December 28th, 2019

Земельная рента

Всё, что не может быть монополизировано, не имеет стоимости, — так говорит экономист; это положение мы впоследствии исследуем подробнее. Когда мы говорим: не имеет цены, — то положение это верно для строя, основанного на частной собственности.

Если бы землю можно было получить так же легко как воздух, ни один человек не стал бы платить земельной ренты. Но раз это не так и размер присваиваемой земли в каждом отдельном случае ограничен, то приходится платить земельную ренту за присвоенную, т. е. монополизированную землю или покупать её по продажной цене. Но после такого объяснения происхождения стоимости земли очень странно слышать от экономиста, что земельная рента представляет собой разницу между доходностью участка, приносящего ренту, и самого худшего участка, окупающего только труд по его обработке. Как известно, таково определение земельной ренты, впервые полностью развитое у Рикардо. Определение это, пожалуй, практически верно, если предположить, что падение спроса мгновенно отражается на земельной ренте и тотчас же устраняет от обработки соответствующее количество самой худшей части обрабатываемой земли. Но это не так, и потому данное определение недостаточно; к тому же оно не включает причины происхождения земельной ренты и уже поэтому должно отпасть. Полковник Т. П. Томпсон, сторонник Лиги против хлебных законов, в противоположность этому определению, вернулся к определению Адама Смита и обосновал его. По его пониманию, земельная рента есть отношение между конкуренцией тех, кто добивается пользования землёй, и ограниченным количеством земли, имеющейся в наличии. Здесь, по крайней мере, налицо возврат к вопросу о происхождении земельной ренты; но это объяснение исключает различия в плодородии почвы так же, как вышеприведённое определение упускает из виду конкуренцию.

Итак, мы снова имеем два односторонних и потому половинчатых определения одного и того же предмета. Как и при рассмотрении понятия стоимости, нам и здесь придётся соединить оба эти определения, чтобы отыскать правильное определение, вытекающее из развития самого предмета и потому охватывающее все случаи, встречающиеся в практике. Земельная рента есть соотношение между урожайностью земельного участка, природной стороной (которая в свою очередь состоит из природных свойств и человеческой обработки, труда, затраченного на его улучшение) — и человеческой стороной, конкуренцией. Пусть экономисты покачивают головой по поводу этого «определения»; к ужасу своему они увидят, что оно заключает в себе всё, что имеет отношение к делу.

Землевладелец уж никак не может упрекать купца. Он грабит, монополизируя землю. Он грабит, обращая в свою пользу рост населения, который повышает конкуренцию, а с ней и стоимость его земельного участка, обращая в источник своей личной выгоды то, что явилось результатом не его личных усилий, то, что совершенно случайно достаётся ему. Он грабит, когда сдаёт свою землю в аренду, присваивая себе в конечном счёте улучшения, произведённые его арендатором. В этом тайна всё растущего богатства крупных землевладельцев.

Аксиомы, квалифицирующие способ наживы землевладельца как грабёж, а именно устанавливающие, что каждый имеет право на продукт своего труда или что никто не должен собирать жатву там, где он не сеял, не являются нашим утверждением. Первая аксиома исключает обязанность кормить детей, вторая лишает всякое поколение права на существование, ибо всякое поколение наследует то, что оставлено предшествующим поколением. Эти аксиомы являются, напротив, следствиями частной собственности. Необходимо или осуществить все вытекающие из неё следствия, или отказаться от неё как от предпосылки.  

Даже само первоначальное присвоение земли оправдывается при помощи утверждения, что ещё раньше существовало право общего владения. Следовательно, куда мы ни обратимся, частная собственность приводит нас к противоречиям.

Сделать предметом торгашества землю, которая составляет для нас всё, которая является первым условием нашего существования, было последним шагом к торгашеству собой; это было и до нынешнего дня остаётся такой безнравственностью, которую превосходит лишь безнравственность торговли собой. И первоначальное присвоение земли, её монополизирование немногими лицами, лишение всех других основного условия их существования ничуть не уступает в безнравственности позднейшему торгашеству землёй.

Если мы и здесь устраним частную собственность, то земельная рента сведётся к своей истине, к тому разумному воззрению, которое по существу лежит в её основе. Отделённая от земли в виде ренты стоимость земли вернётся тогда к самой земле. Эта стоимость, измеряемая производительной способностью равных площадей при равном количестве затраченного на них труда, действительно должна быть принята в расчёт при определении стоимости продуктов как часть издержек производства и подобно земельной ренте представляет собой отношение производительной способности к конкуренции, но к истинной конкуренции, к той, которая разовьётся в своё время.

Ф. Энгельс. НАБРОСКИ К КРИТИКЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ. // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. - Т.1. - С. 555-557.

Земельная рента

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 1)

   23 декабря в Федеральной таможенной службе начался очередной шухер.  Впрочем, в МВД, Прокуратуре и даже в ФСБ подобные сабантуи проходят еще чаще, чем на таможне. Уже который год в стране идет и ширится борьба с коррупционерами в погонах. Впрочем, не только в погонах, губернаторов тоже по коврику катают сапогами.
       А 24 декабря был арестован фигурант свеже возбужденного уголовного дела начальник Управления Таможенных Расследований и Дознания (УТРД) ФТС России генерал-лейтенант Александр Петрович Кизлык, ему вменяют превышение и злоупотребление.
      Некоторые источники пишут, что А.П.Кизлык – одна из самых влиятельных фигур в ФТС. Б-гг! ФТС – довольно оригинальная служба, она совмещает функции фискального и правоохранительного органа. Самые влиятельные в ФТС – фискальщики, те, кто собирает таможенные платежи, пошлины и налоги. Это всё, что касается таможенного оформления товаров и транспортных средств. Вот там влияние – да! Там один продуманный нормативный акт может помочь кому-то поднять за неделю миллиард, а кто-то после этого выставит свой особняк на Рублевке на продажу. Дальше идёт Главное Управление по борьбе в контрабандой (ГУБК). Это – оперативники. Они могут прикончить любой бизнес, завязанный на каких-либо незаконных схемах. А могут – не заметить. И уже потом – УТРД Кизлыка. Те только расследуют дела, возбужденные фискальщиками и оперативниками.
       Но, как ни крути, генерал-лейтенант А.П.Кизлык в ФТС был не последним человеком. Не один из самых влиятельных, но все же – генерал.
      Пришел он ФТС в 2007 году из прокуратуры сразу на должность начальника УТРД, находился в ней 12 лет. Это долго. Реально долго. Казался непотопляемым. Из-за непотопляемости подчиненные его считали реально мудрым. Да и мужик – непротивный. Интеллигентный, воспитанный, всегда вежливый. Откровенно подчиненным на головы не срал. Все даже завидовали сотрудникам УТРД. Обычно начальники у нас себя ведут несколько иначе. Обычный стиль руководства у нас называется «е…ть подчиненных превентивно и жестоко, чтобы боялись».
         Я с Кизлыком за время своей службы в ФТС сталкивался дважды. Первый раз это произошло в 2009 году. Тогда я был заместителем начальника Владивостокской таможни по правоохранительной деятельности и осенью в Дальневосточное таможенное управление нагрянула очередная комплексная проверка по линии ГУБК и УТРД. Под проверку попадала и Владивостокская таможня в ряду других таможен управления. Меня на время этой проверки назначили ВРИО первого заместителя начальника Дальневосточной оперативной таможни (именно ДВОТ отвечает за борьбу с контрабандой и расследования в регионе, начальник ДВОТ был моим прямым начальником)  отправили в командировку в Биробиджанскую и Хабаровскую таможни, которые тоже проверялись, для организации работы с комиссиями. Т.е., для того, чтобы те таможни нормально проверку сдали. Начальник ДВОТ генерал Мурашко считал, что у меня самый большой опыт по работе с комиссиями, потому что все проверки из Москвы я всегда сдавал более чем хорошо. В мои таможни их постоянно пытались направить, поэтому проверяли меня москвичи едва ли не каждый год. Ну поэтому я уже давно знал всех этих проверяющих лично.
      На вопрос: как будет Владивостокская таможня  сдавать проверку в мое отсутствие? Получил ответ: как-нибудь, у тебя там все-равно придраться почти не к чему.
        Биробиджан и Хабаровск проверку сдали нормально. Мурашко меня поблагодарил за работу. А Владивостокскую таможню проверяла комиссия во главе с самой Людмилой Германовной Подгорной, правой рукой Кизлыка, начальник отдела регионального курирования УТРД.
      Я, находясь в Биробиджане, апотом в Хабаровске только по телефону от своих начальника отдела административных расследований и начальника отдела дознания получал информацию о ходе проверки. Сдали ее нормально. Практически без замечаний. Уже когда я прибыл во Владивосток на подведение итогов проверки региона, поговорил с Подгорной. Она сказала, что удивилась, как мне удалось за три года из абсолютно бардачного правоохранения Владивостокской таможни сделать почти конфетку. Ну, это не совсем моя личная заслуга была. Я только всех блатных дебилов, которых уволить нельзя было, «подарил» ДВОТу, а начальниками и заместителями в подразделениях назначил толковых ребят. И всё, по-большому счету.
        Но через буквально неделю после отъезда московской проверки ко мне в кабинет заявился заместитель начальника ДВОТ по организации таможенных расследований и дознания с предписанием о проведении … проверки. За тот же период, который проверялся москвичами.  Я понял, что мой длящийся уже в течение 3 лет конфликт с генералом Мурашко вступает в терминальную стадию. Причем, сам генерал и наедине и при людях даже виду не подавал, что я его чем-то не устраиваю.  Но об этом дальше. Пока то, что касается Кизлыка.
     Так вот, проверка ДВОТ моим расследователям и дознавателям выставила «неуд.». Зашибись. Проверка УТРД ни одного более-менее существенного замечания не написала, а эти – неуд. За тот же период. Я акт проверки порвал, когда председатель мне принес его на подпись, там были замечания – полная дурь. Но Мурашко акт утвердил и моим начальникам отделов стало светить неполное служебное, а мне строгий выговор.
      Я позвонил напрямую А.П.Кизлыку и доложил ситуацию. Он мне по телефону ответил, что это из ряда вон ситуация, прямое оскорбление УТРД и его лично, обещал разобраться. Параллельно со мной, мой начальник отдела административных расследований позвонил Л.Г.Подгорной и тоже рассказал о проверке ДВОТ.  И уже Подгорная связалась со мной, очень интересные вещи поведала. Оказывается, отправив меня в Биробиджан и Хабаровск, Мурашко Людмилу Германовну попросил особенно тщательно проверить Владивостокскую таможню. С явным намеком на «объективность» проверки. Она особенно тщательно проверила, ничего существенного, до чего можно было докопаться не нашла. Мне по телефону сказала, что прямо сейчас пойдет к Кизлыку  настаивать на еще одной проверке Владивостокской таможне, потому что не намерена терпеть такое оскорбление, результат проверки ДВОТ – это прямое обвинение ее в непрофессионализме.
     Я стал ждать, чем это всё закончится. Ждать пришлось недолго. На следующий день позвонил Кизлык с объяснением ситуации и нецелесообразности ее обострения. Я сильно удивился, потому что начальник ДВОТ по линии расследований и дознания являлся подчиненным Кизлыка. Это кто кому обострил ситуацию? Спросил у него: товарищ генерал, вы же понимаете, что моих начальников отделов могут уволить ни за что, ребята вытянули работу, а вместо благодарности – такой сволочизм?
      Получил ответ: а что, во Владивостоке проблема с кадрами, нельзя вместо них на эти должности найти юристов с практикой?
       Абзац. Набрал номер телефона Подгорной, та чуть не сквозь слёзы: «Сама сижу, как говном измазанная».
      Это первый случай, столкнувший меня с Кизлыком. Второй – когда я уже был заместителем начальника Центральной оперативной таможни. Но об этом уже завтра.
      Представление о Кизлыке, как о человеке, думаю, у вас уже складывается. А так – вежливый, интеллигентный человек, на подчиненных никогда голоса не повысит…