?

Log in

No account? Create an account

May 14th, 2019

Бухарин предлагает “нормализацию” рынка и “маневрирование” заготовительными ценами на хлеб по районам, т. е. повышение цен на хлеб. Что это значит? Это значит, что его не удовлетворяют советские условия рынка, он хочет спустить на тормозах регулирующую роль государства на рынке и предлагает пойти на уступки мелкобуржуазной стихии, срывающей нэп справа.

Допустим на минутку, что мы последовали советам Бухарина. Что из этого получится? Мы подымаем цены на хлеб, скажем, осенью, в начале заготовительного периода. Но так как всегда имеются на рынке люди, всякие спекулянты и скупщики, которые могут заплатить за хлеб втрое больше, и так как мы не можем угнаться за спекулянтами, ибо они покупают всего какой-нибудь десяток миллионов пудов, а нам надо покупать сотни миллионов пудов, то держатели хлеба все равно будут придерживать хлеб, ожидая дальнейшего повышения цен. Стало быть, нам придется вновь прибавить цену на хлеб к весне, когда главным образом и начинается основная нужда государства в хлебе. Но что значит повысить цену на хлеб весной? Это значит зарезать бедноту и маломощные слои деревни, которые сами вынуждены прикупать хлеб весной, отчасти для семян, отчасти для потребления, тот самый хлеб, который они продали осенью по более дешевой цене. Сможем ли мы добиться чего-нибудь серьезного в результате этих операций в смысле получения достаточного количества хлеба? Вероятнее всего, что не сможем, так как всегда найдутся спекулянты и скупщики, которые сумеют вновь заплатить за тот же хлеб вдвое и втрое больше. Стало быть, мы должны быть готовы к новому повышению цен на хлеб, тщетно стараясь перекрыть спекулянтов и скупщиков.

Но из этого выходит, что, раз став на путь повышения цен на хлеб, мы должны и дальше катиться вниз, не имея гарантии получить достаточное количество хлеба.

Но дело на этом не кончается:

Во-первых, подымая заготовительные  цены на хлеб, мы должны будем потом поднять цены и на сырье, производимое сельским хозяйством, чтобы сохранить известную пропорцию в ценах на продукты сельского хозяйства.

Во-вторых, повышая заготовительные цены на хлеб, мы не сможем сохранить низкую розничную цену на хлеб в городах, – стало быть, должны будем поднять и продажные  цены на хлеб. А так как мы не можем и не должны обидеть рабочих, – мы должны будем ускоренным темпом повышать заработную плату. Но это не может не повести к тому, чтобы повысить цены и на промтовары, ибо в противном случае может получиться перекачка средств из города в деревню вопреки интересам индустриализации.

В результате мы должны будем выравнивать цены на промтовары и сельскохозяйственные продукты не на базе снижающихся  или по крайней мере стабилизованных цен, а на базе повышающихся  цен как на хлеб, так и на промтовары.

Иначе говоря, мы должны будем держать курс на вздорожание  промтоваров и сельскохозяйственных продуктов.

Нетрудно понять, что такое “маневрирование” ценами не может не привести к полной ликвидации советской политики цен, к ликвидации регулирующей роли, государства на рынке и к полному развязыванию мелкобуржуазной стихии. Кому это будет выгодно?

Только зажиточным слоям города и деревни, ибо дорогие промтовары и сельскохозяйственные продукты не могут не стать недоступными как для рабочего класса, так и для бедноты и маломощных слоев деревни. Выигрывают кулаки и зажиточные, нэпманы и другие состоятельные классы.

Это тоже будет смычка, но смычка своеобразная – смычка с богатыми слоями деревни и города. Рабочие и маломощные слои деревни будут иметь полное право спросить нас: какая мы власть, рабоче-крестьянская или кулацко-нэпманская?

Разрыв с рабочим классом и с маломощными слоями деревни, смычка с богатыми слоями деревни и города – вот к чему должны привести бухаринская “нормализация” рынка и “маневрирование” ценами на хлеб по районам.

Ясно, что партия не может стать на этот гибельный путь.

О правом уклоне в ВКП(б). Речь на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в апреле 1929 г. (стенограмма). // И.В. Сталин. Сочинения. Том 12. Москва, 1949. С. 45-47.

Последствия попустительства правому уклону

 Санька Егоров был уже женат. У них был один ребенок, но второй никак не получался и его, отмазывавшегося от армии почти пять лет, все-таки «арестовали». Точно уже не помню, как он сдался, но, кажется, там уже судимость ему грозила за дальнейшую «косьбу».
    Служил он по принципу – «один хрен из армии не выгоните, так сами и страдайте».
Санька ростом даже на полголовы меньше меня, примерно 162. Коренастый, с явным брюшком и лысиной, как у Ленина.
  Команда с ним прибыла в нашу часть примерно на неделю позже нас. Егоров надел форму и выглядел в ней… Ну большего издевательства над формой нельзя было придумать. Он в таком издевательском виде два года ее и носил.
  Первый же подъем показал, что в роте появилась проблема. Санька в 6.30 отказался по команде вставать с кровати, сказал, что  ему хреново, нужно еще часик поспать. Вообще – давление, подагра и пелагра, зовите доктора, если не верите.
  Сержант-замок сбросил его с кровати вместе с матрацем. Зря он это сделал. Санька изобразил дикую боль в области живота и начал умирать.
  В результате всего этого спектакля он оказался в ротной канцелярии перед лицом командира роты майора Киселева, которому объяснил, как видит свою дальнейшую службу:
- Майор, ты от меня со своей армией и «один за всех, а все за одного» от… отстань, короче. Я могу починять разные магнитофоны, телевизоры, некоторые марки утюгов и самоваров, хочешь – буду вам здесь всё починять. Только примусы не приносите. Аллергия на керосин. А с вашей дисциплиной – отстаньте. Я старый, больной человек, за меня переживает моя жена. Если ваша дисциплина будет вредить моему здоровью, мы будем писать во все прокуратуры. Если мне твои сатрапы-сержанты руки свяжут, через неделю после отсутствия от меня письма с подтверждением того, что служба мне в кайф, моя супруга накатает телегу самому главному военному прокурору, что её муж вот-вот в армии умрет от издевательств. Тебе оно надо такое? Ну, не подтвердится. Но ты же устанешь от всего этого. И утюг тебе тогда я чинить не буду. Понимаешь?
  Саньке выделили комнату в клубе части. Он там себе завел паяльник, электроплитку и повесил большую картину с женщиной в купальнике. Ему носили всякие сломанные электроприборы. Майорам и выше – чинилось бесплатно. Офицерам – за тушенку. Прапорщикам – за водку. Военнослужащим чужой части – за водку с тушенкой.
  Кровать в казарме Егорову поставили в самом дальнем углу, чтобы меньше было наблюдающих, как он только к 8-ми утра просыпается и часто страдая с похмелья бредет в умывальную комнату бриться и чистить зубы.
  После полугода учебки его в части оставили. «Примусы» советского производства ломались чаще китайского говна. Егорова ценили не только в части, но во всем гарнизоне.
  
   

[reposted post] Призыв в язовскую армию.

 Как меня в армию призывали. Не для книги. Просто вспомнился это  цирк.
    Весенний призыв 1987 года. Призывали нас, студентов,  уже в самом конце июня. Я шел в армию от Уссурийского городского военкомата. Уже медкомиссию прошел, из общаги выселился. Рассчитал, что до дня призыва у матери поживу и от нее служить поеду. Повестка уже для явки на определенное число на руках была. Нужно было явиться не в сам военкомат, а в какой-то клуб (в какой – уже не помню, но он в самом центре Уссурийска был) города, там был призывной пункт и команды формировались.
   Перед  днем явки на призывной пункт, сел вечером на поезд, поехал из Ленинского в Уссурийск. Приехал в час ночи, до утра на вокзале просидел, пошел в этот клуб.
    Покупатели из частей часа два набирали  команды, по списку выкрикивали новобранцев. Последний покупатель себе набрал, в зале клуба осталось несколько человек, я среди них, которые сегодня армии не требовались. Нам переписали повестки на следующий день.
   Успел к обеду вернуться из Уссурийска в Ленинское. Выспался, поел и вечером опять на поезде поехал в Уссурийск. Всё по новой.
    Перед началом работы комиссии стою курю перед входом в клуб. Рядом курит старлей флотский. Смотри на меня:
- И ты призывник, что ли?
-Ну да. Не похож?
-Очень взрослым выглядишь. Хочешь на флот?
-Да по фигу. Давай на флот. Я почти закончил военно-морскую кафедру в мединституте, буду вам на флоте жопы зеленкой мазать.
-А сколько тебе лет?
-23.
-Пипец! Не, на хер ты мне не нужен. Меня за тебя начальство будет иметь.
- Почему?
- Да вы в таком возрасте все уже грамотные, права будете качать, на хер нужен такой рак мозга. Тебя возьмут в самую последнюю команду. До последнего будут откладывать.
  Не взяли меня на флот. Вообще, и на второй день никуда не взяли. Переписали повестку на следующий день. Можно было обидеться и вообще навалить на призыв. Два дня являлся, можно на третий опоздать по транспортным причинам и вообще в этот призыв не пойти в армию. Так осенью призовут! Посреди сессии выдернут и потом еще лишний  год потеряешь! И служить начинать летом  приятней, чем зимой.
  Опять возвращаюсь домой в Ленинское. Вечером опять на поезде в Уссурийск, всю ночь на вокзале…
    В третий раз я уже взял из дома бутылку коньяка. Я уже понял всё. Эту бутылку я отдал капитану из военкомата, который сторожил личные дела призывников, отобранных покупателями. За бутылку коньяка он подменил одно личное дело из стопки, отобранных прапорщиком, приехавшем из ШМАСа Спасска-Дальнего, вложил туда мое. Капитаны – хорошие люди. Служил я в двух часах езды от Уссурийска. После «духовского» периода ко мне еще моя институтская подружка полгода в гости ездила, пока замуж не вышла.
  А тот прапорщик из ШМАСа оказался потом старшиной роты, в которую я попал. Уже в поезде, когда он вез нас в Спасск, увидел меня и удивился:
-А ты как в моей команде оказался? Сколько тебе лет?
-ЫЫЫ! 23.
-Не дай бог – в мою роту!
  Да нормально всё было дальше. Даже чачу с ним через три месяца пили, когда он ответственным по роте стоял, а я - дежурным по роте.
   Нас же, студентов, сразу после того, как в форму переодели, построили на плацу и начальник политотдела части предупредил, что согласно какого то приказа козлячьего маршала Язова за нарушения воинской дисциплины и прочие косяки МО будет направлять в институты ходатайства о нашем отчислении. И что есть какой-то приказ по министерству образования  нас отчислять без права восстановления.
Поэтому мы не сильно права качали. Но вот со мной призвали Саньку Егорова, ему 27 лет было и институт он давно закончил., вот там было жестко…
Немного о ГКЧП. Совсем кратко. Меня, по большому счету, та история почти совершенно не интересует. Было ГКЧП, не было бы ГКЧП – итог был бы один. Но только меня никак не удовлетворяют все существующие версии тех событий. Сами члены ГКЧП отрицают, что они были заговорщиками и хотели Горбатого сместить. Горбатый, напротив, заявляет, что заговор против него был. Самые упоротые говорят, что Горбачев сам эту провокацию и организовал. Всё это чушь.
  Заговор был. Только не против Горбачева. Точнее, не против его одного. Нет, если полные улицы танков – и это не заговор, и не переворот, то тогда просто учебные маневры лихих танкистов с целью отработки учебной задачи по захвату столицы государства.
   Вопрос-то не сложный. Посмотрим состав ГКЧП и мы видим, что в его составе не было ни одного партийного секретаря республик, обкомов и краев, ни одного реального представителя партийной власти, составляющей большинство ЦК, которое избирало Генсека. Парочка секретарей обкомов ГКЧП с испуга поддержала, конечно. Но это от испуга.
   Да сам Д.Т.Язов в своей книге «1991 год. Где была армия?» обо всем проговорился. Он написал, что незадолго до ГКЧП Горбачев кардинально поменял состав Политбюро, выкинул оттуда всю административно-хозяйственную номенклатуру и включил первых секретарей республик.  Вам что то еще неясно?
Вот эта номенклатура, поняв, что грядет окончательное решение вопроса власти и собственности, в котором решающее слово будет за партийными секретарями, попыталась совершить переворот, взять власть в свои руки. Руки только оказались корявыми и трусливыми. ГКЧП – министр обороны, министр внутренних дел, председатель КГБ, хозяйственники-промышленники. Кишка тонка у них против первых партийных секретарей оказалась. Такие у нас были маршалы боевые, что в штаны наложили испугавшись своей же храбрости. В принципе, они хотели повторить то, что не удалось Берии. Очень на это похоже.
  Предотвратили бы они в случае успеха развал СССР? Как же! Также развалили бы, с таким же успехом. Только на осколках президентами стали бы не первые секретари КПСС, а министры какой-нибудь обороны или каких-нибудь внутренних дел.
   Сегодня Дмитрий Тимофеевич известен не только, как бывший министр обороны СССР и член ГКЧП, он сегодня – известный писатель. Пишет про то, каким великим был И.В.Сталин. «Победоносец Сталин» - книга в виде интервью Язова Александру Проханову.     Будь Сталин жив, я даже не могу себе представить, как бы он отреагировал на мысли и идеи этих двух православных  «гениев».  Скорей всего, предложил бы их серьезно обследовать на предмет психического здоровья.
   Если бы психиатры установили их вменяемость, то за былые «заслуги» маршала Язова ждала кара за вполне реальные преступления, совершенные с целью подрыва оборонноспособности государства и дискредитации Советского строя. Как троцкиста. Как члена троцкистской команды М.С.Горбачева.
    Да, в ГКЧП он участвовал. Потом в своей книге «Август 1991 года. Где была армия?» подробно писал об этом. О том, что они были не заговорщиками, только хотели предотвратить развал страны. В этой же книге он написал и за что сняли с министерства обороны его предшественника, маршала Соколова. За отказ согласиться на сокращение ракетного комплекса «Ока», на чем настаивали на переговорах американцы. Тогда была проведена провокация с полетом Матиаса Руста на спортивном самолетике с посадкой на Красной площади. Соколов с должности слетел. Горбачев выбрал на МО кандидатуру, которая не будет вякать, а сделает всё, что ему скажут. Д.Т.Язова. При Язове всё и сократили, порезали. И ракеты малой дальности, и ракеты средней дальности, и группировку войск из стран Варшавского договора, Монголии вывели и бросили людей с семьями в чистом поле. Это же всё при Язове было.
   Потом Дмитрий Тимофеевич писал и рассказывал, как он сопротивлялся и возражал, а коварный Шеварднадзе втихоря соглашения с американцами подписывал на переговорах. Потом можно всё рассказывать, изображая из себя патриота. Сложнее было, находясь в должности, стукнуть на заседании Политбюро, кандидатом в члены  которого его сделал Горбачев, кулаком и командирско-маршальским голосом рявкнуть: «Не дам крушить оборону Родины!». И уйти в отставку, если тебя не слушают. Но не запачкать себя преступлением.
   Да кто бы рявкал?! Открываем материалы 28-го съезда КПСС, проходившего в 1990 году, читаем в них выступление министра обороны СССР Язова:
«Уважаемые товарищи! Основы современной политики партии в области обороны и безопасности страны, как известно, были заложены Апрельским Пленумом ЦК КПСС в 1985 году… Сегодня ее постулаты общепризнаны. Во-первых, обеспечение безопасности в ядерно-космический век , это задача прежде всего политическая, и она должна решаться политическими средствами. Во-вторых, безопасность может быть только всеобщей, равной, одинаковой для всех. В-третьих, безопасность гарантируется не предельно высоким, а предельно низким уровнем стратегического баланса… Эти положения трансформированы в качественно новую оборонительную доктрину Советского государства. Ее реализация – вот первостепенная задача, в решении которой мне пришлось непосредственно включиться сразу же после назначения на должность министра обороны, избрания в июне 1987 года кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС».
   Оценили? Вспоминать на пенсии вы, Дмитрий Тимофеевич, теперь можете что угодно, придумывая себе героическое прошлое в виде сопротивления разрушительной политике Горбачева, только с трибуны съезда КПСС говорили совершенно об обратном. О том, что для вас задачи, определенные этой политикой, стояли в ряду первостепенных.
    А творили вы с армией в компании единомышленников из Политбюро вещи запредельные. Именно такие, за которые в 37-м году ваши идейные предшественники поплатились.
 В большей части ВУЗов СССР работали военные кафедры, которые готовили мобилизационный резерв армии в виде офицеров запаса. Самый важный на случай будущей войны мобилизационный резерв. Но вам стало нехватать солдат в армии. В армии мирного времени. Поэтому вы одели в солдатские гимнастерки студентов, обучавшихся на военных кафедрах, сократив этим решением в разы выпуск офицеров запаса. Военные кафедры ВУЗов на несколько лет почти опустели. Одновременно, вы нанесли этим решением удар по народному хозяйству, на несколько лет сократив выпуск для него специалистов, которые у вас в казармах оказались. Это даже если не учитывать, что после двух лет отупляющей службы в той армии, в которую вы превратили вместе с вашими предшественниками Советскую Армию, не все бывшие студенты решились продолжить образование в стенах институтов и университетов.
     И это еще не всё. Я после третьего курса института, после уже двух курсов подготовки на артиллерийской военной    кафедре, был призван в военно-воздушные силы, в авиацию. И на срочной получил специальность авиамеханика. Какая там у меня была специальность – тоже вопрос. Но не это главное. Главное, после армии я ушел в запас сержантом-авиамехаником. Вернулся в институт, через год закончил военную кафедру, после четвертого курса сдал госэкзамен на ней и в запасе теперь я находился, как офицер-артиллерист.
      Из вашего бы кармана, господин маршал, вернуть выброшенные на ветер средства, на ненужную подготовку меня, как авиамеханика. Да, вы же жили в ожидании скорой войны с НАТО?! Вам прямо тогда были солдаты нужны?!
   Так какого черта вы тогда меня призвали в авиацию, а не в артиллерию? После двух курсов военной кафедры я сдал зачеты и экзамены по матчасти, топографии, умел провести техническое обслуживание любой ствольной артиллерийской системы, умел пользоваться картой, ориентироваться на местности, знал и умел пользоваться приборами артиллерийской разведки, имел представление об Уставах – готовый, в принципе, командир орудия или командир отделения артиллерийской разведки. Берите готового солдата-специалиста.
   Но ни я, никто из моих однокурсников, призванных из института не служили в артиллерии. Мы, почти закончившие курс артиллерийской военной кафедры, попали в любые другие войска, кроме артиллерии. В авиацию, пехоту, стройбат… Никто – в артиллерию.
     Т.е., вам не солдаты в армии были нужны. Были бы нужны солдаты, вы бы догадались издать приказ по МО о призыве студентов, обучающихся в ВУЗах с военными кафедрами строго в войска по профилю военных кафедр.
   Вам и вашим подельникам в Политбюро ЦК КПСС нужна была фронда в виде возмущенных творимым же вами студентов, которых вы одели в шинели, добавьте еще сюда родителей студентов. И эту фронду своим преступным решением и еще более преступным исполнением этого решения вы создавали до 1989 года, шесть лет, если я не ошибаюсь.
    Как это можно назвать, господин маршал Язов? В 37-м году это квалифицировалось по ст. 58.1 «Контрреволюционным признается всякое действие, направленное к свержению, подрыву или ослаблению власти рабоче-крестьянских советов и избранных ими, на основании Конституции Союза ССР и конституций союзных республик, рабоче-крестьянских правительств Союза ССР, союзных и автономных республик, или к подрыву или ослаблению внешней безопасности Союза ССР и основных хозяйственных, политических и национальных завоеваний пролетарской революции».
     Так что, господин маршал Язов, больше не пишите о Сталине. За ваши деяния при Сталине вы бы получили то же самое, что и Тухачевский.

[reposted post] Amazon уничтожает товары

Телевизоры, книги, подгузники и другие товары, которые Amazon не смог продать, компания отправляет на свалку или сжигает, сообщили журналисты Daiy Mail. Репортеры устроились работать на склад Amazon в Уэст-Мидлендс на западе Англии и сняли на скрытую камеру так называемую зону «уничтожения» на складе Amazon.

В мусорных контейнерах находились запечатанные непроданные товары, которые компания собирается уничтожить. Камеры, установленные на дроне, отследили грузовик, который отвез товары со склада на свалку и в центр уничтожения отходов.

Если за полгода товары не раскупили, Amazon начинает требовать от компаний повышенную плату за их хранение. Это значит, что вместо £22 за метр площади на складе компании отдают £430, а через год — £860. Как правило, они не готовы платить такие суммы, поэтому Amazon уничтожает продукцию.

Сотрудники Amazon отказались отвечать на вопросы об уничтожении товаров, сообщает Daily Mail. Представитель заявил, что склад сотрудничает с благотворительными организациями и НКО, которым они передают непроданные товары.

https://news.mail.ru/economics/37263481/?frommail=1

Немыслимое для обывателя дело – уничтожение кондиционных товаров. Разве подгузники могут устареть? Или телевизоры протухнуть? А может из книги буквы разбегутся? Даже если телевизор ископаемый, оснащенный электронно-лучевой трубкой, он все равно пригодится кому-то в захолустье, тому, у кого вообще телевизора нет. Однако, у обитателя захолустья на телевизор нет денег, иначе бы он давно его купил.

Все это было ранее и повторяется снова. Во времена Великой депрессии в Америке покупательская способность населения упала настолько, что население не было способно покупать обычное молоко, и фермеры сливали его в землю, чтобы не продавать перерабатывающим компаниям за бесценок и тем самым снижать его рыночную стоимость.

Капиталист весьма изобретателен в подходах к уничтожению продукции. Кое-где это похабное действо оформлено в виде праздника:

Капиталисту не выгодно раздавать товар бесплатно, даже если продать его нет никакой возможности. Во-первых, человек, получивший продукт бесплатно, не понесет капиталисту за него деньги, тем самым снижая рентабельность рынка, а во-вторых, часть розданного товара образует вторичный рынок, снижающий рентабельность первичного еще больше. Если же старый товар уничтожить, то нуждающийся заработает, украдет, ограбит, но добудет необходимую сумму и принесет ее продавцу на блюдечке. Особенно, если это касается предметов  первой необходимости.

И не надо верить лицемерным причитаниям о благотворительности – на нее идут жалкие доли процента от уничтоженного.

На фоне этой картины особенно абсурдно выглядит лживый тезис об истощении ресурсов. Ресурсы переводятся в пыль фактически теми же лицами, что заявляют об их нехватке. Уже здесь и сейчас ресурсов и мощностей для их переработки столько, что их хватит для бесплатного обеспечения предметами первой необходимости всего населения Земли. А это и есть один из признаков второй фазы коммунизма – обеспечение по потребности.  То есть материальная база коммунизма уже построена. И наступлению этой фазы мешает лишь устаревшая паразитическая надстройка – диктатура крупного капитала. 

Amazon уничтожает товары

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel