December 2nd, 2019

Феодальное общество

Каков был характер старого общества? Его можно охарактеризовать одним словом — феодализм.

Старое гражданское общество непосредственно имело политический характер, т. е. элементы гражданской жизни, — например, собственность, семья, способ труда, — были возведены на высоту элементов государственной жизни в форме сеньориальной власти, сословий и корпораций. В этой форме они определяли отношение отдельной личности к государственному целому, определяли, значит, её политическое положение, т. е. положение изолированности и обособленности по отношению к другим составным частям общества. Ибо данная организация народной жизни не подняла собственность или труд до уровня социальных элементов, а, напротив, завершила их отделение от государственного целого и конституировала их в отдельные общества в обществе. В этом своём виде жизненные функции и жизненные условия гражданского общества всё ещё были политическими, хотя и политическими в феодальном смысле, т. е. они отделяли индивида от государственного целого, превращали особое отношение его корпорации к государственному целому в его собственное всеобщее отношение к народной жизни, а определённой гражданской деятельности и определённому гражданскому положению индивида придавали всеобщий характер. В результате подобной организации государственное единство, — как и сознание, воля и деятельность государственного единства, т. е. всеобщая государственная власть, — необходимо проявляется также в виде особой функции обособленного от народа повелителя и его слуг.

К. Маркс. К ЕВРЕЙСКОМУ ВОПРОСУ. // К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. – М.: ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, Издание второе, 1955. - Т.1. - С. 404.

Феодальное общество

Я
  • zucktm

Жертвы Большого террора. Александр Чаянов

Александр Чаянов. Теоретик крестьянской кооперации, неонародник.
Разработал свою теорию крестьянского хозяйства. Утверждал, что в среднестатистическом крестьянском хозяйстве основной задачей оказывается не накопление, а потребление, т. е. типичное крестьянское хозяйство в своей основе не является капиталистическим. На этом основании полагал, что именно такое хозяйство должно стать основой сельского хозяйства в России (затем – в СССР).
Взгляд, мягко говоря, весьма спорный. Если хозяйство ориентировано на внутреннее потребление, оно будет давать самый минимум товарного хлеба (если вообще этот товарный хлеб будет). И при этом Чаянов предлагал такое хозяйство сделать основой сельхозпроизводства. Чем город кормить прикажете, если товарного хлеба нету? Или это такой хитрый план – города вымрут, а мы в деревне феодальный строй возродим?
Отрицал неизбежность расслоения крестьянства на кулаков и бедняков, считал такое расслоение носящим случайный характер и не являющимся тенденцией. Много писал о кооперации. Считал полезной и целесообразной потребительскую, сбытовую и кредитную кооперацию, но выступал против кооперации производственной (против колхозов и совхозов). Утверждал, что она неэффективна и к тому же ведет к умиранию традиционной деревни.
Отдельные клоуны вроде С.Г. Кара-Мурзы утверждают, что идеи Чаянова о кооперации Ленин позаимствовал у него и воспроизвел в своих известных статьях начала 1923 года. Из какого места Сергей Георгиевич вынул это утверждение – я умолчу. Такое может утверждать либо невежда, не открывавший ленинские сочинения, либо сознательный лжец. Ленин нещадно дубасил народников с их идеями о некапиталистическом крестьянском хозяйстве еще в девяностых годах XIX века. Ленин всегда говорил о разложении деревни как результате развития капитализма и находил это явление прогрессивным, т. е слёз по патриархальному крестьянскому укладу лить и не думал. Ленин был категорическим сторонником производственной кооперации, поскольку только в крупных хозяйствах можно организовать широкое машинное производство и тем самым дать сельскому хозяйству мощный импульс к развитию, подобный тому, который сотней лет раньше получила капиталистическая промышленность в результате внедрения машин. Где здесь заимствование у Чаянова можно было увидеть, остается только догадываться.
Естественно, что взгляды Чаянова на развитие СССР не имели ничего общего с планами Советской власти, хотя бы в части курса на коллективизацию деревни. В итоге Чаянов, что неудивительно, влез в несколько контрреволюционных заговоров, вследствие чего и пострадал. Как ни странно.
Участник заговора «Трудовой крестьянской партии», был связан также с «Промпартией». За все эти дела был осужден сначала к 5 годам тюрьмы, затем переведен в ссылку в Алма-Ату. Затем в 1937 году Особое совещание (в других источниках мелькает военная коллегия Верховного суда) приговорило его к расстрелу.
02 сентября 1988 года реабилитирован посмертно Военной коллегией Верховного суда.
А дальше в этом деле начинаются странности.
В справке о реабилитации, выданной Военной коллегией Верховного суда, указано на отмену постановлений от 1932 года (первичное осуждение) и от 1935 года (продление ссылки). Ни слова о приговоре 1937 года! Почему суд его не отменил? Расстреляли – и ладно?
Более того. Почитайте на разных интернет-ресурсах биографию Чаянова. Вы найдете множество нестыковок между разными версиями, но одна из них – самая вопиющая. В начале биографии пишут: «А.В. Чаянов (1888-1939), человек и пароход…» А в конце – приговорен (непонятно кем, ОСО или ВК ВС) 03 октября 1937 года к расстрелу, расстрелян в тот же день непонятно где – то ли в Алма-Ате, то ли еще где.
Я понимаю – противоречия в разных источниках. Но в одном! И в важнейшей информации – дате смерти героя статьи!
Тут выскочат особо упоротые, то есть одаренные деятели и заявят: дескать, расстрел Чаянова был реабилитирован в 1956 году! Реабилитация тогда прошла целиком и полностью, но не окончательно. Мол, виновен, но расстрел – это слишком круто. Вот и пришлось в 1987 году Верховному суду дореабилитировать беднягу.
Документов о реабилитации 1956 года вы не найдете. В журнальных и газетных статьях о Чаянове 1988 года о частичной реабилитации ни слова не говорится.
Скорее всего, информация о реабилитации Чаянова в 1956 году была присочинена позже, чтобы объяснить, почему Верховный суд в 1987 году не отменил расстрельный приговор 1937 года. Не было просто такого приговора, не было высшей меры наказания. Помер ссыльный в 1939 году без всяких репрессий и расстрельных подвалов. Как – мы уже не узнаем. Но необходимость протащить Чаянова в жертвы Большого террора сделала из него еще одного «Мемориальского зомби».