January 13th, 2020

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 35)

… Вышел на работу в ДВОТ в качестве ВРИО заместителя по оперативной работе. Рябов остался в своем кабинете, меня поселили в кабинете Тюпина. Хороший кабинет, просторный, светлый, мебель новая.  Но через несколько дней стал замечать за собой что-то странное. Приходишь на работу свежий, а к часам 12-ти – как будто разгрузил три вагона с углем и странная сонливость.
      Вспоминаю, что и Серега жаловался на то же самое.  Атмосфера в оперативной таможне такая, что ли? Через пару недель уже и утром начал с трудом просыпаться, через силу. Какая-то непонятная усталость стала накапливаться. Нет, работы было много, но и раньше у меня ее немало было, только такого за собой не замечал.
     И как-то кто-то из женщин-сотрудниц ко мне занесла что-то на подпись, стала выходить и запнулась. Каблуком порвала линолеум на полу. Я сразу всё понял. Потянул за надрыв, этот линолеум стал расползаться, как гнилая тряпка.  Он еще был, кажется, советского производства. Ремонт в кабинете делали, мебель поменяли, а линолеум выглядел нормально и его трогать не стали. Он от старости стал элементарно разлагаться.  Фенола в кабинете было, как в фашистской газовой камере Циклона.
     Здесь же пошел к Мурашко: «Кабинет закрывайте. Вызывайте санэпидстанцию. Замеряйте. Меня переселите в другой».
        Освободили рядом с дежуркой один из кабинетов дознавателей, я туда перебрался. И всё сразу прошло, буквально через три дня. Никакой тебе усталости и сонливости. Нормальное рабочее состояние. А Серега Тюпин в этой фенольной газовой камере несколько лет просидел! Вот же здоровым был! Обычный человек через несколько месяцев кони двинул бы, а у этого через несколько лет всего лишь рак поджелудочной. Всего лишь…

Частная собственность на землю

Шарль Конт, говорит Прудон, исходит из необходимости воздуха, пищи, а для известных климатов — и одежды, не для того, чтобы жить, а для того, чтобы не перестать жить. Чтобы поддерживать своё существование, человек нуждается поэтому (согласно Шарлю Конту) постоянно в присвоении различного рода вещей.

Эти вещи имеются не в одинаковом количестве. «Свет небесных тел, воздух и вода имеются в таких больших количествах, что человек не может их заметным образом увеличить или уменьшить; каждый может поэтому присвоить себе из всего этого столько, сколько ему нужно для удовлетворения своих потребностей, не нанося никакого ущерба другим людям в пользовании этими вещами» [19]. Прудон берёт за исходную точку собственные определения Шарля Конта. Прежде всего он доказывает Конту, что земля точно так же есть предмет первой необходимости, и потому пользование ею должно было бы быть доступно каждому — в границах, указанных Контом: «не нанося никакого ущерба другим людям в пользовании ею». Почему же, в таком случае, земля сделалась частной собственностью? Шарль Конт отвечает: потому, что количество земли не неограниченно. Но он должен был бы сделать обратное заключение: так как количество земли ограниченно, то она не может быть присвоена. Присвоение воздуха и воды никому не наносит ущерба по той причине, что их всегда ещё достаточно остаётся, что количество их неограниченно. Напротив, произвольное присвоение земли наносит ущерб другим людям в пользовании ею именно потому, что количество земли ограниченно. Пользование ею должно поэтому регулироваться в интересах всех. Способ доказательства Шарля Конта доказывает нечто противоположное его тезису.

[19] Слова из произведения Ш. Конта «Traite de la propriete». T. I, p. 52, Paris, 1834 («Трактат о собственности». Т. I, стр. 52, Париж, 1834), приведённые Прудоном на стр. 93 его книги «Что такое собственность?» (издание 1841 г.).

К. Маркс и Ф. Энгельс. СВЯТОЕ СЕМЕЙСТВО, или КРИТИКА КРИТИЧЕСКОЙ КРИТИКИ ПРОТИВ БРУНО БАУЭРА И КОМПАНИИ. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. – Т.2. – С.48-49.

Частная собственность на землю

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 36)

…Да, едва не забыл одну деталь…  К слову, я описываю не вчерашние события, где-то у меня вполне могут быть неточности по датам и персоналиям, прошу это понять.
    Так вот, после того, как мне и дознавателю влепили по выговору после проверки ДВОТ по поводу проведения осмотра места происшествия раньше регистрации рапорта об обнаружении признаков преступления, мы собирались наше взыскание обжаловать. Но не успели. Пришло указание за подписью заместителя Руководителя ФТС Завражного о том, чтобы не допускать проведение осмотров места происшествия до регистрации рапорта в КУСП.  Готовила указание служба Кизлыка.
      Т.е., эти деятели на полном серьезе считали, что если сотрудник правоохранительного органа попал на место совершения преступления, то первое, что он должен был делать, это не предпринимать меры по фиксации следов преступления и сохранению улик и вещдоков, а писать рапорт, потом его регистрировать. У них даже не появилась в голове мысля, что преступление может быть совершено в месте, весьма сильно отдаленном от дежурки, в которой лежала КУСП, да еще у каждого сотрудника должен быть телефон спутниковой связи, чтобы гарантировано дозвониться до дежурного.
     Начальником отдела дознания у меня тогда был Юрий Александрович Стрельников, я его вызвал к себе и показал это указание. Юра был сильно удивлен, мягко говоря. Одно дело, наши проверяющие из ДВОТ, которые про уголовные дела читали только в УК и в УПК, а живых их никогда не видели и даже никогда никого не допрашивали, другое дело – Кизлык.
    Позднее я выяснил, двотовские кони, ожидая, что я по поводу проверки подниму бучу, написали в УТРД портянку о том, что уголовное производство начинается с момента регистрации сообщения о преступлении, поэтому все действия до того момента нужно считать незаконными, привели в качестве примера случай во Владивостокской таможне. Кизлык отписал это письмо из ДВОТ какому-то умнику из службы организации дознания в УТРД, тот подготовил проект указания в соответствии с этим письмом…
     Получился настоящий натюрморт. Комиссия УТРД, проведя у меня проверку, никаких нарушений в регистрации сообщений о преступлениях не выявила. Комиссия ДВОТ, проверив то же самое, выявила нарушение. Когда я об этом сообщил председателю комиссии УТРД, та начала возмущаться, возмущался и сам Кизлык. И здесь же он подписывает указание, согласно которому его же комиссия и он сам выглядят, так скажем, некомпетентными лицами, которые проглядели у меня серьезнейший косяк.
     Кажется, мой дознаватель, который до таможни прошел все тернии  до звезд, огни салютов, святую воду и медные саксафоны в милицейском следствии, был прав, когда сказал:
-Кибздык он, а не Кизлык.
-Юра, может мы с тобой что-то неправильно понимаем?
-Да-да, и мы неправильно понимаем, и прокурор неправильно понимает, только Дима Шевелев и Кибздык правильно всё понимают.
-Кизлык тоже прокурором был.
-Григорьич, Шевелев на пенсии всем будет рассказывать, что он расследованием преступлений в целом таможенном управлении руководил… Ты уверен, что Кибздык в прокуратуре не был таким же, как Шевелев?
    Когда я сейчас читаю постановление о возбуждении УД в отношении Кизлыка, в нем вижу, как товарищ генерал решил, что если жена посла, совершая преступление, была очень взволнована, поэтому ее к уголовной ответственности привлекать нельзя…
      Если на любого идиота надеть форму генерала, то окружающие идиотское выражение лица будут воспринимать, как отражение кипения мыслительного процесса в черепе под генеральской фуражкой…

Немного дополню о Завражном И.А. Почему он подписал этот документ? Когда через тебя проходят каждый день несколько сотен документов,  требующих твоей подписи, то ты не в состоянии досконально разбираться с каждой бумажкой, ошибки, грамматику ты не пропустишь (да с ними тебе помощник или секретарь принести документ не рискнут), но подноготную каждого документа у тебя реально нет времени разбирать.