February 15th, 2020

Лицемерие буржуазии

И в других отношениях буржуазия надевает на себя личину беспредельной гуманности,— но только тогда, когда этого требуют её собственные интересы. Так она поступает в области политики и политической экономии. Уже пятый год буржуазия выбивается из сил, чтобы доказать рабочим, что она хочет отмены хлебных законов только в интересах пролетариата.

В действительности же дело обстоит так: хлебные законы, удерживающие цены на хлеб в Англии на более высоком уровне, чем в других странах, тем самым повышают заработную плату и затрудняют фабрикантам конкуренцию с фабрикантами других стран, в которых цены на хлеб, а соответственно и заработная плата, ниже. Если же хлебные законы будут отменены, то цены на хлеб упадут и заработная плата приблизится к заработной плате остальных цивилизованных стран Европы. Всё это ясно вытекает из изложенных выше принципов, регулирующих заработную плату. Фабриканту будет легче выдерживать конкуренцию, спрос на английские товары возрастёт, а вместе с ним возрастёт и спрос на рабочие руки. Вследствие этого усиления спроса заработная плата, правда, снова немного повысится, и безработные рабочие найдут себе занятие: но надолго ли? «Избыточного населения» в Англии и в особенности в Ирландии достаточно, чтобы удовлетворить потребность английской промышленности в рабочих, даже если её размеры удвоятся; пройдёт несколько лет, и ничтожные преимущества от отмены хлебных законов снова исчезнут, наступит новый кризис, и мы вернёмся к исходному положению, ибо первый толчок, данный промышленности, ускорит также прирост населения>https://1957anti.ru/#_ftn1.

К. Маркс и Ф. Энгельс. ПОЛОЖЕНИЕ РАБОЧЕГО КЛАССА В АНГЛИИ. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. – Т.2. – С.499-500.

Лицемерие буржуазии

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант предисловия (часть 6)

         Да не только с делом командира батареи звуковой разведки  произошли в архиве чудесные превращения.  1956 год оказался тяжелым временем для лиц с тонко организованной психикой. Легче всего ломаются тонкие структуры,  тонко организованная психика и не выдерживает, когда на глазах ее обладателя происходят такие вещи с архивами. Особенно если на эти тонкие структуры воздействовать портвейном, любимым эликсиром творческого вдохновения молодой интеллигенции тех лет.
       Поплыли, вместе с сигаретным дымом, из кухонных форточек на оттепельные улицы баллады про вчера еще любимую страну и любимого вождя:
«Плохо спится палачам по ночам,
Вот и ходят палачи к палачам,
И радушно, не жалея харчей,
Угощают палачи палачей.

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь - "КВ" - коньячок,
А впоследствии - чаек, пастила,
Кекс "Гвардейский" и печенье "Салют",
И сидят заплечных дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
"О Сталине мудром, родном и любимом..."
         Ну а чего вы хотели, если вернулся в Ленинград Жора Жженов, полностью оправданный. За что сидел? Да ни за что! Палачи из ОСО влепили за шпионаж «пятерку» просто так. Наверно потому, что просто морда была на шпионскую похожа, ведь недаром потом в кино шпиона играл.
    Так мало того, что этих шпионов всех под метелку выпустили, они же еще на каверзные вопросы: А чего ж ты на суде во всем признался? – отвечали, что когда придет время и откроются страшные архивы, все и увидят, что листы с его признанием залиты кровью из разбитого носа. Пытали палачи.
     До самой Перестройки ждали тонкие натуры открытия архивов, чтобы узнать всю правду о той стране, в которой они жили. Так и говорили: когда архивы откроются, мы всю правду и узнаем.
        Сама проходившая на их глазах жизнь тонкими натурами правдой не воспринималась. Реальная жизнь не соответствовала тому, что рассказывали знающие люди. Бывший командир батареи звуковой разведки своими же глазами видел, что полстраны сидело, вторая половина – охраняла. И ему же верили! Таково свойство натуры с тонкой организацией психики. Вроде оно само и не сидело, и не охраняло, но верило…
           
      …  А перед тем, как перейти к тому, как с помощью архивов наша отечественная историография (по зарубежным шпаргалкам. Запомните просто пока это) полстраны посадила, и за время, которое получило название «Большой террор», за один год и три месяца,  расстреляла 656 тысяч человек - пример поразительнейшей наглости.  Уже по прошлым моим книгам читатели знают, какие эпитеты я употребляю в отношении наших историков. Это я еще стараюсь  мягче.
Давайте посмотрим на один документ. Архивный.



      Удивились уже? Звериной жестокости сталинского режима и лично  лейтенанта Госбезопасности  Турбовский, лично расстрелявшего с августа (время, когда начали действовать перечисленные в справке приказы НКВД)  по декабрь 1937 года две тысячи сто человек? Невнимательный читатель по таким архивным документам и делает вывод, что наши чекисты были страшнее гитлеровских зондеркоманд.
        Но меня удивило другое: где советские чекисты брали писчую бумагу, практически нестареющую, технология производства которой и сегодня неизвестна? На фотокопии мы видим почти белые листы бумаги, которой более 80 лет. Любой эксперт вам скажет, что через 80 лет хранения окислительные процесс, происходящие в писчей бумаге приводят к если не  почти полному ее разрушению, то цвет ее изменится с белого на коричневый, на ней выцветут все надписи. Здесь же нам представлен почти свежеизготовленный документ, если судить по его внешнему виду.
      Только один внешний вид справки о чекисте Турбовском  свидетельствует о наглой фальшивке, не требующей никакой дополнительной экспертизы.  Впрочем, если бы этот документ нам был представлен даже не виде фотокопии, а в текстовом, то и в этом случае, никакая экспертиза не потребовалась бы. Читаем  «справку»: «Тов. Трубовских непосредственно проведена большая работа по приведению в исполнение приговоров … Особой Тройки при УНКВД…».
      Теперь смотрим на дату «справки» -  4 декабря 1937 года. И, наконец, вот на это  приказ НКВД
 «Приказ НКВД СССР № 00606 «Об образовании Особых троек для рассмотрения дел на арестованных в порядке приказов НКВД СССР № 00485 и др.»
1. В целях быстрейшего рассмотрения следственных материалов дел на лиц, арестованных в порядке приказов НКВД СССР №№ 00485, 00439 и 00593 1937 гада и №№ 202 и 326 — 1938 г., создать при Управлениях НКВД краев и областей Особые тройки, на которые и возложить рассмотрение указанных дел.
2. Особые тройки образовать в составе: первого секретаря обкома, крайкома ВКП(б) или ЦК нацкомпартии, начальника соответствующего управления НКВД и прокурора области, края, республики…»
      Вроде всё правильно? Была же такая Особая Тройка при УНКВД. Но дата приказа о ее образовании … 17 сентября 1938 года. Как лейтенант Госбезопасности Турбовский мог в 1937 году расстреливать по приговору Особой тройки в 1937 году, почти за год до образования этой Тройки?
       С историком, который обнаружил в архиве эту «справку», я заочно знаком, по спору в ВК. Он мне пытался объяснить, что я не специалист, «диванный эксперт», как он выразился. Одному моему товарищу он прямо написал:
       "...любой документ, находящийся в государственном архиве является подлинным априори. Пока не доказана его фальшивость. Фальшивость доказывается не размышлениями в жж или фб кучкой недоучек, как ты вероятно понимаешь. И никто, ни историки, ни архивисты не должны ни в чем оправдываться перед тобой и ничего доказывать. Ни ты, ни Балаев даже не являетесь сторонами обсуждения."
       Представляете, какая запредельная наглость?! Контантину Богуславскому,  этому историку, перед нами оправдываться не стоит. Да, мы – не сторона обсуждения в этой ситуации. Обсуждать здесь вообще нечего. В нормальной ситуации должно быть не обсуждение, а допрос в кабинете у следователя гражданина Богуславского по факту «обнаружения» в архиве поддельного документа. Я почти наверняка уверен, что в нормальной ситуации гражданину Богуславскому будет предъявлено обвинение и в изготовлении фальшивки. Он передо мной хвастался, что не какой-то профан, а работает в архиве.  Результат его работы мы и видим. Это так, кажется, историки сейчас работают в архиве – сочиняют в них «исторические» документы. А вы не должны сомневаться в том, что в архивах только подлинники. Вы должны только верить этим святым и непогрешимым людям, которые находят в архиве абсолютно нестареющую бумагу…