?

Log in

No account? Create an account

May 2nd, 2019

 А я пока погрузился в учебу. Новая специальность оказалась настолько многогранной и интересной! В медицине – лечение и профилактика. А тут – еще и экономика, как вторая профильная наука! Организация производства! Вау! Еще и военная кафедра -артиллерийская. Возиться с пушками – что может быть интереснее для мужчины?!
    Решился вопрос и с подработкой. Сначала устроился сторожем на автобазу в Уссурийске. Сутки через трое. Это вам не медбратом или фельдшером, на такой работе и выспаться можно.
    А потом на кафедре внутренних болезней, на одном из семинаров, зав.кафедрой стал предлагать зачет за нарисованные плакаты-пособия. Желающих было мало. Я хорошо рисовал и писал тушью, предложил свои услуги:
-Возьмите меня на кафедру на ставку лаборанта и я вам за год весь учебный материал сделаю и обновлю.
Меня на следующий же день и оформили, написал заявление и провели приказом по институту. 96 рублей оклад. Плюс стипендия. Нормально.
   Но впереди ждала армейская служба. И не меня одного. Именно в ПСХИ после весенней сессии 1987 года сняли отсрочки со всех студентов до четвертого курса. Четвертый курс сдавал гос.экзамены на военной кафедре, их в армию не брали уже.
   Оказалось, что в СССР резко стало не хватать призывной молодежи. Она внезапно исчезла. Поэтому нужно было вообще всех студентов обуть в сапоги.
   Знать бы тогда о словах Мао Цзедуна, сказавшего, что в СССР к власти пришла шайка, которая разорвет страну на улусы и будет в них править, как феодалы, мы бы поняли, почему стало для СА и ВМФ не хватать призывников.
   Цель была – заразить массу студенчества, как одну из активнейших частей молодежи, национализмом и выпустить в качестве тарана для развала страны на части. В 1989 году первый съезд народных депутатов СССР вдруг решил, что призывников более, чем достаточно, поэтому студентов, даже не дослуживших двух лет, даже тех, кто только полгода отслужил, вернули из армии. Свежезараженную национализмом группу молодежи. Болеющую национализмом в особо острой форме.
  Советская армия тех лет была не школой мужества, как в программе «Служу Советскому Союзу» рассказывали, а школой национализма.
    Да-да, по ошибке призывали, и потом ошибку в 1989 году исправили… Да, именно тогда исправили, когда страна входила в решающую фазу развала, когда для этой фазы и нужны были в республиках массы националистически настроенной молодежи.
     А в это время полным ходом шла Перестройка.  Я как-то в ней участвовал? Хоть как-то я выражал желание поменять даже тот, убогий «социализм», на триста сортов колбасы? Да мне не до этого было, как и всей массе советского народа, учившегося, работавшего, старавшегося заработать, как-то свою жизнь выстроить в тех условиях, которые имели.
      У меня вообще было – время эйфории, связанной с тем, что окончательно с будущей профессией определился, она меня устраивала, особенно в том плане, что не придется в будущем, убиваясь на работе, считать копейки до зарплаты. Специальность ветврача, конечно, была не легче и не менее ответственной, чем медика,  даже в физическом плане – более тяжелая, но зато давала более-менее нормальную материальную базу. И меня никогда не окружали люди, в числе которых в большинстве были, искавшие работу, на которой можно ничего не делать, но получать за это деньги. Мы искали работу, на которой можно заработать.  Устраивались по-хитрее, как раз те, кто теперь нам говорит, что мы предали социализм. Внимательней на биографию С.Е.Кургиняна только посмотрите, из нее лезет мерзкая рожа общественника-активиста, пламенного комсомольца в институте. И не ищите у него в биографии какой-то трудовой деятельности, там только натруженный язык.
    В ПСХИ было намного комфортнее учиться. Не в том плане, что после мединститута было легче. В мединституте уже на 4-м курсе учеба была не очень трудна, не то, что на первых. Не было того снобистско пренебрежительного отношения к студентам и не раздражали общественные деятели. Партийная и комсомольская организации факультета где-то в тиши занимались, наверно, какими-то своими делами, которые нас не касались. Студенты сельскохозяйственного института не были особо интересны власти, которая готовилась к окончательной ликвидации остатков социализма в стране.
      Я очень вам рекомендую читать книги и статьи М.С.Горбачева, из них вы поймете, что Михаил Сергеевич знал марксизм-ленинизм получше некоторых нынешних профессоров, которые нас убеждают в том, что СССР развалился по причине ошибок в теории руководителей КПСС. Ни одной ошибки они не совершили. Это те из вас, которых убедил профессор философии М.В.Попов в принадлежности современных промышленных рабочих к авангарду пролетариата, марксизма-ленинизма не знаете. Потому что вы, неся в себе отвращение к работам классиков марксизма, полученное в наследство от того иезуитского способа его преподавания, который был в СССР, специально выстроенного так, чтобы к этой науке  привить стойкую неприязнь, читаете не Маркса и Ленина, а их интерпретаторов, который вам подают материал в стиле «для чайников». Занимательно и увлекательно. Увлекая вас в болото.
     Деятели из КПСС как раз отлично понимали, почему Ленин выбрал промышленных рабочих в качестве авангарда пролетариата. Потому что он в России начала 19-го века представлял из себя большинство населения крупных городов. И не просто крупных, а столичных. Восстание врачей Боткинской больницы к свержению самодержавия не привело бы. И бунт наемных работников частных хлебопекарен не вынудил бы генералитет пойти к царю с предложением об отречении.
    Ленинской партии нужна была социальная группа пролетариата в качестве авангарда, которая может снести старую власть, совершить революцию,  а не «дистиллированный пролетариат».
     И вспомните демонстрации во время августовских событий 1991 года в Москве. Много там вы видели промышленных рабочих?  А ведь эти демонстранты почти сплошь были составлены из пролетариата.
     Вот в этот пролетариат – научно-техническую интеллигенцию и студенчество больших городов, особенно столичных, била со всей силы Перестройка. Сначала им урезали зарплаты ниже, чем получали промышленные рабочие, менее квалифицированный слой пролетариата, выдержали это «вино» до достаточной кондиции, потом обозлили «новым мЫшлением», показав, что «система реформированию не поддается» и сама партийная верхушка с помощью этого авангарда пролетариата (настоящего авангарда, без иронии), снесла остатки социализма в уже давно несоциалистической стране. Совершив то, что не удалось их предшественникам, троцкистам 20-30-х годов: захватить власть в коммунистической партии и, пользуясь этой властью, реставрировать капитализм.

[reposted post] Диверсификация рисков

...Таким образом, средний процент на капиталистическом денежном рынке (учитывая важность разных центров, постепенное понижение уровня процента к концу 1926 г. и необходимость подсчёта по сложным процентам) в 1925/26 г. нельзя считать менее 60%. Между тем чистый доход частного торгового капитала, по определению Наркомторга, составляет около 32%, а капиталистического промышленного капитала (считая основной и оборотный вместе), как указано в главе о промышленности, даже только 17%.

Градация чистой доходности соответствует, таким образом, распространённому мнению, что наиболее доходным для капиталистов являются денежные спекуляции (кредитный капитал), потом торговля и затем уж промышленность. Но, спрашивается, если существует такая крупная разница между доходностью различных отраслей деятельности частного капитала, как может быть, что одни капиталисты соглашаются заниматься торговлей и другие — промышленностью вместо того, чтобы всем стремиться уйти только в денежные спекуляции? Ответ на вопрос заключается в том, что на деле такого разделения нет: в подавляющем большинстве случаев одни и те же капиталисты являются одновременно и торговцами и финансистами, и торговцами и промышленниками, и т. д. Здесь мы имеем дело преимущественно вовсе не с эксплоатацией торговца и промышленника ростовщическим финансистом. Здесь мы имеем дело преимущественно с таким маневрированием буржуазии своим капиталом, чтобы возможно большая часть реального дохода на него оставалась вне налогового обложения (доходы частного кредитного капитала по сию пору у нас почти полностью ускользают от обложения, так как наша налоговая система почти не знает внешних признаков для их уловления). Только уяснив себе и поняв это, можно не преувеличить реального чистого накопления буржуазии и получить величины, указанные нами в главах о промышленности и торговле; доход от денежных и кредитных операций в большинстве идёт в ту же семейную кассу торгового и промышленного капиталиста и даёт ему возможность, обеспечив расходы семьи, иметь (в совокупности с доходами от торговли и промышленности) ещё некоторое чистое накопление. Материалы позволяют дать соответствующий примерный ориентировочный расчёт.

Частный капиталист маневрирует своими средствами самым разнообразным образом. Сегодня он торгует мануфактурой, завтра уходит в хлебные или иные заготовки, потом берётся за госзаймы, начинает спекулировать золотом, хватается за капиталистическую эксплоатацию кустарной промышленности и т. д. и т. п. Закрывает свой мануфактурный магазин (ибо на мануфактуру нажало государство) и обращает свои средства на финансирование, например, частной промышленности растительных масел или капиталистической торговли в тех областях, где особого вытеснения не наблюдалось (мясо, овощи, дрова и т. д.). Один и тот же капиталист не только попеременно, но и одновременно вкладывает свой капитал в разные отрасли деятельности. Он рассматривает это как обязательную страховку против изменений степени всегда возможного (по его мнению) нажима со стороны советской власти в том или другом направлении, а также использует всеми этими приёмами временные изменения конъюнктуры и обеспечивает себя против её колебаний. Когда капиталист закрыл мануфактурный магазин — обычно это вовсе не значит, что он разорился. Обычно это означает лишь то, что при данном положении он находит другое применение более выгодным для своего капитала и переводит его в соответственную отрасль деятельности. Весьма широко вообще распространена такая практика, когда капиталист имеет явно существующим не особенно большое промышленное или торговое предприятие (даже не особенно выгодное) — лишь как легальное прикрытие своего существования и операций, а большую часть своего капитала помещает в другие операции (финансирование кустарной промышленности, частных заготовок и т. д.), которые остаются бесконтрольными неведомыми налоговым органам и для которых явно существующее его предприятие служит лишь легальной зацепкой — прикрытием или маскировкой.

Эти три черты современной деятельности частного капитала в СССР:

1) переменность занятий одного и того же капиталиста,

2) одновременность помещения им разных частей своего капитала в разных областях,

3) распространённость прикрытия главного занятия каким-либо второстепенным с точки зрения самого капиталиста легальным предприятием,

— эти три черты в современном своём развитии являются следствием, какое капитал выводит для себя из существования советского строя. Конечно, до известной степени все эти черты существовали и при господстве капитализма, но во много раз более слабом виде сравнительно с нынешним состоянием. Факт существования советского строя, с одной стороны, создаёт тенденцию частного капитала к чрезвычайному усилению своей манёвренной подвижности в указанных трёх направлениях, а с другой стороны — облегчает осуществление самой этой подвижности по сравнении с дореволюционным временем. До революции фабрики были собственные, теперь нередко — арендованные и т. п., что делает легче извлечение при надобности вложенных средств.

Ю. Ларин. Частный капитал в СССР. Государственное издательство, 1927. С. 234-236.

 

Диверсификация рисков

       Еще до весенней сессии в конце 4-го курса я съездил в Уссурийск, точнее,  пригородное с Уссурийском село Воздвиженка, где находился ветеринарный факультет Приморского сельскохозяйственного института. Пошел на прием к декану факультета Павлу Павловичу Задорожному. Нужно было определяться с переводом, узнать, для начала, есть ли у них вакансии. Павел Павлович выслушал меня. Сказал, что вакансии есть на любом курсе. Удивился, что я перевожусь из медицинского в сельхозинститут, посмотрел мою зачетку, еще больше удивился, но мои аргументы понял.
- Вы родной брат Станислава Балаева? Ваш брат – хороший студент. Что ж, давайте сделаем вам отношение, подпишите у ректора и пусть медицинский институт направляет ваше дело. Возьмем вас, конечно, не на четвертый курс, а только на третий, и вам большую разницу в предметах сдавать нужно. А на четвертом курсе идут такие предметы, которые вы не сможете сдать, там нужно иметь практические знания. Отвезите отношение своему декану, в июне приезжайте, к концу сессии у нас, мы вас зачислим и организуем экзамены.
     С отношением из ПСХИ я пошел уже к декану лечебного факультета ВГМИ. Тот тоже удивился моему желанию перестать учиться лечить людей и переквалифицироваться в коровьева доктора. Вот он на мои аргументы уже отреагировал воплем с фразами о том, что я хреновый комсомолец, если ищу работу более денежную.
      А я, по неопытности, отношение о переводе не в приемной зарегистрировал и копию себе не оставил, а отдал декану в руки. Но он мне не отказал. Да и не имел права отказать.
    Сессию, я естественно, не сдаю. Поехал на ветфак, мне по записке декана под денежный залог в учебной библиотеке выдали учебники по предметам, которые я доздать должен был. Работаю на «Скорой», готовлюсь. В июне приезжаю в ПСХИ сдавать экзамены. А документы из меда не пришли!
    Еду назад, во Владивосток. Бегу в деканат. Декан в отпуску, вместо него – заместитель, он ничего не знает, а я уже отчислен за неуспеваемость – сессию-то я не сдавал.
    Отчисление из института автоматически лишало студента отсрочки от армии. Если бы я ушел в другой институт переводом, то отсрочка сохранилась бы.
    «Да и хрен с вами! Армия – так армия. Больше чего будет в жизни вспомнить!»
Самое интересное, что еще в 1925 году И.В.Сталин, выступая перед студентами на первой Всесоюзной конференции пролетарского студенчества, говорил:
«Вузы и комвузы, рабфаки и техникумы -это школы для выработки командного состава по хозяйству и культуре. Медики и экономисты, кооператоры и педагоги, горняки и статистики, техники и химики, сельскохозяйственники и путейцы, ветеринары и лесники, электрики и механики,-это всё будущие командующие по построению нового общества, по постройке социалистического хозяйства и социалистической культуры… Наконец, о студентах-коммунистах специально. Говорят, что студенты-коммунисты мало успевают в науках. Говорят, что они серьёзно отстают в этом отношении от беспартийных. Говорят, что студенты-коммунисты предпочитают заниматься "высокой политикой", убивая две трети времени на бесконечные прения "о мировых вопросах". Верно ли всё это? Я думаю, что верно. Но если это верно, то из этого следуют, по крайней мере, два вывода. Во-первых, коммунисты-студенты рискуют стать плохими руководителями социалистического строительства, ибо нельзя руководить построением социалистического общества, не овладев науками. Во-вторых, дело выработки нового командного состава рискует стать монополией в руках старых профессоров, нуждающихся в новой смене из новых людей, ибо нельзя готовить новую смену и новых научных сотрудников из людей, не желающих или не умеющих овладеть наукой. Нечего и говорить, что всё это не может не создавать прямой угрозы всему делу социалистического строительства. Можно ли мириться с таким положением? Ясно, что нельзя. Поэтому студенты-коммунисты и вообще советские студенты должны поставить себе ясно и определённо очередную задачу: овладеть наукой и создать новую смену старому профессорскому составу из новых, советских людей».
       Такое впечатление, что он со мной на одном курсе института учился. Только в наше время эти «студенты-коммунисты», бездари и тупни, имели зачетки с одними «пятерками». Завалить активного общественника, тем более члена партии, на экзамене ни один преподаватель не решился бы.    
И дело даже не в том, что я сменил одну профессию на другую, более денежную. Это ерунда. Только потом, через много лет, я осознал последствия своего шага: я перестал быть рабом профессии.
Вот то, что нам еще в школе внушали: выбираете профессию на всю жизнь – не ошибитесь! – это рабство. Уже в школе пропаганда выбора профессии на всю жизнь шла вразрез с идеями коммунизма.
  Сменив одну профессию на другую, я уже смелее дальше шел и на смену следующей профессии. Дальше – еще смелее. Я стал ценить самого себя, а не свой диплом при себе.

Почти в самом конце службы, я был уже дембелем, как раз в последних числах мая 1989 года, мы с замполитом нашей роты капитаном Петренко сидели вечером у него дома и немного выпивали по поводу благополучной кастрации его кабанчиков (многие офицеры нашей части держали хозяйство). Я призвался в возрасте 23 лет, был достаточно взрослым человеком, поэтому отношения у меня с офицерами и прапорщиками были несколько иные, чем у 18-19-летних.
     Как раз шла трансляция заседания съезда и как раз там выступающие требовали отмены призыва студентов и возвращения их из армии.
    За исключением того, что капитан Петренко навязчиво пытался выстроить отношения между мною и своей пятипудовой дочерью, студенткой педагогического техникума в г.Спасск-Дальний, где находилась наша часть, был мужиком умным. Тогда он сказал, отреагировав на происходящее на съезде:
-Родителей из Киргизии надо вывозить, пока не поздно. Они на самой границе с Узбекистаном живут. Киргизы и узбеки сейчас начнут резать друг друга и русским там достанется.
-Думаете, что Союз распадется, товарищ капитан?
-Не думаю, а знаю. Он и так на соплях уже держится.
Я своих товарищей в Движении уже попросил до момента, когда я закончу писать "Троцкизм", не раздувать полемики насчет Большого террора. Дождитесь, пока я окончательно этот вопрос не сформулирую. Я постараюсь его так осветить, чтобы у оппонентов не осталось точки опоры.
И сам я еще кое-что уточняю. В частности, будут озвучены такие приколы, так сказать:
 В.Земсков никаких исследований по 37-му году не проводил, и вообще исследований по числу расстрелянных за время правления Сталина не проводил. Он эти цифры взял у комиссии Яковлева. Причем, он никогда этого и не скрывал, открыто об этом писал и говорил.
А комиссия Яковлева взяла их ... (приготовьтесь! Где фанфары?) -  у А.Солженицына. Тупо  слямзила в "Архипелаге Гулаг", только немного подогнав их под статистику умерших в местах заключения.

Т.е., так называемые данные В.Земскова - это сведения из А.Солженицына.

Читайте первоисточники, товарищи! Даже если это враг писал - читайте!.



Если вам когда-нибудь предстоит спорить с членами "Сути времени",  задавайте им вопрос:

"Уважаемые, а вы, случайно, не знаете автора выражения: "Вопреки чудовищным патологиям сталинской системы общество было живым"?

Альянс - На Заре

Мечта через 30 лет ....

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel