December 4th, 2019

Свобода свободе рознь

Феодальное общество было разложено и сведено к своей основе — человеку, но к такому человеку, который действительно являлся его основой, к эгоистическому человеку.

Этот человек, член гражданского общества, есть, следовательно, основа, предпосылка политического государства. Таким и признало его государство в правах человека. Но свобода эгоистического человека и признание этой свободы — это не что иное, как признание безудержного движения духовных и материальных элементов, образующих жизненное содержание этого человека. Человек не был поэтому освобождён от религии, — он получил свободу религии. Он не был освобождён от собственности, — он получил свободу собственности. Он не был освобождён от эгоизма промысла, — он получил свободу промысла. Конституирование политического государства и разложение гражданского общества на независимых индивидов, — взаимоотношение которых выражается в праве, подобно тому как взаимоотношение людей сословного и цехового строя выражалось в привилегии, — совершаются в одном и том же акте. Но человек, как член гражданского общества, неполитический человек неизбежно выступает как естественный человек. Droits de 1'homme выступают в виде droits naturels (естественных прав), ибо та деятельность, которая предполагает самосознание, концентрируется в политическом акте. Эгоистический человек есть пассивный, лишь найденный готовым результат распавшегося общества, предмет непосредственной достоверности, следовательно — естественный предмет. Политическая революция разлагает гражданскую жизнь на её составные части, не революционизируя самих этих составных частей и не подвергая их критике. Она относится к гражданскому обществу, к миру потребностей, труда, частных интересов, частного права, как к основе своего существования, как к последней, не подлежащей дальнейшему обоснованию, предпосылке, и потому — как к своему естественному базису. Наконец, человек, как член гражданского общества, имеет значение собственно человека, это — homme в отличие от citoyen, ибо он является человеком в своём чувственном, индивидуальном, непосредственном существовании, тогда как политический человек есть лишь абстрактный, искусственный человек, человек как аллегорическое, юридическое лицо. Реальный человек признан лишь в образе эгоистического индивида, истинный человек — лишь в образе абстрактного citoyen. Абстракцию политического человека Руссо правильно изображает следующим образом: «Тот, кто берёт на себя смелость конституировать народ, должен чувствовать себя способным изменить, так сказать, человеческую природу, превратить каждого индивида, который сам по себе есть некое совершенное и изолированное целое, в часть более крупного целого, от которого этот индивид в известном смысле получает свою жизнь и своё бытие, должен поставить на место физического и самостоятельного существования существование частичное и моральное. Нужно, чтобы он отнял у человека его собственные силы и дал ему взамен такие, которые были бы для него чужими и которыми он не мог бы пользоваться без содействия других» («Общественный договор», кн. II, Лондон, 1782, стр. 67). Всякая эмансипация состоит в том, что она возвращает человеческий мир, человеческие отношения к самому человеку. Политическая эмансипация есть сведение человека, с одной стороны, к члену гражданского общества, к эгоистическому, независимому индивиду, с другой — к гражданину государства, к юридическому лицу. Лишь тогда, когда действительный индивидуальный человек воспримет в себя абстрактного гражданина государства и, в качестве индивидуального человека, в своей эмпирической жизни, в своём индивидуальном труде, в своих индивидуальных отношениях станет родовым существом; лишь тогда, когда человек познает и организует свои «собственные силы» как общественные силы и потому не станет больше отделять от себя общественную силу в виде политической силы, — лишь тогда свершится человеческая эмансипация.

К. Маркс. К ЕВРЕЙСКОМУ ВОПРОСУ. // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. - Т.1. - С. 404-406.

Свобода свободе рознь

  • laertan

О текущем баке

В монографии А.К. Соколова "От военпрома к ВПК. Советская военная промышленность 1917-1941 гг." (работа сама по себе отличная, к ней я ещё вернусь) наткнулся на цитату из крайне интересного выступления наркома тяжёлой промышленности Г.К. Орджоникидзе от 11 марта 1936 года. Оно заслуживает прочтения целиком, а здесь приведу цитату:
Collapse )

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.15

           Но осуждение таких, как Солженицын на 8 лет Особым совещанием, да еще при том, что за такое же, даже менее тяжкое преступление, трибунал спокойно выдавал 10 лет, не последнее преступление ОСО перед «демократическим человечеством»…
     Войны с Германией Сталин, конечно, не ждал в 41- году. Даже военным не разрешал по тревоге подниматься. Судя по некоторым признакам, Сталин был единственным человеком в стране, который не ожидал нападения немцев. Остальные не только ждали, но и заблаговременно подготовили даже Указы Президиума ВС СССР. В частности, уже 22 июня был готов Указ о чрезвычайном положении, утверждено положение о военных трибуналах. Вышла и такая очень суровая директива:
«Всем наркомам внутренних дел республик, начальникам УНКВД краев, областей, начальникам исправительно-трудовых лагерей НКВД, начальникам оперативных отделов лагерей НКВД
Прокурорам республик, краев и областей и прокурорам ИТЛ —
ПРИКАЗЫВАЕМ:
1. Прекратить освобождение из лагерей, тюрем и колоний контрреволюционеров, бандитов, рецидивистов и других опасных преступников.
2. Указанных заключенных, а также польские контингенты, немцев и иноподданных сосредоточить в усиленно охраняемые зоны, прекратив безконвойное использование на работах . Содержащихся в лагере заключенных максимально законвоировать.
3. Арестовать заключенных, на которых имеются материалы в антисоветской деятельности.
4. Охрану лагерей, тюрем и колоний перевести на военное положение.
5. Прекратить отпуска всем сотрудникам лагерей, тюрем и колоний и работникам прокуратур ИТЛ, находящихся в отпусках немедленно вызвать.
6. Прекратить ВСЯКУЮ переписку заключенных, а также содержащихся в спецпоселках, с волей.
7. Исполнение донести в 24 часа.
Народный комиссар внутренних дел Берия
Прокурор СССР Бочков»
      Правда, зверство? Люди срока отмотали, а их на волю не выпускают. Сатрапы. Не дали контрреволюционерам и бандитам поучаствовать в борьбе против фашизма. Не верили им, подозревали, что или к немцам перебегут, или, пользуясь военной неразберихой, станут убивать и грабить советских граждан.
      Правильно, разумеется, поступили. Оправдано в тех условиях. Но с окончанием войны наступила, подозреваю, некоторая эйфория и всех этих «страдальцев» отпустили на все четыре стороны из лагерей. Я понимаю, что у Сталина забот было выше крыше и без этого, одна конференция в Потсдаме чего стоила. Но чем думали руководители НКГБ и НКВД – не знаю. Курировал их на тот момент Берия, за такую оплошность ему стоило по голове настучать очень больно.
      Опомнились только в 1948 году:
«ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР
УКАЗ
от 21 февраля 1948 года
О направлении особо опасных государственных преступников по отбытии наказания в ссылку на поселение в отдалённые местности СССР


  1. Обязать Министерство внутренних дел СССР всех отбывающих наказание в особых лагерях и тюрьмах шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп и лиц, представляющих опасность по своим антисоветским связям и враждебной деятельности, — по истечении сроков наказания направлять по назначению Министерства государственной безопасности СССР в ссылку на поселение под надзор органов Министерства государственной безопасности:

    • в районы Колымы на Дальнем Востоке,

    • в районы Красноярского края и Новосибирской области, расположенные в 50 километрах севернее Транссибирской железнодорожной магистрали,

    • в Казахскую ССР, за исключением Алма-Атинской, Гурьевской, Южно-Казахстанской, Актюбинской, Восточно-Казахстанской и Семипалатинской областей.


  2. Обязать Министерство государственной безопасности направить в ссылку на поселение государственных преступников, перечисленных в статье 1, освобожденных по отбытии наказания из исправительно-трудовых лагерей и тюрем со времени окончания Великой Отечественной войны.

Направление в ссылку на поселение этих лиц производить по решению Особого совещания при Министерстве государственной безопасности СССР».
  К этому Указу вышел еще и циркуляр за подписью министра МГБ и Прокурора СССР, в нем есть такое положение:
«Начальникам органов МГБ, по мере выявления шпионов, диверсантов, террористов, троцкистов, правых, меньшевиков, эсеров, анархистов, националистов, белоэмигрантов и участников других антисоветских организаций и групп, освобожденных по отбытии наказания из лагерей и тюрем после окончания Великой Отечественной войны, в том числе и тех, сроки наказания которым истекли во время войны, но они были задержаны в лагерях и тюрьмах до окончания войны,— арестовывать, оформляя арест в установленном законом порядке. Арестованным предъявлять обвинение в соответствии с составом преступления, за которое они отбывали наказание в лагерях и тюрьмах. Следствие вести в направлении выявления антисоветских связей и вражеской деятельности после освобождения преступников из тюрем и лагерей, направляя дела по окончании следствия по подсудности. Если в процессе следствия таких данных получено не будет, дела направлять в Особое Совещание при МГБ СССР для применения к арестованным ссылки на поселение в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1948 года. Дела оформлять в установленном законом порядке, приобщая к ним копии приговоров суда или выписок из решений Особого Совещания (тройки) и подробные справки по архивным следственным делам».
      Юристы должны понимать, что циркуляр никаких противозаконных требование не содержит. Выявляется лицо, которое вышло на свободу, берется его следственное дело, выносится постановление о возобновлении следствия по делу, лицу предъявляется обвинение по той же статье, по которой он был осужден, лицо становится подследственным и следствие возобновляется. В процессе следствия опрашиваются старые связи, устанавливаются новые, выясняется, чем лицо занималось на свободе. Если была возобновлена преступная деятельность – дело уходит в суд.
     Правозащитник из «Мемориала» будет, само собой, вам втирать, что это Сталин так ненавидел контрреволюционеров-троцкистов, что не мог спокойно спать, пока последний из них не сгниёт в районе Колымы.  Только в Указе еще и националисты есть. И, наверно, не только якутские, но еще и польские, литовские, латышские, эстонские, украинские. Какой мудак догадался их выпустить без ограничения места проживания из лагерей после войны, когда антисоветское националистическое вооруженное подполье в ряде республик занималось прямым вооруженным террором? Куда они рванули из лагерей – с двух раз догадаетесь?
    Пришлось в 1948 году их заново вылавливать и возобновлять но ним следствие. А тех, на кого не было компромата – на поселение, на Колыму и в другие северные районы. Начали срочно исправлять оплошность.
    Колыма-Колыма…  Мечта выпускников Владивостокского медицинского института и Приморского сельскохозяйственного института. Про другие институты Дальнего Востока говорить не буду, там не учился, но и там такая мечта у студентов должна была быть.
     На Север мы мечтали распределиться. Но мечтать, как говориться, не вредно. Это сегодня с Севера народ бежит в разные стороны, остаются только те, кто выехать не может. Да и то… А перед войной и после войны, там шло бурное развитие, строительство. Высокие зарплаты, с северным коэффициентом, цены почти такие же, как в Центре, районный ценовой коэффициент – копеечный, почти незаметный, снабжение намного лучше, чем в Центре, путевки в южные санатории – в приоритетной очереди.  У меня много было однокурсников из Магаданской области и Чукотки. Люди там родились, выросли и после окончания институтов уехали туда работать. Они почти все предварительно, перед поступлением, взяли отношения от предприятий, чтобы на распределении не пролететь и не попасть в теплые края, где не было северных надбавок к зарплате и снабжения, как в районе Колымы. В 80-е годы очень многим специалистам на Колыму попасть было крайне тяжело. Нехватки кадров там не было…
   

Черновые отрывки из книги о Большом терроре. ч.16

     … Я заканчивал институт уже в Перестройку, разговоры о сталинской сатрапии шли вовсю, у наших однокурсников из Магадана мы тоже интересовались про «край скорби и страданий». Скрывать не буду, рассказывали они ужасы: вся тундра в заброшенных лагерях и везде кости с черепами. Сейчас они сами над собой смеются. А тогда это было модно. И еще хвастались, что фраеров в Магадане нет, там почти все бывшие зэка и их потомки. Но на вопросы, почему после смерти Сталина они оттуда не уехали, отвечали: «Они ж не дураки. Работа есть, жилье есть, снабжение хорошее, зарплата в два раза выше, чем на материке…».    
        Помните кинофильм «Девчата»? Из Указа от 1948 года-  «…районы Красноярского края и Новосибирской области, расположенные в 50 километрах севернее Транссибирской железнодорожной магистрали».
       Фильм про лесоповал же. Про молодую повариху Тосю на лесоповале. О «Кубанских казаках» ущербные умом пишут и говорят – агитка. Про «Девчат» вроде такого не придумывают. Показана вполне реальная жизнь недавно организованного леспромхоза в Сибири. Еще почти нет отдельного жилья для рабочих. Люди живут в общежитиях, работает клуб, столовая. Что там ужасного в той жизни такого? Абсолютно ничего. Туда народ приехал зарабатывать хорошие деньги. Кто по своей воле, кто по Указу от 1948 года. Конечно, плохо, что не по своей воле, но ты еще попробуй такие деньги заработать в те годы в колхозе и в городе, да так быстро жилье получить.
     Тому, кто хотел работать и зарабатывать, все эти ссылки-поселения были не страшны, даже, наоборот, из циркуляра МГБ и Прокурора СССР, там еще такое было:
«Разрешить перевод к месту жительства ссыльных поселенцев и их семей. Местные органы советской власти постановлением Совета Министров СССР от 21 февраля 1948 года за № 416—159сс обязаны по представлениям органов МГБ оказывать содействие переезду семей ссыльных поселенцев, их трудоустройству и обеспечению жильем по месту ссылки».
      Потому население Магадана и состояло, в значительной части, из бывших заключенных и поселенцев. Да возьмем хоть известного «страдальца» и такого же известного актера Георгия Жженова. Он попал под Указ от 21 февраля 1948 года, в 1949 году его выхватили и отправили в ссылку в Норильск. Думаете на лесоповал? Устроили на работу актером  в  Норильском Заполярном театре драмы им. Вл. Маяковского. По специальности. Двойной оклад по сравнению с московскими артистами. Ужасное тиранство!
      Но Жженову аж задницу жгло актерство в Норильском театре. Ему хотелось на волю (как будто он в пьесах играл в кандалах), в столицу. Нести свет искусства каким-то норильским шахтерам-горнякам… Фу-у! Грубая публика!
     Т.е., если посмотреть с той стороны, что определение на поселение по Указу от 21.02.48 г., кроме ограничения места жительства, имело другую сторону медали – людей отправляли туда, где они имели возможность работать и зарабатывать даже лучше, чем где-нибудь в Подмосковье или Саратове, то в чем была жестокость сталинского режима?
   В том, что такие, как Жженов, в тех местах не имели такой возможности гадить на Советскую власть, как живя в Москве или Ленинграде?