?

Log in

No account? Create an account

August 31st, 2019

  За что посадили Юрочку Чиркова известно только с его слов – за попытку взрыва мостов и подготовку покушения на Сталина и Косиора. Даже если допустить, что он про себя сказал правду – а что здесь такого необычного? 15 лет. В его возрасте «онижедети» на многое способны. Такие, как А.Гайдар, полками командовать. А есть такие, которые вас темной ночью в переулке оравой могут забить ногами насмерть. 15 лет – это не 5 лет.
  Есть только такой момент, осужден был Чирков в 1935 году на 3 года решением Особого совещания, но как я уже писал в «Троцкизме», до войны ОСО не рассматривала «политические» дела, они еще были не в его компетенции, поэтому даже подразделения ОСО на местах (тройки УНКВД\НКВД и УРКМ) назывались в народе «милицейскими тройками». Так что, никакой политики, мостов и Косиора со Сталиным – юный уголовник. Мальчик из хорошей интеллигентной семьи. Такой мальчик не мог, например, с бандой подростков разбоями заниматься? Если вы так считаете, то меня искренне удивляет ваша эльфийская наивность.
   А еще удивляет меня чекистская деликатность, могли бы этого юного урку в очечьках, определить в колонию с малолетними преступниками, как делалось в СССР при жизни моего поколения и как делается в России сегодня. Там бы он набрался блатного опыта и вышел бы на свободу уже для совершения рецидива. Вместо этого – Соловки.
  Как Соловки описаны в романе «Обитель» Захара Прилепина, любимца нашей полушизанутой левой публики? Читали? Прочтите обязательно и воспоминания Ю.В.Чиркова прочтите. Если у вас не появится желания сказать Прилепину пару «ласковых»… Да обязательно появится. Заодно поймете, почему весь из себя уважающий Сталина, известный российский писатель так неистово пиарится нашими  СМИ. Вплоть до авторских программ на телевидении. Убрал бы ты, господин Прилепин, свои липкие ручонки от имени Сталина.
  А что увидел Юра Чирков на Соловках?
« В библиотеке выписывалось более шестидесяти названий газет и около сорока названий журналов, многие из которых я раньше и не видывал. Мне хотелось со всеми познакомиться. Читальным залом заведовал краснощекий старик с рыжей бородой – самарский архиепископ Петр Руднев (в миру Николай Николаевич), а кабинетом журналов и технической литературы – сотрудник Наркоминдела Веригин, худой, бледный, с вкрадчивыми манерами и глуховатым, тихим голосом. Я удивлял и того и другого своими просьбами:
– Дайте мне «Вапаус» и «Дер Эмес», – просил я Руднева.
– Ты что, умеешь читать по-фински и по-еврейски? – спрашивал удивленный архипастырь.
– Я хочу посмотреть, как они выглядят, – говорил я смущаясь».
          А еще в этой тюрьме были краеведческий музей, хранилище редких книг, драматическая и оперно-опереточная театральные труппы, симфонический, струнный и духовой оркестры, концертная бригада, цыганский ансамбль, агитбригада. И во всех этих культурно-просветительских отделениях тюрьмы ужасно сильно страдали от сталинской тирании на каторжных работах библиотекарей, экскурсоводов, танцоров-певцов-музыкантов изможденные непосильным трудом узники. Ага, пели арии и падали в обмороки от голода прямо на сцене.
      Еще с Юрой Чирковым стали заниматься по программе средней школы заключенные профессора-доценты. Парню же всего 15 лет было, не выпускать же его из тюрьмы неучем!
     И, естественно, работать заставляли. Не в «Артек» же его ОСО определило. Первые четыре дня пребывания на Соловках он работал на ремонте дороги, дальше – отправили собирать ягоды:
«После четырех дней работы на строительстве дороги меня послали в бригаду ягодников. Сбор ягод считался одним из лучших видов общих работ. Ходить по лесу без конвоя и собирать ягоды – удовольствие какое! Но когда моросит холодный дождь и надо ползать десять часов среди мокрых кустов, чтобы набрать восемь килограммов черники, когда ягоды вываливаются из мокрых, озябших пальцев, а через намокшую телогрейку по спине противно ползут струйки дождя, тогда все отвратительно. Даже Байзель-Барский, журналист, член какой-то зарубежной компартии, большой юморист, не может рассмешить промокших ягодников, восклицая: «Я очень зол! Я сейчас съем ягоду!», намекая на генерального комиссара госбезопасности Наркомвнудела Генриха Григорьевича Ягоду. Проклятые ягоды не оставляют ни днем ни ночью: как только закрываешь глаза, первый сон – сбор ягод.
Норму мы не выполняли и получали 400 граммов хлеба и обед без второго блюда. Я здорово похудел, хотя и ел ягоды, и был, как говорил японец  (один из его знакомых по тюрьие - авт.), «зерено-синий».
     Каторга! Ужас какой!  Я живу сейчас в Тверской области, так в окрестных деревнях 12-15 – летние девчонки за день по ведру черники собирают и еще успевают стоять с этой ягодой на трассе, продавая ее, чтобы заработать денег на школу – купить одежду, обувь, ученические принадлежности. И их Особое совещание ни к чему не приговаривало, сами собирают, по своей воле. И пайку им бесплатно никто не отламывает. И на озябшие пальчики не жалуются.
     Само собой, на этой работе Юра Чирков подорвал здоровье и попал в больницу. Хотели заставить мальчика из московской интеллигентной семьи, как какую-то деревенскую девчонку, лазить по черничнику на корточках? А фиг вам!..

Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.

Предыдущие части:
1 часть
2 часть
3 часть

Продолжаем.

17:23 Одним из первых был казнен Аслан Бетрозов - муж Эммы Бетрозовой. Его убили за то, что он пытался спорить с террористами и требовать освобождения детей.

Полагаю, что про "пытался спорить с террористами и требовать освобождения детей" было включено в фильм намеренно, дабы вызвать уважение к ней, как к номинальному председателю "Голоса Беслана". И именно для этого ее фамилию Тагаева заменили на Бетрозову - она живет под девичей фамилией.
Бетрозов ни с кем не спорил и ничего у террористов не требовал. Он пытался успокоить заложников, и его убили для устрашения других.

Показания заложников:

-------------------------
— В зале было очень много людей. Как только боевики зашли в зал, они начали затыкать людей. Один из боевиков подошел к Бетрозову, сказал, на колени и расстрелял.

- Я знаю, что первого в зале за неисполнение каких-то указаний, Бетрозова, моего соседа, его застрелили и проволокли по залу. Потом обратно.

- Я начал с остальными успокаивать детей. И один родитель, Бетрозов, тоже начал помогать. И тогда я ушел дальше туда в зал и начал успокаивать детей. Так как я взрослый человек, я знаю, меня этому конечно никогда никто не учил, я не знал, что мне такие знания понадобятся, как себя вести, когда тебя захватывают. По тем знаниям, которые у меня были, я знал, что надо выполнять беспрекословно то, что они говорят. И потом, момента самого я не видел, а Бетрозова потащили. По моим предположениям, потому что они в последствии это делали ни раз, очевидно его посадили и сказали: "Успокойтесь, а то мы его пристрелим." И народ был в таком состоянии, что трудно было такую массу успокоить. И они его просто ни за что, ни про что как муху убили. Высокий, очень здоровый мужчина.

- Тогда вот Бетрозов, он с краю находился. Его поставили, если сейчас не будет гробовая тишина, мы тебя расстреляем. Естественно никто не мог успокоиться. Он сел на корточки, и просил, чтобы мы успокоились. Спокойно так просил, умолял нас. Но, так как никто никого не мог успокоить, они взяли его там в зале же в затылок расстреляли.

- Вы видели, как убили Бетрозова в зале?
— Вы знаете, когда нас загоняли, я обратила на него внимание. Он был очень высокий. А потом как-то так повернулась, и почему-то мне показалось, что он садиться на колени. А он как-то на колени опустился и назад чуть-чуть. Я, только когда его потащили, поняла, что его застрелили.

- Ну, и как его фамилия?
- Бетрозов.
- А сможете сказать, за что его убили?
- А он детей успокаивал, ну дети же все кричат, все боялись, они говорят, ты, что самый умный здесь и застрелили его.
-------------------

И так далее. Очевидцев его гибели очень много, но ни о каком споре и требованиях они не говорят. Просто НГ не может не лгать даже в таких моментах.
Read more...Collapse )
Сама биография «страдальца» от репрессий Ю.В.Чиркова…
Впрочем, немного нужно отвлечься от Чиркова на … А.М.Горького. Совсем немного.
     Алексей Максимович, безусловно, величайший писатель и величайший гуманист. Абсолютно искренний человек. Настолько гуманист, что это его даже с большевиками на время развело. Разногласия Горького с Лениным достаточно хорошо известны. Будучи настоящим пролетарским писателем, Алексей Максимович испугался самой революции, диктатуры пролетариата. Владимир Ильич долго и безуспешно ему пытался объяснить, что он стал легкой жертвой обмана «страдающей интеллигенции», которая выбрала Горького себе в качестве адвоката. Облепили известного писателя, как мухи, и жаловались Горькому, что от ЧК они безвинно страдают.
      Мои ровесники должны помнить, как в самом конце 80-х стали издаваться книги Пильняка и Бабеля, за которые этих писателей стоило расстрелять еще в середине 20-х годов.
     Пильняк – «Повесть непогашенной луны». О М.Фрунзе, точнее, об его убийстве Сталиным. Паскудная мерзость. Истоки этой мерзости – от Л.Д.Троцкого, который запускал слухи об устранении Сталиным всех самостоятельных фигур в своем окружении.
   От «Повести непогашенной луны» у нас так и тянется эта нить – Сталину был неудобен Фрунзе, нужно было сменить его на Ворошилова, и намек такой «тонкий» - Фрунзе был близок к позиции Троцкого.
    Конечно, кто из читателей повести особенно стал бы копаться в биографии Фрунзе, в которой Михаил Васильевич был близким другом Климента Ефремовича с 4-го съезда РСДРП, компанию, в которую они входили, Ленин называл «могучей кучкой»? Нужно ведь еще знать, что Врангеля Фрунзе громил, командуя фронтом, вместе со Сталиным, который входил в Военный совет фронта. Нужно еще знать, что когда Фрунзе ввели в Реввоенсовет Республики, то Троцкий демонстративно из Реввоенсовета вышел. Именно потому вышел, что туда ввели Фрунзе.
     Почти одновременно с «Повестью непогашенной луны» вышел сборник рассказов И.Бабеля «Конармия». Как Бабель остался жив после публикации «Конармии» - я даже не представляю. Я бы на месте С.М.Буденного отрезал ему его собачью голову тупой саблей.
    «Конармия» была переиздана в 1989 году, я, только дембельнувшись из армии ее и прочел, сразу прочел и понял, что написана дикая чушь. Не может описанная в сборнике войсковая часть воевать принципиально. Эта банда отмороженных мародеров и погромщиков не то, что разбежится при первых выстрелах, ее невозможно даже к линии фронта подвести. И комдивами не могут быть такими, которые у Бабеля описаны. Какая-то карикатурная атаманщина. Даже по сравнению с реальной атаманщиной времен еще свободного казачества бабелевская конармия – карикатура. Управлять дивизией, да еще кавалерийской, да еще в боевых условиях, тот комдив Апанасенко, что у Бабеля, не мог не при каких условиях. Да, и комдивы Первой Конной, и сам Семен Михайлович аттестатами и дипломами о наличии образования похвастаться не могли. Только зять Буденного, артист Державин, рассказывал, что он как-то спросил, читал ли Семен Михайлович «Войну и мир»? «Еще при жизни автора» - был ответ.
      Вы, закончившие советскую среднюю школу, с аттестатами, все читали «Войну и мир»? Если честно?! Так что, аттестат об образовании и само образование - вещи суть несовпадающие зачастую.
     «Конармия» первоконников возмутила. Клевета была слишком подлой. Буденный назвал Бабеля литературным дегенератом.
    Под защиту этого дегенерата взял М.Горький. Алексей Максимович увидел в расхристанной вольнице, описанной Бабелем, какое-то стремление к свободе. Кто интересовался жизнью и творчеством Горького, тот понимает истоки его заблуждения. Да еще это был период, когда Горький на Капри продолжал находиться в плену своих заблуждений относительно сути большевизма. Ему казалось, что вместо свободы большевики принесли народу диктатуру, он долго не мог осознать, что диктатура пролетариата и есть свобода для народа. Поэтому – как бы не затравили «свободного художника».
   И также, как в 17-м году в Петрограде, на Капри вокруг Горького вилась разная шушера, рассказывая ему про ужасы «тоталитаризма». Но большевики заявили, что Горький – наш, пролетарский писатель, и никому его мы не отдадим. Борьбу за Горького Сталин и его соратники выиграли. Алексей Максимович всё больше и больше убеждался, что в СССР происходит нечто не похожее на «тоталитаризм». Не только из газет убеждался. Горького в СССР очень много издавали, его творчество активно пропагандировали, в результате на Капри шли потоки писем от его поклонников из Советского Союза. Кто только не писал: и рабочие, и военные, и воспитанники детских колоний, и заключенные из лагерей.
   В 32-м году Алексей Максимович окончательно вернулся на Родину. Но до этого возвращения, он еще дважды посетил СССР, в 28-м и 29-м годах. В 29-м году он побывал и на Соловках, по результатам поездки написал очерк «Соловки». Восторженный. Так и написал, что если бы в каком-нибудь «культурном» государстве была такая тюрьма, то это «культурное» государство о ней на весь мир раструбило бы, как о величайшем своем достижении.
    Ю.В.Чирков так описывает один эпизод пребывания Горького на Соловках, он сам свидетелем не был, ссылается на рассказы заключенных:
«Потом Горький захотел посмотреть Секирную гору. Начальство не смело перечить и предоставило гостю экипаж, свита разместилась на дрожках и поехали. На Секирной горе Горький и церковь знаменитую посмотрел, и маяк, и пейзажами полюбовался, особенно серебряной гладью озера Красного, изукрашенного зелеными островками. И захотелось ему к этому озеру проехать, благо было до него всего километра два. Тут-то и произошла беда.
На перекрестке дороги Горький повстречал колонну лагерников-лесорубов. Они шли попарно. Каждая пара несла на плечах тяжелое бревно. Согнутые спины, опущенные головы, рваная одежда, лапти на ногах. Сбоку колонны шли стрелки. При виде начальства колонна остановилась, головы поднялись. Остановился и экипаж Горького. Он сидел, опираясь на трость, и растерянно смотрел на серые истомленные лица.
— Алексей Максимович, здравствуйте! — закричал кто-то из колонны.
Несколько пар бросили бревна и устремились к экипажу.
— Погоняй, что встал! — закричал начальник управления кучеру.
— Погодите,— сказал Горький, вставая в экипаже во весь рост.
— Это Горький, Горький! — кричали в колонне.— Горький! Спасите нас! Мы погибаем!
— Спокойно, товарищи. Говорите кто-нибудь один,— сказал глухо Горький. Стало тихо.
— Алексей Максимович, вы меня не узнаете? Мы с вами вместе сидели в тюрьме в 1905 году,— спокойно сказал, сняв шапку, седой иссохший старик.— А потом вы меня в своей газете печатали. Много нас здесь, прошедших через царские тюрьмы, а эту не переживем.
Он закашлялся, сплевывая кровь. Горький стоял в экипаже и тихо плакал.
— Надо ехать,— прошептал начальник и толкнул кучера. Экипаж рванулся.
— Напишите заявление,— крикнул, оборачиваясь, Горький.
— Кому? На деревню дедушке? — крикнул старик и стал поднимать бревно.
Сытые лошади шустро везли экипаж. Горький вытер слезы и сказал:
— Светло-то как, а по часам-то в Москве уже ночь.
В очерках о Соловках все было в розовых и голубых тонах, и встреча у Секирной горы Алексеем Максимовичем не упоминалась».
      Всё в этом рассказе, разумеется, вымысел. За исключением того, что некоторые заключенные попробовали Алексею Максимовичу на жизнь пожаловаться. Но после того, что Горький увидел в тюрьме, он «оглох», в хорошем смысле слова, эти жалобы не воспринимал.  И принял окончательное решение вернуться в страну.
    «Он закашлялся, сплевывая кровь …» -  это вообще безобразная выдумка. Такого на Соловках быть не могло по определению. Сам же Чирков на страницах этой же своей книги писал, что Соловецкая больница была такой, какую и в столице нужно еще было постараться найти.
      А Ю.В.Чирков попал на Соловки в 1935 году, в возрасте 15 лет он получил свой первый срок – 3 года заключения. Да-да, подросток, плачьте гуманисты над его трудной судьбой. Мальчика из интеллигентной семьи, со школьной скамьи отправили в тюрьму. Сатрапы! Разве могут подростки преступления совершать?! Да вы что?! Онижедети!...

[reposted post] 31 мая 1941 г.

ИЗ ОРИЕНТИРОВКИ НКГБ УССР № А-1760 О ПОДРЫВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УКРАИНСКИХ БУРЖАУЗНЫХ НАЦИОНАЛИСТОВ И МЕРАХ ПО УСИЛЕНИЮ БОРЬБЫ С ОУНОВСКИМ ПОДПОЛЬЕМ

31 мая 1941 г.

Имеющиеся в распоряжении НКГБ УССР агентурно-следственные материалы свидетельствуют о том, что в настоящее время созданы благоприятные условия для глубокой разработки оуновского подполья и его руководящих центров.

Для ориентировки сообщаю содержание этих данных.

До августа 1939 г. «Организацией украинских националистов» руководил так называемый «провод украинских националистов» (ПУН) во главе с бывшим управляющим имениями митрополита графа Шептицкого полковником Андреем Мельником, который занял этот пост после смерти «вождя» украинских националистов полковника Коновальца.

В момент распада Польши немцами из польской тюрьмы был освобожден видный украинский националист, организатор убийства министра внутренних дел Польши Перацкого и участник судебного процесса по этому делу С. Бандера.

Как это видно из ряда полученных нами документов, в частности из так называемой «Белой книги ОУН», изданной мельниковцами в апреле 1941 г., Мельник по прибытии в Краков Бандеры предлагал последнему занять руководящую роль в главном проводе «Организации украинских националистов».

Будучи большим карьеристом, Бандера пожелал возглавить провод указанной организации лично и в связи с этим отказался от предложения Мельника.

Вскоре после освобождения Бандера сколотил вокруг себя группу активных националистов, организовал новый, так называемый «революционный ПУН», с тем чтобы скомпрометировать Мельника и подчинить своему влиянию «Организацию украинских националистов».

Бандера начал обвинять Мельника в ряде «упущений» и «преступлений». В частности, Бандера обвинял Мельника в том, что он не смог использовать благоприятную для создания «самостийной Украины» ситуацию в Закарпатской Украине и в момент падения Польши.

Кроме того, Бандера обвинял Мельника в засорении ПУН конфидентами польской полиции, указывая, в частности, что агентом польской полиции являлся член мельликовского провода Ярослав Барановский.

Бандера обвинял Мельника также и в том, что последний якобы ослабил борьбу за создание «самостийной Украины», и в противовес тактике Мельника выдвинул новую тактику подготовки вооруженных выступлений на территории СССР и осуществления террористических актов против партийно-советского и сельского актива.

Широко пропагандируя изложенные выше тактические установки, Бандера сумел подчинить своему влиянию значительную часть организации, состоящей в основном из молодежи, создав, таким образом, так называемую «новую генерацию ОУН».

Будучи неплохим организатором и имея хорошо поставленную, работающую против Мельника разведку, Бандера сумел создать на территории западных областей УССР широко разветвленную организацию и перехватить в западных областях Украины почти все организации, находившиеся ранее под влиянием Мельника.

Мельник не сдает своих позиций в ОУН без сопротивления. Он также выдвинул против Бандеры ряд обвинений, которые сводятся в основном к следующему:

  1. Бандера создает раскол в «Организации украинских националистов» и этим действует на руку врагам ОУН. Таким образом, Бандера является, по словам Мельника, диверсантом в ОУН и агентом советской разведки.
  2. Всю борьбу против главного провода ОУН Бандера затеял в карьеристских целях, имея намерение стать «вождем» украинских националистов. Бандера действует не на пользу украинскому народу, а в своих собственных интересах. Поэтому, как говорит Мельник, он является «амбиционером».
  3. Немцами, по настоянию мельниковцев, был арестован член бандеровского провода некий Горбовой, который дал показания о том, что он является агентом НКВД. На основании этого Мельник обвинил Бандеру в том, что он якобы действует по заданию советской разведки и его провод создан НКВД.

[...]

Таким образом, «Организация украинских националистов» за кордоном разбилась на два враждующих лагеря, всячески компрометирующих друг друга и компрометирующих по существу всю «Организацию украинских националистов».

Поэтому Бандера, который имеет, как указано выше, почти безраздельное влияние на нашей территории, всячески старается скрыть от оуновских организаций, действующих в западных областях УССР, как существо противоречий между ним и Мельником, так и сам факт наличия этих противоречий.

Следует указать, что драка между двумя лагерями ОУН привела к отколу некоторой части организации от обоих проводов и созданию за кордоном так называемой «Украинской национал-коммунистической армии», выступающей одновременно против Бандеры и Мельника.

Эта организация в апреле 1941 г. выпустила в Кракове листовку, в которой освещала конфликт между Мельником и Бандерой как беспринципную драку за власть, приносящую вред «Организации украинских националистов».

Листовка произвела большое впечатление на широкие круги украинских националистов, и Бандера вынужден был бросить все силы разведки на ее изъятие.

Агентурными материалами и рядом следственных дел, имеющихся во всех управлениях НКГБ западных областей, устанавливается, что как мельниковцы, так и бандеровцы работают в тесном контакте с германской разведкой и создание так называемой «великой соборной Украины» мыслят себе не иначе, как с помощью немцев.

Разница между мельниковцами и бандеровцами в этой части заключается только в том, что мельниковцы считают целесообразным сохранить силы и кадры «Организации украинских националистов» до того момента, когда Германия начнет войну против СССР, с тем чтобы во время этой войны выступить против Советского Союза и с помощью немцев создать «самостоятельное украинское государство» под протекторатом Германии.

Бандеровцы же считают целесообразным помогать немцам уже в настоящее время путем саботажа мероприятий Советской власти, активной шпионской работой, диверсионной деятельностью и организацией террористических актов, которые, по их расчетам, должны деморализовать население западных областей УССР.

Мельниковцы открыто поддерживают связь с гестапо. Немцы сами переправляют эмиссаров Мельника на нашу сторону.

Бандеровцы же не разрешают своим членам, помимо провода, связываться с немцами. Все разведывательные данные и задания диверсантам, шпионам и террористам, перебрасываемым на нашу сторону, немцы передают через бандеровский провод.

Немцы в отличие от мельниковцев не перебрасывают бандеровцев на нашу территорию, а лишь открывают для них границу в заранее обусловленном месте.

Необходимо указать, что низовка ОУН и некоторая часть среднего руководящего звена не знают о шпионской деятельности Бандеры и Мельника, не знают, что по существу работают на немцев.

Имеющиеся в НКГБ УССР данные свидетельствуют о том, что и внутри Советского Союза за последнее время начинается раскол ОУН.

Объясняется это, с одной стороны, работой мельниковцев, а с другой стороны, проведенной за последнее время операцией — по изъятию актива и руководящего состава организации и выселению семей нелегалов.

Некоторые крупные националисты заявляют, что НКГБ за последнее время нанес чувствительные удары «Организации украинских националистов», и обвиняют в этом тактику бандеровцев, которая вызвала со стороны Советской власти массовые репрессии против ОУН.

Это веяние, исходящее от националистов «старой генерации», постепенно начинает проникать в среду организаций, находящихся под влиянием Бандеры.

Подтверждением изложенного выше обстоятельства является, в частности, тот факт, что за последнее время многие нелегалы, представляющие собой основную базу организации, убедившись в бесполезности борьбы с Советской властью, являются с повинной.

За короткое время, прошедшее с момента последней операции по выселению семей нелегалов, в западных областях УССР явились с повинной 252 нелегала.

Изложенное выше подтверждает наш первоначальный тезис о наличии благоприятных условий для глубокой агентурной работы в ОУН.

Однако произведенной лично мною проверкой оперативных планов областных управлений НКГБ по разработке и ликвидации оуновского подполья установлено, что уровень нашей работы по этой линии не стоит на должной высоте.

Составленный НКГБ УССР и утвержденный народным комиссаром госбезопасности СССР план оперативных мероприятий по линии ОУН ставит перед чекистами западных областей три основные задачи:

  1. Оперативная ликвидация руководящего состава и актива ОУН.
  2. Глубокая разработка руководящих оуновских центров и внедрение в эти центры наших проверенных источников.
  3. Перехват в свои руки руководства отдельными организациями ОУН, и в частности краевой экзекутивы ОУН, с тем чтобы таким образом парализовать активную работу этой организации.

Операция, проводимая с начала апреля текущего года, хотя и разворачивается успешно, однако до настоящего времени полностью не обеспечила выполнения первой задачи, поставленной перед нами, так как за все время операции не было изъято ни одного члена краевой экзекутивы или областных центров ОУН.

Что же касается остальных двух задач, поставленных НКГБ СССР, то хотя в ряде областей (Дрогобычская, Львовская, Волынская) и имеются некоторые успехи, однако в целом выполнение их нами не обеспечивается.

[...]

Значительное количество произведенных оуновцами террористических актов свидетельствует о том, что с задачей предупреждения террористических проявлений районные отделения НКГБ и руководящие ими областные управления не справляются.

В целях усиления агентурно-оперативной разработки и ликвидации антисоветской «Организации украинских националистов».

ПРЕДЛАГАЮ:

  1. Неослабевающими темпами продолжать начатую 2 апреля 1941 г. операцию по изъятию руководящего состава, актива и нелегалов ОУН.

[...]

  1. Для оказания практической помощи РО НКГБ систематически направлять работников областных управлений НКГБ.

Для этой же цели задержать до особого распоряжения и максимально использовать командированных НКГБ УССР работников Наркомата и УНКГБ восточных областей в количестве 765 человек.

[...]

  1. Активизировать работу следственных частей областных управлений.

[...]

  1. Усилить борьбу с бандпоспбниками и лицами, незаконно хранящими оружие.
  2. С настоящим письмом ознакомить весь оперативный состав УНКГБ и райаппаратов западных областей.

Народный комиссар госбезопасности УССР Мешик

31 мая 1941 г.

 В конце 36-го года в лагере сменился начальник культурно-воспитательной части (КВЧ), им стал человек с фамилией Пендюрин. Юрочка Чирков бегал по библиотеке и кричал, коверкая фамилию своего нового начальника: «Пень-дурин!». Смешно дурачку было. Дурачку уже 17 лет вот-вот стукнуть должно было, а ума так и не прибавилось.
Пендюрин начал разбираться со штатом КВЧ и обнаружил, что в библиотеке болтается много придурков, ни чем не занятых, отлынивающих от общих работ, решил штат сократить. Состоялась беседа Пендюрина с Юрочкой:
« Пень-дурин принял меня в архиве, листая «Орлеанскую деву» Вольтера с иллюстрациями в стиле французского распутства. Разговор сразу начался с угроз. Я спокойно и подчеркнуто вежливо отвечал, что в кремле больше половины заключенных не работает и если я буду вместо работы учиться, то это не будет нарушением режима, что ему как начальнику культурно-воспитательной части мое поведение должно импонировать: я за год выполнил программу 8-го и 9-го классов средней школы, то есть я не опускаюсь, а повышаю свой культурный уровень. Начальник смотрел мутно и молчал. Я тоже молчал. Наконец он тихо сказал: «Распустили вас. Скоро подтянем. А пока на торф пойдешь». Я повернулся и, не ожидая разрешения, вышел из архива, из библиотеки».
 Найдите какого-нибудь бывшего зэка, сидевшего на зоне при нашем «демократическом режиме» и попросите это прокомментировать. Я комментировать не буду. Даже я, давно занимаясь временем Сталина, понимая, что сталинский режим был архилиберальным, если можно так выразиться… Да еще учтите, что это писал человек, который хотел изобразить сталинизм пострашнее.
   Вместо работы он будет учиться!!! На зоне!!! И это нарушением режима не будет!!! Ну, якорный ты причал! Ну кто ж так тиранствует, дорогой вы наш Иосиф Виссарионович!
      Вот вы бы, что на месте чекиста Пендюрина сделали с этим нахалом? Я бы отправил его из библиотеки поработать лопатой на свежем воздухе. Явно же видно, что парень оборзел до предела.     Чиркова и отправили на торфоразработки. Страшная каторга – торфоразработки?
  Моя мать в 15 лет из колхоза в Пензенской области завербовалась в Калининскую область      на торфоразработки, там отработала пару лет, потом прекратили торф добывать и она ушла работать на стройку в город Калинин. Вспоминала каторгу? Напротив, с детства помню ее ностальгические рассказы, как хорошо зарабатывали на торфе, какие у нее там были хорошие подруги, такие же девчонки, долго с ними переписывалась, фотографии слали друг другу, рассказывала, как после работы собирали клюкву, ходили на танцы в клуб. А про каторгу – ничего.
А страдальцу Чиркову и ягоды собирать – каторга. И не только ему одному. Все библиотечные придурки, вместе с нашим героем, когда Пендюрин объявил им о направлении на общие работы, на торфоразработки, начали бойкот и голодовку.
   Эти придурки даже не осознавали, что они своим бойкотом не только режим нарушают, но и совершают уголовное преступление, ст.61 УК РСФСР:
«Отказ от выполнения повинностей, общегосударственных заданий или производства работ, имеющих общегосударственное значение, -
  
     штраф, налагаемый соответствующим органом власти, в пределах до пятикратного размера стоимости наложенного задания, повинности или работы; во второй раз - лишение свободы или исправительно-трудовые работы на срок до одного года; те же действия, совершенные кулацкими элементами хотя бы и в первый раз, или же другими лицами при отягчающих обстоятельствах: сговор группы лиц или оказание активного сопротивления органам власти в проведении повинностей, заданий или работ, - лишение свободы на срок до двух лет с конфискацией всего или части имущества, со ссылкою или без таковой».

    Само собой, Чирков оказался в СИЗО, потом в штрафном изоляторе, потом его перевели на тюремный режим,  год с ним валандались, снова попытались заставить работать – разгружать баржу с кирпичом, снова – неподчинение, опять штрафной изолятор. Тем временем ему исполнилось 18 лет и срок его заключения подошел к концу. Как раз в период «соловецкого расстрела», когда по решению Особой тройки НКВД ЛО соловецких узников вывозили тысячами на баржах в Сандармох на расстрел.
  Вывезли и активного общественника, разрисовавшего портретами Сталина и Кирова чуть ли не весь соловецкий ландшафт, библиотекаря Вангенгейма, которого начальник КВЧ Пендюрин даже не думал гнать на торфоразработки, профессор Вангенгейм добросовестно трудился в КВЧ.
   А Юрия Чиркова, грубо нарушавшего режим, да еще в сговоре с другими заключенными, что само по себе уже есть преступление, на баржу не погрузили, его дело на рассмотрение Особой тройки оперчасть тюрьмы, которой он мозг вынес и нервы трепал, не отправила. Такое вообще могло быть, как вы думаете?
  Разумеется, и на свободу Чиркова после окончания срока не отпустили. А зачем на свободе нужен неисправившийся зэка? Законопослушных граждан терроризировать? Воры-разбойники в лагерях хотя бы притворялись исправившимися, а этот нагло демонстрировал – «не сломаете, тираны!».
    И именно тогда, когда Особая тройка НКВД ЛО стреляла совершенно невинных людей тысячами, Чиркова Особое совещание приговорило к 5 годам. Конечно, за политику. А за что еще? Вы разве можете подозревать, что все мелкие уголовники, такие, как Чирков, приговоренные ОСО НКВД к разным срокам заключения, уже при Хрущеве стали «политическими»?
 
   Со сбора ягод Юрочка убежал в лазарет жаловаться на здоровье, как он сам написал. Врачиха посмотрела на него и запричитала: «Мальчик, да ты же простужен! Тебе нельзя на свежем воздухе работать, нужно в тепле находиться». Ага, мальчик сам не мог догадаться, что он простужен. Подозреваю, что просто сезон сбора закончился и лагерная администрация пристроила оболтуса, которому недавно 16 лет исполнилось, на работу по возрасту, уборщиком в больницу. Уборщиком – это сам автор так назвал свое место работы. Не санитаром даже.
      Какие врачи работали в лагерной больнице? Да вот такие:
«Ошман был действительно замечательный хирург. За месяцы моей работы в лазарете не было ни одной неудачной операции. В азербайджанском мединституте он заведовал кафедрой хирургии, и слава его была велика.
Весной 1935 года его уговорили отпраздновать 60-летие. Сначала праздновали в институте, а на другой день – среди домашнего покоя. В дом к Ошманам пришли несколько особо близких друзей, в том числе премьер Бакинской оперы Леонид Федосеевич Привалов. Дочь Ошмана – студентка консерватории – играла на рояле, Привалов пел, все было очень мило, пока не появился незваный гость: доцент кафедры, человек льстивый, необразованный, но большой хитрец и доставала.
Кланяясь и извиняясь, незваный гость сказал, что не мог не поздравить любимого шефа в домашней обстановке и не вручить самый дорогой для него подарок. Тут он протянул Ошману нечто большое, величиной с самовар, завернутое в плотную бумагу. Ошман растерялся, машинально взял обеими руками за середину свертка, тот раскрылся снизу, и на пол выпал бюст Сталина, который разбился на несколько кусков.
Наступило жуткое молчание.
– Надо убрать, потом склеить, – пробормотал потрясенный профессор. Доцент вдруг зарыдал.
– Вы разбили самое дорогое, что я имел, – причитал он сквозь слезы.
Сын Ошмана вдруг схватил доцента за плечо и крикнул:
– Ты нарочно подсунул отцу разбитый бюст. Я видел, как он развалился прежде, чем упал на пол.
Доцент молча сбросил его руку, повернулся и вышел. Следом ушли перепуганные гости. Ночью всех арестовали. Сначала предъявили всем статью 58, пункты 8, 10, 11 (терpop, контрреволюционная агитация и организация), но до суда дело не дошло, а ОСО (Особое совещание) дало профессору и его жене по три года, детям и гостям – по пять лет. Всем – за контрреволюционную деятельность. Доцент стал заведующим кафедрой».
    Посмеялись над необразованным доцентом и над тем, что профессор, разбивший бюст, получил 3 года, а дети и гости, которые только рядом стояли – 5 лет?
    Это сегодня профессоров и разных врачей сажают исключительно за уголовные преступления, как торговля наркотическими препаратами, например, а при Сталине – только за контрреволюцию, больше ни за что, только за разбитые бюсты.
    В «Троцкизме» я приводил выдержки из инструкции о работе «троек ОСО», подписанной еще Фриновским: «Изъятие уголовно-деклассированного элемента производить повседневно, не допуская производства массовых операций или кампанейства. На тройках внимательно изучать все обстоятельства каждого рассматриваемого дела...».
     Какая к чертовой матери 58-я статья? Вот то, что профессора могли прихватить тупо за взятки, а его семью за то, что знали и молчали – вероятней всего. И не в лагерь их отправили, а только сослали:
«Соловецкое начальство давно заказывало хорошего хирурга, и так было довольно присылкой Ошмана, что разрешило этой уважаемой семье жить вместе в одной комнате в поселке вольных. Сын – инженер-химик – был устроен в проектно-сметное бюро (ПСБ), Нина – в театр, где с восторгом встретили известного баритона Привалова».
       Я представляю, как бы удивился прокурор, надзирающий за соблюдением законности в лагере: «А где заключенный Ошман? Живет на воле с семьей, а не в лагере находится? А как же приговор? Кто его отменил?»
     Вообще, удивительно «жестоким» был сталинский режим! Мало того, что всю семью в одно место сослали, так еще хирургу нашли работу хирурга, инженеру – работу инженера, дочке-пианистке – работу за роялем, а зятю-баритону – работу певца! Эксплуататоры! Озверевшие чекисты!
   Сам же Юрий Чирков с работой уборщика в больнице не справился, больница была большая, очень много полов нужно было мыть и подоконников протирать, очень тяжелая работа. Юношу перевели в санитары. И там недолго проработал, объяснил, что его ранимую душу сильно тронул психический припадок сумасшедшей украинки, посаженной за людоедство – съела своих детей во время Голодомора. После больницы его перевели работать в библиотеку, там его другие заключенные стали готовить к сдаче экзаменов по программе средней школы. Сам Юрочка был вундеркиндом, интересовался не только школьной программой:
«В одно из посещений библиотеки Бобрищев-Пушкин, увидев, что я читаю книгу «Конституции буржуазных стран», спросил, какая из них мне больше по нраву. Я объяснил, что прочитал пока только австрийскую и начал бельгийскую, поэтому не имею данных для сопоставления. Тогда старик перегнулся через барьер и сказал: «Лучшая из них та, которая дает право обвиняемому отказаться от дачи показаний, то есть если человек не хочет давать показания, то вся мощь государственного аппарата не может заставить его. Это великое право защиты личности от государства». Я был озадачен: такое право показалось мне фантастическим, поскольку известно было, как в процессе следствия выбивались показания. В тот раз я не успел прочитать много конституций, так как книгу эту вскоре в связи с подготовкой новой Конституции Сталиным изъяли, но потом я установил существование такого конституционного права в некоторых странах.
Старый юрист еще не раз озадачивал меня. Летом 36-го, когда шел процесс Зиновьева – Каменева и других бывших лидеров, он присел ко мне на скамейку в сквере и спросил, знаю ли я, что в кодексе Юстиниана написано: «Всякое сомнение в пользу обвиняемого»? Я не знал. Бобрищев-Пушкин рассказал мне о кодификации римского права, выполненной в VI веке византийским императором Юстинианом, и об основном положении справедливого судопроизводства – презумпции невиновности. Согласно законодательствам зарубежных стран, обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана объективными, неопровержимыми доказательствами. Он же сам не обязан доказывать свою невиновность. Генеральный прокурор Вышинский, учитывая выдвинутый Сталиным тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к коммунизму, разработал теорию о значении признания обвиняемого в ходе следствия, согласно которой признания обвиняемого достаточно для установления его виновности. Поэтому целью следствия стало любой ценой получить признание обвиняемого, что значительно проще, чем поиск объективных доказательств вины».
     Какие мрази, эти реабилитированные «жертвы сталинизма», согласитесь!

[reposted post] 2 июня 1941 г.

СООБЩЕНИЕ НКВД СССР № 1798 Б В ЦК ВКП(б) И СНК СССР О ПОЛУЧЕННЫХ ПОГРАНИЧНЫМИ ОТРЯДАМИ НКВД БЕЛОРУССКОЙ, УКРАИНСКОЙ И МОЛДАВСКОЙ ССР СВЕДЕНИЯХ ОТНОСИТЕЛЬНО ВОЕННЫХ ПРИГОТОВЛЕНИЙ НЕМЦЕВ ВБЛИЗИ ГРАНИЦЫ С СССР'

2 июня 1941 г.

Пограничными отрядами НКВД Белорусской, Украинской и Молдавской ССР добыты следующие сведения о военных мероприятиях немцев вблизи границы с СССР.

В районах Томашова и Лежайска сосредоточиваются две армейские группы. В этих районах выявлены штабы двух армий: штаб 16-й армии в м. Улянув (85 км юго-западнее Люблина) и штаб армии в фольварке Усьмеж (45 км юго-западнее Владимира-Волынского), командующим которой является генерал Рейхенау (требует уточнения).

25 мая из Варшавы в направлении Люблин — Холм и Люблин — Замостье — Грубешов отмечена переброска войск всех родов. Передвижение войск происходит в основном ночью.

17 мая в Тересполь прибыла группа летчиков, а на аэродром в Воскшенице (вблизи Тересполя) было доставлено сто бомбардировщиков.

25 апреля из Болгарии в Восточную Пруссию прибыла 35-пехотная дивизия.

В мае отмечено инспектирование частей германских войск в Восточной Пруссии и на территории генерал-губернаторства и рекогносцировка в пограничной полосе высшими чинами германской армии.

5—7 мая Гитлер в сопровождении Геринга и Редера присутствовал на маневрах германского флота в Балтийском море, в районе Готтенгафен (Гдыня). В средних числах мая Гитлер прибыл в Варшаву в сопровождении шести высших офицеров германской армии и с 22 мая начал инспектирование войск в Восточной Пруссии.

Генералы германской армии производят рекогносцировки вблизи границы: 11 мая генерал Рейхенау — в районе м. Ульгувек (27 км восточнее Томашова и 9 км от линии границы): 18 мая генерал с группой офицеров — в районе Белжец (7 км юго-западнее Томашова, вблизи границы) и 23 мая генерал с группой офицеров производил рекогносцировку и осмотр военных сооружений в районе Радымно.

Во многих пунктах вблизи границы сосредоточены понтоны, брезентовые и надувные лодки. Наибольшее количество их отмечено на направлениях на Брест и Львов.

Продолжаются работы по устройству оборонительных сооружений вблизи границы, главным образом в ночное время.

Отпуска военнослужащим из частей германской армии запрещены.

Кроме того, получены сведения о переброске германских войск из Будапешта и Бухареста в направлении границ с СССР в районы Воловец (Венгрия) и Сучава — Ботошаны (Румыния).

Основание: телеграфные донесения округов.

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

2 июня 1941 г.

Мне жена, читая мои книги, говорит, что эта мягкость, касаемая преступников, была главной ошибкой Сталина, в результате которой его и убили, в конце концов. Да и некоторые читатели мне пишут, что на будущее это нужно учесть, и если в стране будет восстановлен социализм, то нужно жестче, суровее… как в Китае.
     А может, как в КНДР – из минометов проигравших футболистов расстреливать?
      В начале 2000-х, когда я был первым заместителем начальника Гродековской таможни по правоохранительной деятельности, мои опера выявили серьезный канал контрабанды дериватов, машинисты одной локомотивной бригады вывозили в КНР медвежью желчь и медвежьи лапы. Несколько раз их прихватывали, но эти контрабандисты отделывались … вообще ничем. Дело в том, что подобные предметы, как части животных, сами животные, запрещенные к обороту, в перечень предметов контрабанды, определенный статьей 188 УК РФ  не входили. Это не наркотики и не оружие. Товары, хоть и запрещенные к обороту на территории РФ. И чтобы посадить за их перемещение через границу, как за контрабанду, нужно было, чтобы их стоимость превысила тогда 250 тысяч рублей. А так как они были запрещены к обороту на территории РФ, то у них … не было стоимости. Нет, на черном рынке они стоили много. Но суд заключение эксперта о стоимости товара на черном рынке не примет. Да и сам эксперт такого заключения не напишет. Т.е., даже оштрафовать по административному делу на размер стоимости невозможно. Единственное, что возможно было – конфисковать товар. А эти машинисты его не покупали, они его взяли для перевозки в Китай. Получилось перевезти – заработали. Нет – ничего не потеряли. Вот такое было законодательство.
   Раз попали эти машинисты, два, три… Я уже не помню, чем они меня так обозлили, но информацию по ним я на одной из рабочих встреч с сотрудниками китайской таможенной полиции передал китайцам. Китайские таможенники их и взяли с медвежьими лапами вскорости. А по законам КНР они запрещены для перемещения через границу, что из Китая, что в Китай – без разницы. И хоть одну, хоть пол лапы вези – преступление, никакой стоимостной экспертизы не нужно. Если вы думаете, что повезете в КНР шкуру тигра и там таможня будет рада тому, что вы такой дорогой товар в Китай перемещаете, то ошибетесь на 5 лет китайского зиндана, как минимум.
       Наша локомотивная бригада в составе машиниста и его помощника по реализованной китайскими таможенниками моей оперативной информации получила в КНР по суду 5 лет ИТЛ.
     Вышла эта парочка на свободу через три с лишним года. Я уже был во Владивостоке, как-то приехал в Гродеково в гости к брату и встретил одного из них, внешне мужик был не похож на вышедшего с каторги:
- Ну как китайский зиндан? – я-то знал, что на китайских зонах заключенные голыми руками перебирают стручки острого перца, сидя голой жопой на стручках острого перца. Страшные зинданы!
- Зона, как зона. Китайский выучил и заработал неплохо.
-Кем работал-то?
- Слесарем на швейной фабрике. Форму для армии шили.
        Так что, товарищи, суровость законов еще не значит того, что преступившие закон должны быть объектом садистского террора. Иначе, это не коммунизм, а обычный капитализм. Не мог Сталин с этими Юрочками Чирковыми поступать иначе, потому что он был коммунистом. И никакой коммунистический режим иначе поступать не может.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel