец шиномонтажа или шашлычной является собратом по классу дерипаске и абрамовичу, вовсе не указывает на отсутствие серьезных противоречий между этими группами. У нас в России на дворе империализм. Одним из важнейших его особенностей является образование монополий. Крупный хищник жрет мелкую рыбешку. Одна за другой сужаются и исчезают ниши, в которых может действовать мелкий бизнес – сельское хозяйство, торговля, грузоперевозки… Класс буржуазии не монолитен, и этот раскол усугубляется непрерывным экономическим кризисом.

В условиях, когда к рычагам власти реальный доступ имеет только крупная буржуазия, мелкие буржуи подвергаются угнетению не хуже простых наемных работников. Кроме того, все эти мелко-средние буржуи практически все – выходцы из пролетариев, в девяностые годы вынужденные уйти в бизнес в целях банального выживания. Существенная часть этой буржуазии идейно все еще близка к нам, простым пролетариям. Да еще сама жизнь толкает их к борьбе против власти крупного капитала.

В указанных обстоятельствах эти буржуи являются естественными союзниками наемных работников в борьбе за социализм. Единственным серьезным препятствием может оказаться только представление о социализме как об обществе, полностью лишенном частной собственности на средства производства. Но в случае, если донести до потенциального союзника, что такой глупостью, как директивная отмена частной собственности, настоящие коммунисты и не подумают заниматься, да привести конкретные жизненные примеры – НЭПовский СССР и современный Китай, пролетариат получит в лице мелкой буржуазии вполне надежного союзника.

Подать заявку на вступление в Движение: https://1957anti.ru/applying-membership

Программа Движения в вопросах и ответах. Классы в современной России

Метод материализма

«Сущность исторического хода вещей, — продолжает г. Михайловский, — неуловимая вообще, не уловлена и доктриной экономического материализма, хотя она опирается, по-видимому, на 2 устоя: на открытие всеопределяющего значения форм производства и обмена и на непререкаемость диалектического процесса».

Итак, материалисты опираются на «непререкаемость» диалектического процесса! т. е. основывают свои социологические теории на триадах Гегеля. Мы имеем перед собой то шаблонное обвинение марксизма в гегелевской диалектике, которое уже, казалось, достаточно истрепано буржуазными критиками Маркса. Не будучи в состоянии возразить что-нибудь по существу против доктрины, эти господа уцеплялись за способ выражения Маркса, нападали на происхождение теории, думая тем подорвать ее сущность. И г. Михайловский не церемонится прибегать к подобным приемам. Поводом для него послужила одна глава в сочинении Энгельса против Дюринга49. Возражая Дюрингу, нападавшему на диалектику Маркса, Энгельс говорит, что Маркс никогда и не помышлял о том, чтобы «доказывать» что бы то ни было гегелевскими триадами, что Маркс только изучал и исследовал действительный процесс, что он единственным критерием теории признавал верность ее с действительностью. Если же, дескать, при этом иногда оказывалось, что развитие какого-нибудь общественного явления подпадало под гегелевскую схему: положение — отрицание — отрицание отрицания, то ничего тут нет удивительного, потому что в природе это вообще не редкость. И Энгельс начинает приводить примеры из области естественно-исторической (развитие зерна) и общественной — вроде того, что-де сначала был первобытный коммунизм, затем — частная собственность и потом — капиталистическое обобществление труда; или сначала примитивный материализм, потом — идеализм и, наконец, — научный материализм и т. п. Для всякого очевидно, что центр тяжести аргументации Энгельса лежит в том, что задача материалистов — правильно и точно изобразить действительный исторический процесс, что настаивание на диалектике, подбор примеров, доказывающих верность триады, — не что иное, как остатки того гегельянства, из которого вырос научный социализм, остатки его способа выражений. В самом деле, раз заявлено категорически, что «доказывать» триадами что-нибудь — нелепо, что об этом никто и не помышлял, — какое значение могут иметь примеры «диалектических» процессов? Не ясно ли, что это — указание на происхождение доктрины и ничего больше. Г-н Михайловский сам чувствует это, говоря, что происхождение теории не доводится ставить ей в вину. Но чтобы видеть в рассуждениях Энгельса нечто большее, чем происхождение теории, надо было бы, очевидно, доказать, что хоть один исторический вопрос разрешен материалистами не на основании соответствующих фактов, а посредством триад. Попытался ли доказать это г. Михайловский? Ничуть не бывало. Напротив, он сам вынужден был признать, что «Маркс до такой степени наполнил пустую диалектическую схему фактическим содержанием, что ее можно снять с этого содержания, как крышку с чашки, ничего не изменив» (об исключении, которое делает тут г. Михайловский, — насчет будущего — мы еще ниже скажем). Если так, то к чему же возится г. Михайловский с таким усердием с этой ничего не изменяющей крышкой? К чему толкует, что материалисты «опираются» на непререкаемость диалектического процесса? К чему заявляет он, воюя с этой крышкой, что он воюет против одного из «устоев» научного социализма, тогда как это прямая неправда?

В.И. Ленин. Что такое "Друзья народа" и как они воюют против социал-демократов? Выпуск I. // В.И. Ленин. Сочинения. Четвертое издание. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1941. Том 1. С. 146-147.

Метод материализма

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 8)

 Был у нас такой известный, особо почитаемый в Перестройку, писатель Анатолий Рыбаков. В 1987 году вышел его самый известный роман «Дети Арбата». Почти автобиографичный, если судить по тому, что сам автор о своей жизни рассказывал. Тоже пострадал от Сталина. В 1933 году от тройки ОГПУ схлопотал 3 года ссылки за антисоветскую агитацию. После ссылки, якобы, скитался по стране, потому что у него были ограничения на проживание в ряде городов. Почему скитался, а не жил там, где ограничений не было – черт его знает. Биография в изложении автора настолько странная, что – одни вопросы. Воевал, войну закончил майором. Стал писателем.  В 1952 году отхватил от тирана Сталинскую премию за роман «Водители». Настрадался всласть.
         В «Детях Арбата» есть интересный сюжет. Там один советский работник из старых интеллигентов молодой девчонке рассказал про перепись населения в 1937 году. Из того рассказа следовало, что перепись выявила неприятные для Сталина вещи, оказалось, что коллективизация и индустриализация унесли столько же жизней, как и Первая мировая война вместе с гражданской. Сталин как увидел эту перепись, так приказал перестрелять всех, кто ее проводил. А результаты народу не показывать.
    Я не ручаюсь за точность изложения, роман читал на втором году срочной службы в армии и больше не перечитывал, перечитывать нет желания. «Дети Арбата» (кстати, я его могу путать с «Тридцать пятый и другие» того же автора) опубликованный в «Роман-газете», мне дал прочесть (и второй роман тоже) замполит роты. Потом мы с ним, когда он был дежурным по части, ночью обсуждали прочитанное. Я не буду утверждать, что на меня, 25-летнего (меня на срочную призвали в 23 года), не действовала антисталинская пропаганда тех лет. Действовала. И еще как. Вал и мощь ее были таковы, что у некоторых отшибло способность хоть как-то критически смотреть на вещи – навсегда. Даже больше, очень многие нашли среди родственников репрессированных, а часть из этих многих узнала, что их дедушки и бабушки были зверски замучены еще до рождения их родителей. И с этими фантазиями о своих родственниках-предках люди так и живут. У большинства советских людей вдруг оказались в предках репрессированные графья, прочие дворяне, самые скромные вели свои родословные от раскулаченных, обязательно потерявших мельницы и сгинувших навсегда в Сибири. Уже вернувшись из армии в институт, я не встретил ни одного однокашника, у которого родственники не были «врагами народа». Некамильфо было иметь других предков. Отрезвление приходило позже. Но не у всех.
      Но, все же, после прочтения «Детей Арбата» у меня было небольшое недоумение. Я никак не мог понять, в чем же заключались страдания Саши Панкратова, героя романа, почему он так остро воспринимал невозможность жить в столице после отбытия наказания в ссылке. Я, например, никогда в столицу и не рвался, а когда в ней жил – особого счастья не испытывал. Об этом с замполитом мы говорили, он всю жизнь по дальним гарнизонам без всякого приговора «тройки» и – ничего.
     Ситуация же с переписью населения нас почти насмешила. Оказывается, что народ мог заметить, как его в мирное время прореживают с интенсивностью, характерной для мировой войны, только если в газетах будут опубликованы данные переписи. А так никто ничего не замечал. И Сталин боялся, что результаты переписи откроют народу глаза.
   Нелогичность поступков Сталина поражала. Если его политика вела к масштабному сокращения населения, то зачем он затеял перепись? Если узнать настоящие масштабы своей антинародной политики, то почему он был недоволен результатами, полученными переписчиками? Он думал, что чем больше людей сгноит в лагерях, тем больше будет население СССР?
   И после получения результатов переписи Сталин репрессировал руководящих ею работников за то, что его не устроили результаты. Чего он ждал от переписи? Да большего прироста населения, потому что уровень жизни населения вырос и оно должно было начать плодиться, как кролики, даже опережая прирост населения в РИ последних лет.
    Это я не сам придумал, это я из статьи одного очень известного академика-историка взял: «Прогнозу соответствовало ошибочное представление, что с повышением уровня жизни (а считалось, что в 30 годы он резко возрос) автоматически увеличивается прирост населения. В этом виделось одно из основных преимуществ социализма перед капитализмом. Гипотеза об автоматическом приросте населения превратилась в официальную концепцию. Однако прогноз, как мы увидим, не оправдался».
     Только оказалось, что приплод был не таким большим и Сталин испугался реакции народа. Как в «Детях Арбата» - народ мог понять, что уничтожено людей политикой Сталина так много, что даже прирост показал мизер.
   Про то, что Советское правительство ухитрилось не заметить, как с повышением урбанизации и повышением уровня жизни, уровня образованности населения в Европе сокращаются темпы роста населения, а отсталая РИ, как Африка, дает дикие цифры роста населения – гусары, молчать!
   Причем, этот же академик-историк, когда он занимался потерями в Великой Отечественной войне, оперировал данными переписи 1939 года, а не 1937 года. У него данные переписи 1937 года – объективные, только не понравившиеся Сталину, а данные повторной переписи 1939 года, давшие более высокие значения – необъективные. Но когда считают потери СССР во ВМВ, почему-то академики оперируют более высокими цифрами 1939 года, отнимая от них цифры послевоенной переписи.
Еще этого академика процитирую: «Судя по жестокой расправе  с переписью и ее руководителями, правительство не ожидало получить столь объективной картины, обнажающей действительное положение вещей и в численности населения, и в уровне грамотности и образования, и в степени распространения атеизма и т. д. Так каковы же результаты, столь напугавшие тогдашнее руководство страны?»
Результаты были, в главном, таковы: расхождение данных переписи по сравнению с данными  Центрального Управления Народно-Хозяйственного Учета (ЦУНХУ) составили 8 миллионов человек в минус.  Это тот же академик утверждает в той же статье.
  Т.е., уже дело не в прогнозах, которые были основаны на ошибочной гипотезе, а в том, что учтенное государством население оказалось на 8 млн. выше, чем дала перепись!
  Разобрались. Деньги на проведение переписи были выброшены огромные, перепись – дорогое мероприятие, результат плачевный, кто-то за это и ответить был должен. Кто должен был – те и ответили.
  Но вы сможете объяснить академику-историку, что перепись, т.е.  сведения о состоянии трудовых и мобилизационных ресурсах государства нужны государственным деятелям не для выполнения политического заказа, а для составления планов развития народно-хозяйственного комплекса, в котором всё начинается с наличествующих людских ресурсов? Сможете ему доказать, что недостоверные сведения переписи – это вредительство похлеще взрыва на шахте?
    Населения меньше на 8 млн., это, значит, что и трудовых ресурсов меньше, миллиона на 4, как минимум. Это значит, что и пятилетний план будет сокращен. А в Германии уже – Гитлер!
   Но кто ж этот академик-историк? Можно еще одну цитату из его трудов? Любуйтесь:    
«Перемена строя, революция были в России в начале века неизбежными. Но, я уверен, Ленин и Троцкий придали ей особо радикальный, ультраякобинский характер. Без Ленина и Троцкого революция в России, вероятнее всего, приняла бы другой характер. В то же время Ленин в дальнейшем показал способность к гибкости, к поиску других менее радикальных путей. Он сочетал черты Мао и Дена, За романтической весной наступает дождливая осень и суровая зима, грозящая бедами, как это бывает в арктических районах, не обеспеченных завозом необходимых продуктов и топлива».
      Я никогда раньше не подозревал, что можно, будучи клиническим идиотом, стать академиком. Но он стал членом-корреспондентом еще в СССР: «В начале 1989 года по решению Президиума Академии наук СССР была создана комиссия Отделения истории АН СССР во главе с членом-корреспондентом Академии наук Ю.А.Поляковым по определению потерь населения (В.Н.Земсков. О масштабах политических репрессий в СССР)…