?

Log in

No account? Create an account

May 30th, 2019

Мы идем вперед ускоренным темпом, догоняя в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны.

Это не значит, конечно, что мы уже догнали их в смысле размеров производства, что наша промышленность уже достигла уровня  развития промышленности передовых капиталистических стран. Нет, далеко еще не значит. Темп  развития промышленности и уровень  развития промышленности нельзя смешивать друг с другом. У нас многие смешивают их, полагая, что ежели мы добились небывалых темпов развития промышленности, то мы тем самым уже достигли уровня развития промышленности передовых капиталистических стран. Но это в корне неверно.

Взять, например, производство электроэнергии, где мы имеем очень высокие темпы. По производству электрической энергии мы добились увеличения с 1924 года по 1929 год почти до 600%, тогда как САСШ увеличили продукцию электроэнергии за тот же период лишь до 181%, Канада – до 218%, Германия – до 241%, Италия – до 222%. Как видите, мы имеем здесь темп прямо небывалый, превосходящий темпы всех других государств. Но если взять уровень развития производства электроэнергии в этих странах, например, в 1929 году, и сравнить его с уровнем развития в СССР, то картина получится для СССР далеко не утешительная. Несмотря на небывалый темп развития производства электроэнергии, продукция электроэнергии в СССР в 1929 году составляла лишь 6.465 миллионов киловатт часов, тогда как САСШ имели 126.000 миллионов киловатт часов, Канада имела 17.628 миллионов киловатт часов, Германия – 33.000 миллионов киловатт часов, Италия – 10.850 миллионов киловатт часов. Разница, как видите, колоссальная. Выходит, что по уровню развития мы стоим позади всех этих государств.

Или взять, например, производство чугуна у нас. Если принять производство чугуна в 1926/27 году на 100 (2,9 миллиона тонн), то за три года, т. е. с 1927/28 года по 1929/30 год, производство чугуна увеличивается у нас почти вдвое , доходя до 190% (5,5 миллиона тонн). Темп развития, как видите, довольно высокий. Но если посмотреть на дело с точки зрения уровня развития чугунного производства у нас и сравнить размеры производства чугуна в СССР с размерами производства передовых капиталистических стран, то картина получится довольно неутешительная. Начать с того, что довоенного уровня производства чугуна мы достигаем и превзойдем его лишь в текущем 1929/30 году. Уже это одно заставляет нас придти к тому неумолимому выводу, что без дальнейшего ускорения темпа развития металлургии мы рискуем поставить под угрозу судьбу всего нашего промышленного производства. Что касается уровня развития чугунной промышленности у нас и на Западе, то мы имеем следующую картину: производство чугуна в САСШ в 1929 году выражалось в цифре 42,3 миллиона тонн; в Германии – 13,4 миллиона тонн; во Франции – 10,45 миллиона тонн; в Англии – 7,7 миллиона тонн; а в СССР производство чугуна составит в конце 1929/30 года всего лишь 5,5 миллиона тонн.

Разница, как видите, немалая.

Выходит, таким образом, что по уровню развития чугунного производства мы стоим позади всех этих стран.

О чем все это говорит? О том, что:

1) нельзя смешивать  темп развития промышленности с уровнем ее развития;

2) мы дьявольски отстали  в смысле уровня развития нашей промышленности от передовых капиталистических стран;

3) только дальнейшее ускорение  темпа развития нашей промышленности даст нам возможность догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны;

4) люди, болтающие о необходимости снижения темпа развития нашей промышленности, являются врагами социализма, агентами наших классовых врагов.

И.В. Сталин. Политический отчет ЦК XVI съезду ВКП(б) 27 июня 1930 г. // И.В. Сталин. Сочинения. Том 12. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1949. С. 271-274.

Темп и уровень развития промышленности

    И чтобы до конца было ясно с этой «тройкой» (это очень важно для дальнейшего понимания механизма фальсификации «Большого террора»):
      Смотрим на Положение об ОСО, состав Совещания:

  • «народный комиссар внутренних дел СССР,

  • заместители наркома внутренних дел СССР,

  • уполномоченный Народного комиссариата внутренних дел СССР по РСФСР,

  • начальник Главного Управления рабоче-крестьянской милиции,

  • народный комиссар союзной республики, на территории которой возникло дело.

    Многие считают, что это и есть состав комиссии ОСО, которая рассматривала административные дела. Да-да, примерно по 14-15 тысяч дел за год, как показывает статистика ОСО.  И на каждое рассмотрение собирались эти очень загруженные руководящей работой нарком НКВД, его заместители, главный милиционер СССР и еще приезжали на рассмотрение из союзных республик наркомы. Как только у них в республиках выявляют антисоветского элемента и заводят на него дело – садись на поезд или на аэроплан, езжай союзный нарком к Ежову, участвовать в рассмотрении этого дела.
    Больше союзным наркомам внутренних дел заняться было нечем?! А Ежову, потом и Берии,  каково? 15 тысяч административных  дел за год. На 300 рабочих дней поделите – по 50 дел в день.
     Зачем  козе такой баян, спрашивается? У наркома НКВД больше нет проблем, чем решать, ссылать кого-то на 5 лет куда-то или нет? И каждого фигуранта дела возить в Москву?  Не слишком ли жирно и накладно для бюджета будет такая экскурсия в столицу для 15 тысяч уголовных элементов каждый год?
      Конечно, такого не было и наркомы НКВД не были настолько безумными, чтобы самих себя загрузить так ненужной работой либо принимать тысячи административных решений не заглядывая в дела приговариваемых к ссылке. Смысл?
     Дело-то элементарное. Тебе законом даны полномочия, как наркому, но кто тебе запрещает делегировать эти полномочия своему подчиненному? Правильно?
     Поэтому «27 мая 1935 года появился приказ руководства НКВД СССР N 00192 об организации в составе территориальных управлений "троек" по рассмотрению дел "об уголовных и деклассированных элементах и о злостных нарушителях положения о паспортах". "Тройки" могли принимать решения о ссылке, высылке из СССР и заключении в исправительно-трудовые лагеря на срок до 5 лет. Приказ предписывал: "Изъятие уголовного и деклассированного элемента проводить повседневно и основательно, но без лишней торопливости, внимательно изучая все обстоятельства каждого рассматриваемого дела". (Партийные организации и органы НКВД в период массовых политических репрессий 1930-х годов :На материалах областей Верхнего Поволжья». Диссертация. .  Канд.ист.наук С.В.Кудрявцев)

         Вот мы и нашли «тройки». Только это рабочие органы Особого совещания при НКВД СССР на местах. В просторечьи их еще называли «милицейскими тройками».
     С.В.Кудрявцев дает и состав этого рабочего органа ОСО в Ярославской области:
«…начальник УНКВД А. М. Ершов, начальник УРКМ К. М. Калабухов (с апреля 1937 года — Л. Б. Грановский), прокуроры — П. И. Андреев, Ф. Л. Марчук, Д. А. Кошелев, Б. К. Юрчук, П. Д. Прокопенко и другие».
    Всё в соответствии с Положением об ОСО, утвержденным ЦИК СССР. Уполномоченный народного комиссариата внутренних дел СССР по РСФСР делегирует свои полномочия начальнику УНКВД Ярославской области,  начальник Главного Управления рабоче-крестьянской милиции – начальнику управления милиции области. И на заседании этой «тройки» присутствует прокурорский работник. Все, как в положении об ОСО.
   Чекист, милиционер и прокурор – вот вам «тройка».  Как рабочий орган ОСО на местах. Вот эта «тройка» - вполне законна. Поэтому она имела даже отпечатанные в типографиях бланки. Постоянный рабочий орган ОСО.
    И полномочия этих «троек», соответственно, не превышали полномочий ОСО – 5 лет ссылки, не более.
     А почему об этой «тройке» не осталось воспоминаний у тех же А.Солженицына и В.Шаламова? Это очень простой вопрос. Тройка УНКВД/НКВД и УРКМ, повторяю, не была репрессивным органом. Она являлась всего лишь структурным подразделением Особого совещания при наркоме НКВД на местах. Начальник милиции представлял на ее заседания материалы на уголовников, «тройка» выносила по этим материалам решение, а дальше решение шло в само Особое совещание на утверждение, приговор вступал в силу после утверждения самим ОСО. Поэтому осужденные знали, что их осудила не какая-то «тройка», а Особое совещание.
   Более того,  во время Великой Отечественной войны ОСО получило права применять наказание вплоть до расстрела, поэтому стало рассматривать дела и по 58-ой статье, санкции по которой включали ВМН. Ему стали подсудны эти дела. Но на период «Большого террора», в 37-38-м годах, ОСО могло применять только сначала 5 лет, потом 8 лет ссылки или заключения, т.е. дела по 58-ой статье ему еще были неподсудны. Поэтому материалы, касающиеся антисоветских элементов, «политических», на рассмотрение тройки НКВД/УНКВД и УРКМ не поступали, «политические» просто ее не замечали до войны.
    А с 1939 года эти «тройки» не работали, Л.П.Берия их ликвидировал своим приказом, в связи с тем, что на местах стали лепить липу. Только не зверствовать, как вы можете подумать, а, напротив, ленясь расследовать дела и доводить их до суда, который мог вынести нормальный приговор совершившим тяжкие уголовные преступления, эти дела направляли на рассмотрение «тройки», которая оформляла 5 лет ссылки или заключения, и отправляла материалы на утверждение в ОСО. На заседаниях ОСО это всё и вскрывалось. В конце концов, было принято решение «тройки» распустить и само ОСО выносило решения. Разумеется, сразу же резко сократилось число приговоров ОСО  вместе с сокращением числа желающих на местах свою липу отправлять на рассмотрение наркому НКВД.
   И когда, после начала войны, ОСО стали подсудны «политические», то «тройки» уже не существовали, поэтому проходившие по «политическим» статьям антисоветчики, оставившие воспоминания о репрессиях, Солженицын и Варламов в их числе, не заметили тройку НКВД/УНКВД и УРКМ, в их памяти только ОСО осталось. «Тройка ОСО – две ручки и колесо» - Шаламов в своих рассказах приводил такую поговорку.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel