?

Log in

No account? Create an account

July 15th, 2019

[reposted post] Помощь больному ДЦП.

Никогда прежде я не размещал подобных просьб. Но вот сегодня размещу. У меня есть близкая подруга. Или у нас? Ну, мы ж дружим семьями. Да неважно. А подруга ли? Скорее Лера как сестра. Мы очень давно знакомы. И близко. Жили в одном общежитии. Это знаете ли, немного сближает. Я вообще никогда не жалел о том, что вырос в общежитии. Мне повезло там повстречать немерено хороших и интересных людей. Однако речь о просьбе. Так вот у Лёры есть двоюродный брат. Здесь можно пересказать текст о том, что он болен с детства. У него ДЦП. Пересказывать не буду. Кто знает, что такое ДЦП тот знает. А кто не сталкивался, дай бог или кто там за это отвечает, не столкнуться.

Так вот проблема у Александра в том, что он не может ходить. Когда-то его родители были моложе. Они могли выносить Сашу из дома на руках. Но время беспощадная штука и силы у человека небезграничные. В общем уже несколько лет Саша не выходит из дома. Он не видит неба, не видит траву, не видит проезжающих мимо машин. А если и видит, то через стекло в своей квартире, где волею судьбы он оказался замурован.

Я не буду вам рассказывать про отсутствие пандусов, перил и лифта. Вы сами прекрасно знаете, как выглядят типовые дома на всём постсоветском пространстве. Они одинаковые. Речь о том, что Александру можно купить инвалидное кресло которое умеет само спускаться и подниматься по лестнице. Естественно оно стоит ошеломительных денег. Так вот если у кого-то есть желание помочь, то он может помочь. Не бойтесь творить добрые дела.

Реквизиты:

Сбербанк – 5484380013257530

По номеру телефона – 8 903 146 84 02

Получатель Васильева Валерия Юрьевна.

PayPal

Яндекс – 410013578277246

Qiwi – 79031468402

Для перевода через интернет любой картой.

Если бы я не знал Леру много лет, то естественно не стал бы размещать подобный материал в ЖЖ.

Спасибо за внимание и надеюсь на ваш отклик.


[reposted post] 15 марта 1941 г.

ПРИКАЗ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОЛОЖЕНИЯ О ПЕРСОНАЛЬНОМ УЧЕТЕ ПОТЕРЬ И ПОГРЕБЕНИИ ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ
№ 138                                        15 марта 1941 г.
1.    Ввести в действие объявляемое Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время.

2.    Всему высшему, старшему и среднему начальствующему составу тщательно изучить это Положение.
3.    Главному интенданту Красной Армии к 1 мая 1941 г. снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени, а штабы военных округов — бланками извещений и форм именных списков.
4.    Приказ НКО 1939 г. № 23896 отменить.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко


ПОЛОЖЕНИЕ
О ПЕРСОНАЛЬНОМ УЧЕТЕ ПОТЕРЬ И ПОГРЕБЕНИИ ПОГИБШЕГО ЛИЧНОГО СОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ В ВОЕННОЕ ВРЕМЯ

Раздел I

Общее положение
1.    Положение о персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время определяет систему персонального учета потерь на фронтах, порядок погребения погибших и устанавливает правила извещения населения страны о судьбе их родственников — военнослужащих действующей армии.
2.    Все документы и переписка по учету персональных потерь являются секретными, за исключением извещений семей погибших.
3.    Извещение семьи погибшего военнослужащего является документом для возбуждения ходатайства о назначении пенсии.

Раздел II

Персональный учет в войсковых частях, соединениях и учреждения Красной Армии
4    Каждый командир и начальник, начиная от командира отделения и выше, при любых условиях боя обязан вести точный учет личного состава подчиненного ему подразделения, части.
В персональном учете должно быть указано: в каких боях и где участвовал боец, младший командир, как он вел себя в этих боях (храбр — предан Родине; трус — дезертир).
При убытии из части (по ранению, болезни) характеристика о поведении бойца в бою должна быть сосредоточена в штабе, части.
О всех происшедших изменениях в личном составе подразделения немедленно доносится вышестоящему командиру, начальнику.
5.    Прибывшее пополнение в подразделение и часть берется на персональный учет до ввода его в бой. Штабы полков и батальонов, а также командиры рот, взводов и отделений должны тщательно проверять и точно устанавливать, что прибывшее наличие людей пополнения точно соответствует полученным на них спискам.
О всех неявившихся штаб части немедленно сообщает в запасной полк, РВК или на пересыльный пункт, откуда прибыло пополнение, для принятия мер розыска и привлечения к ответственности.
Все лица, явившиеся без документов в числе пополнения или одиночным порядком на укомплектование части и подразделений, сразу же берутся на особый учет, в боевые подразделения не назначаются до тщательного выяснения.
После выяснения все подозрительные лица арестовываются и передаются в третьи отделения дивизии и в третьи отделы корпуса, армии, фронта (округа).
Каждый высший штаб, направивший пополнение в часть, обязан проверить факт принятия пополнения и сообщить в запасной полк о прибытии и приеме пополнения. В частях каждый командир подразделения лично докладывает в порядке подчиненности о принятом пополнении.
6.    По окончании каждого боя командир подразделения, части проверяет личный состав и немедленно доносит по команде о безвозвратных потерях.

Учет в штабе полка (отдельной части)
11.    Персональный учет потерь в штабе полка и в отдельной части производится по именным спискам персональных потерь в подразделениях, входящих в состав полка (отдельной части), и на основании поверки личного состава некоторых подразделений на выборку.
12.    После точного установления персональных потерь путем строгого контроля штаб полка объявляет в приказе по полку список выбывших из полка, вносит изменения в учетные документы штаба полка и представляет через каждые три дня список персональных потерь всего личного состава полка в штаб дивизии (форма 2). На раненых и больных бойцов и младших командиров, выбывших на излечение, заносится в именные списки характеристика об их поведении в бою.
13.    По установлении смерти военнослужащего и места его погребения штаб полка (отдельная часть) немедленно высылает извещение (форма 4) непосредственно родственникам по месту их жительства — на начальствующий состав кадра и младший начсостав сверхсрочной службы; в районный военный комиссариат — на рядовой и младший начальствующий состав срочной службы и запаса.
14.    Военнослужащие, без вести пропавшие, учитываются в штабе полка в течение 15 дней как временно выбывшие. Командиры части и подразделения обязаны принять все меры к выяснению судьбы пропавших без вести.
После 15-дневного срока без вести пропавшие заносятся в список безвозвратных потерь, исключаются из списков части с донесением по команде.
По истечении 45 дней о без вести пропавших извещаются родственники. Если впоследствии судьба без вести пропавших военнослужащих выяснена, то о них немедленно сообщаются дополнительные сведения как по команде, так и РВК или родственникам.
15.    Командир полка (отдельной части) несет полную ответственность за точный учет потерь в полку и за своевременность донесений о потерях в штаб дивизии.

Учет в штабе дивизии (бригады), корпуса
16.    Персональный учет потерь в штабе дивизии (бригады), корпуса производится по именным спискам персональных потерь частей, входящих в состав дивизии (бригады), корпуса, по вкладышам из медальонов, изъятым у военнослужащих, погибших в полосе действия дивизии, и по именным спискам персональных потерь личного состава штаба дивизии (бригады), корпуса.
17.    После установления персональных потерь путем строгого контроля штабом дивизии, корпуса составляются именные списки (форма 2а) безвозвратных потерь (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и взятые в плен) за все части, в том числе и за тыловые учреждения, входящие в состав дивизии (бригады), и высылаются три раза в месяц к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии. Штаб корпуса представляет именные списки потерь только за управление корпуса, корпусные части и тыловые и лечебные учреждения, непосредственно подчиненные корпусу.
Кроме того, в Управление по укомплектованию войск сообщается во внеочередном порядке по телеграфу о безвозвратных потерях на занимающих должности командира полка (им соответствующие) и выше.
Штаб дивизии (бригады), корпуса извещает родственников погибших военнослужащих управления дивизии (бригады), корпуса порядком, изложенным для штаба полка.
18.    Начальник штаба дивизии (бригады), корпуса несет полную ответственность за правильность учета и своевременное представление донесений за свое соединение и за подчиненные ему штабы в Управление по укомплектованию войск.

Учет в штабе армии (фронта)
19.    Персональный учет потерь личного состава штаба армии (фронта) и органов армейского (фронтового) управления осуществляется штабом армии (фронта) согласно правилам учета потерь штаба дивизии.
Штаб армии (фронта) представляет к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца непосредственно в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава (форма 2) только за личный состав штаба армии (фронта), частей и учреждений армейского управления, в том числе за тыловые и санитарные учреждения, непосредственно подчиненные армии, фронту.
20.    Штаб армии, фронта обязан строго контролировать учет и своевременное представление списков безвозвратных потерь штабами корпусов и дивизий в Управление по укомплектованию войск.

Учет в санитарных учреждениях
21.    О военнослужащих, непосредственно поступивших в лечебные учреждения, подобранных на поле боя или явившихся лично, лечебные учреждения немедленно сообщают командирам соответствующих войсковых частей.
22.    Лечебные учреждения списки на военнослужащих (форма 3), умерших от ран в лечебном учреждении, а также и на умерших в пути при эвакуации, представляют один раз в 5 дней: дивизионного назначения — в штаб дивизии, корпусного — в штаб корпуса, армейского — в штаб армии, фронтового — в штаб фронта.
23.    Лечебные учреждения, расположенные в тыловых округах, на умерших в госпиталях военнослужащих, эвакуированных с фронта, списки (форма 3) представляют один раз в 5 дней в санитарный отдел округа.
Санитарные отделы округов, на основании представленных списков лечебными учреждениями округа, списки на умерших в госпиталях военнослужащих (форма 3), эвакуированных с фронта, представляют в Управление по укомплектованию войск к 1, 10 и 20-му числу каждого месяца.
24.    После смерти военнослужащего в лечебном учреждении, а также и на умерших при эвакуации лечебные учреждения немедленно извещают (форма 4) родственников военнослужащего порядком, изложенным для штаба полка.

Учет в районном (городском) военном комиссариате
25.    Районный (городской) военный комиссар полученные извещения от войсковых частей на убитых, умерших от ран, пропавших без вести военнослужащих оставляет у себя для учета, а родственникам военнослужащего выдает извещение от райвоенкомата (форма 4).
До выдачи семье извещения райвоенком проверяет по месту жительства его семьи, не вернулся ли сам военнослужащий с фронта.
26.    В случае возвращения военнослужащего с фронта, на которого было выслано извещение войсковой частью как на погибшего, РВК выясняет причину его возвращения и немедленно доносит в Управление по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии, одновременно устанавливает правильность получения пенсии его семьей.
27.    Райвоенком систематически следит за правильностью назначения и выдачи райсобесом пенсии семьям погибших военнослужащих.

Раздел III

Назначение медальонов со сведениями о военнослужащих
28.    Для учета потерь личного состава в военное время и в целях привития навыков в хранении медальона еще в мирное время каждому военнослужащему с момента его прибытия в часть выдается медальон с вкладным листком в двух экземплярах, который записывается в вещевой аттестат и хранится у него до увольнения в запас.
Наличие медальона и правильность заполнения вкладыша периодически проверяются у красноармейцев и младшего начсостава на утреннем осмотре, а у начальствующего состава — при выходе части в поле, на тактические занятия.
При переводе военнослужащего в другую часть медальон заносится в вещевой аттестат военнослужащего.
Медальон носится в специальном кармане, пришитом на внешней стороне пояса брюк (с правой стороны).
Вкладыш медальона заполняется в двух экземплярах. Один экземпляр вкладыша медальона у убитых и умерших от ран вынимается и хранится в штабе части или лечебном учреждении, а второй экземпляр, сложенный в медальон, остается при убитом или умершем от ран.
29.    Команды, наряжаемые для очистки полей боя, вынимают один экземпляр вкладыша медальона с убитых и передают в штаб той части, распоряжением которой они производили очистку поля боя.
30.    О смерти военнослужащего сообщает та часть, в которую передан командами после очистки поля боя вкладыш медальона, снятого с убитого, независимо от того, к какой части принадлежал военнослужащий.
31.    Вкладыши, изъятые из медальонов у убитых военнослужащих, командиры частей хранят в штабе части, на основании их составляются списки (форма 2) и пересылаются в штаб дивизии.
Отдельные части, не входящие в состав дивизии, представляют списки (форма 2) в штаб того соединения, которому они непосредственно подчинены.
32.    О лицах, умерших от ранения в пути следования в лечебные учреждения, начальник транспорта, сопровождающий их, обязан подробно доложить лицу, принимающему раненых, о количестве умерших в пути, где они оставлены для погребения (или погребены) и чьим распоряжением и где они будут погребены. Один экземпляр вкладыша медальона, снятого с умершего в пути следования, сдается лицу, принимающему раненых. В случае отсутствия медальона у умершего в пути сопровождающий обязан принять меры к установлению личности умершего. Начальник лечебного учреждения об умерших в пути доносит (форма 3) наравне с умершими в госпитале.

Раздел IV

Учет потерь в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии
33.    Персональный учет потерь личного состава Красной Армии (убитые, умершие от ран, пропавшие без вести, попавшие в плен) сосредоточивается в Управлении по укомплектованию войск Генштаба Красной Армии.
34.    На Управление по укомплектованию войск возлагается:
1)    вести персональный учет потерь Красной Армии за отдельные части и соединения (дивизия, бригада, корпус, армия, фронт) и справочную картотеку потерь личного состава Красной Армии во время боевых действий;
2)    составлять алфавитные списки потерь личного состава Красной Армии (убитые, умершие от ран и болезней, пропавшие без вести) и давать справки по запросам родственников и учреждений о погибших на фронте;
3)    давать центральным управлениям НКО, ведающим комплектованием и персональным учетом, сведения о потерях начальствующего состава;
4)    контролировать деятельность штабов округов, армий, соединений и частей за постановкой учета потерь, своевременным представлением на них списков по команде, а также проверять правильность и своевременность выдачи извещений райвоенкоматами родственникам военнослужащих, погибших на фронтах...

Заместитель начальника Генерального штаба
Красной Армии
генерал-лейтенант В. Соколовский

15 марта 1941 г.

     … Зато в этих мемуарах чрезвычайно много … вызывающего вопросов. Один из самых известных немецких танкистов – Отто Кариус, оставивший воспоминания «Тигры» в грязи».  Герой Третьего Рейха. Лично Гиммлер его награждал, хотя Кариус служил не в СС, а в вермахте.
     Такое впечатление из его мемуаров, что он даже в старости, когда их сочинял, при одном воспоминании о русских танках бежал в ватерклозет. Начал войну Кариус заряжающим на танке чешского производства. Уже через две фронтовых недели лишился зубов. В их танк прилетел «привет» из «сорокапятки», стрелку радисту оторвало анатомические конечности, почти все члены экипажа получили ранения. Танк, как я понял, был надежно уконтрапуплен.
    Дальше Кариус описывает впечатления от наших Т-34, которых называет «монстрами». Вообще все фрицы их часто так и характеризуют – монстры. Да еще в начале 41-го года, оказывается, эти монстры у русских были во множестве.  Это называется страхом. Довольно компактный в размерах Т-34, по габаритам уступающий не только немецкому Т-4, но и Т-3, в глазах немецкого танкиста – монстр. Еще и двоилось-троилось в глазах, немногочисленные «тридцатьчетверки» представлялись целыми армадами.
   Такое впечатление, что немецкие артиллеристы-противотанкисты, напуганные «монстрами», просто начали разбегаться во все стороны от своих штатных 37-мм пушек и борьбу с танками переложили на зенитчиков люфтваффе. А те со своими громоздкими 88-мм дурами перестреляли всю «армаду», что нормальному артиллеристу-противотанкисту представляется голимым звездижом. Наглейшим. Потому что ту немецкую зенитку можно было на поле боя замаскировать только под сарай. Дура реально очень большая. Она не предназначалась для использования не только в качестве противотанкового орудия, но и вообще в качестве полевого. Да еще расчеты зенитных пушек подготовлены для совершенно другой стрельбы при совершенно других условиях, их борьбе с танками нужно было обучать дополнительно.
    Показательный пример использования 88-мм зенитки против танка – история с КВ-1 Колобанова. Поняв, что шкуру этого «монстра» ничем не пробить, немцы ничего лучше не придумали, как попробовать зенитку. Думаю, что наши ребята в танке смотрели на то, как фрицы выкатывали на огневую зенитную дуру с хохотом. Выждали, когда немцы установили пушку, расчет собрался у орудия и долбанули их осколочно-фугасным. Расчет – в мясо, пушка опрокинулась вверх станиной.
     Нет, можно, разумеется, стрелять по танку из тяжелого зенитного орудия. Но недолго. Расчету зенитки нужно попасть очень точно бронебойным снарядом, в подвижную, со сложной траекторией движения и с переменной скоростью движения цель, да еще на большом удалении (при ближнем бое из такой пушки стрелять по танку – гарантированное самоубийство), а танку достаточно в район такой    цели послать осколочно-фугасный снаряд и кранты расчету. Т.е., немецкие зенитчики люфтваффе должны быть круче японских камикадзе. Их также, как камикадзе,  должны были отправлять на их последний подвиг. Только вместо сакэ при проводах – шнапс.
     Но в люфтваффе, как сам Кариус свидетельствует, с камикадзе была напряженка. Если точно помню, в 1943 году, как он пишет, мимо их части проследовала в наступление свеженькая пехотная дивизия Геринга. Танкисты вермахта с завистью смотрели на одетых в новенькую форму «летчиков», на их новейшее оружие и завидовали. На следующий день на части вермахта вышли с передовой люди в новой форме люфтваффе, подошли вплотную и пошли в атаку. Оказалось, что русские успели с «камикадзе» снять новенькую форму и надели ее для маскировки. Вся дивизия Геринга, посланная в наступление, разбежалась в разные стороны.
        Конечно, можно было в 1941-м году части зенитной артиллерии поставить на танкоопасные направления, замаскировать, насколько позволяли габариты орудий, и попытаться открыть огонь по русским танкам с расстояния 1,5-2 км. Ведь иваны все из монголов-скотоводов, сыновья степей, поэтому шли в атаку только по чистому полю, избегая маскироваться по многочисленным буеракам-перелескам, покрывавшим поля на русской равнине.
   Дело вообще-то было не броне и пушке, а в трусости немецких вояк, которые так напугались русских танков, что потребовали от своего фюрера себе «панцервафлю» с непробиваемой броней и супер-пушкой, применения для которой не было.
   Из мемуаров самого Кариуса видно, что ни такая  броня, ни такая пушка «Тигру» нужны не были, потому что почти все бои с русскими танками он вел на дальности до … 100 метров.
   Закономерный вопрос: а зачем тогда мы сами делали ИСУ-152, САУ-100, поставили на Т-34 85-мм орудие? Так если то, что Кариус писал – правда, оказывается, немцы наши танки наблюдали только подошедшими вплотную, а наши их зверинец видели ползущими по открытым пространствам. Поэтому нашим мощные пушки и были нужны, фрицам они не помогли…

К вопросу, откуда Сталин мог знать точное количество потерь в ВОВ.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel