?

Log in

No account? Create an account

May 1st, 2019

[reposted post] "Фондовые биржи" в СССР

Не следует думать, что эти валютные операции частного капитала проходят совершенно стихийно и неорганизованно. Во второй главе (раздел 10) я приводил уже пример функционирования в 1925/26 г. в Закавказьи особых нелегальных частных контор («баратные конторы»), развивших значительные операции по хранению, обмену и переводу за границу персидской валюты. Подобные же конторы существуют в пределах СССР для Польши и т. д.

Частный денежный капитал в лице главнейших своих воротил вообще образует руководящие центры (не всегда нами открываемые), заправляющие потом мелкими спекулянтами, копошащимися на «чёрных биржах». Эти центры координируют учётную политику, высоту процента на частном денежном рынке и т. д. — вообще «делают там погоду». Тов. Гарнич (работник Наркомфина) в своих неопубликованных пока «Очерках к истории валютно-фондового рынка нашей страны» рассказывает, например, про трёхлетие 1921–1923 гг. в Москве следующее:

«Биржевидные сборища на Ильинке в массе состояли из сравнительно мелких дельцов, случайных посетителей и агентуры крупных воротил тогдашнего частного фондового рынка. Основная и решающая часть фондового оборота, организованно спаянная, диктующая цены (ценных бумаг) и искусственно создающая конъюнктуру в порядке обычной техники биржевой игры, была сосредоточена в других местах. Центральным пунктом (решающих частных) биржевых собраний в период 1921–1923 гг. был ресторан „Эрмитаж“ у Трубной площади, где средняя ежедневная посещаемость составляла свыше 100 человек и имелся „комитет“ из нескольких человек, избранный посетителями, активными дельцами. „Комитет“ имел права и полномочие решения всех спорных вопросов и дел, возникающих в деловой практике. Этот „комитет“ выносил решения, обязательные для сторон. По отношению к этим регулярным собраниям („фондовой биржи“ частного капитала) всю остальную „улицу“ (чёрные биржи на Ильинке, в Богоявленском переулке, на Карунинской площади и в прилегающих ответвлениях и другие места сборищ менее крупных и менее квалифицированных дельцов) надо считать как бы „кулисой“ или естественным придатком к основной бирже» (Гарнич, стр. 4–5 «Очерков»).

Ю. Ларин. Частный капитал в СССР. Государственное издательство, 1927. С. 229-230.

 

"Фондовые биржи" в СССР

     А у  меня тогда начался один из самых счастливых периодов моей жизни. Мне повезло, что брат поступил в ПСХИ на ветеринарный факультет и я от него имел представление о профессии ветеринарного врача. Тогда она была связана не столько с лечением кошечек-собачек, как сегодня, сколько с производством. Еще она была в ряду остродефицитных специальностей, что влекло за собой совсем не ту оплату, как в медицине.
    Я даже отчетливо помню момент, когда принял решение порвать с медициной. На «Скорой» я был, так сказать личным фельдшером Юрия Ивановича, которому удалось перерешать вопрос с распределением в Артем и устроиться во Владивостоке врачом «Скорой помощи» на подстанцию «Космонавтов», обслуживающую район бухты Тихой. «Космонавтов» - это потому, что она находилась на улице Космонавтов. Там же работала жена Юрия Ивановича. Мой друг меня изредка отдавал «в рабство» на ночь женщинам-врачам по их горячим просьбам.
    Ночью женщины-врачи «Скорой помощи» побаивались работать с фельдшерами-женщинами. Да и просто фельдшеров не хватало. В одиночку женщине-врачу с коробочкой в кармане, в которой лежали четыре ампулы с наркотиками, ночью было страшно заходить в подъезды, во многих из которых даже лампочек не было. Нападения наркоманов на врачей «Скорой помощи» случались. Криминальная обстановка в СССР была совсем не такой, какой ее вспоминают ностальгирующие по тем временам. А уж женщине попасть на вызов в общежитие «Рыбного порта», на пьяную поножовщину, которая там случалась почти ежедневно – совсем неприятно.
    Однажды я работал в бригаде со Светланой Петровной Меркуловой, она уже вот-вот должна была уйти на пенсию, замечательнейшая женщина, любимица подстанции. После очередного вызова,  приехав на подстанцию пополнить аптечку, мы в курилке с ней разговорились. Я рассказал про брата и про то, что у меня появляется мысль перевестись в его институт, но уже заканчиваю четвертый курс меда, жалко этих лет.
- Специальность устраивает? Зарплата хорошая? Так чего ты думаешь? Посмотри на меня – тридцать лет ишачила, половину из них на «Скорой», что я заработала? Благодарность народа? Это вот сегодня мы с тобой попытались в столовой «Рыбного порта» без очереди поужинать, потому что у нас всего 20 минут времени было, так что этот народ стал орать? Белая кость! Вот мы с тобой в заляпанных кровью халатах, возимся в их блевотине – мы белая кость! Престижная профессия! А то, что я с этой престижной профессии домой со смены поеду не на такси, потому что стоит оно мне, через весь город, половину заработка за смену, а с четырьмя пересадками и мне там всё отдавят, я домой приду полуживая… И так день за днем. Вся жизнь. Ты год потеряешь? Как бы тебе потом всю жизнь не жалеть, что ты год съэкономил.
     Я на всю жизнь благодарен доктору Меркуловой за те слова. Хотя, потерял и не год. А три. Из-за подлости декана факультета мединститута. Но даже когда стало понятно, что в случае ухода из ВГМИ мне светит армия. т.е. еще два потерянных года – я уже не остановился.
   И чем дольше длилось генеральное секретарство Михаила Сергеевича, тем его сильнее «любили»,  да он и сам делал все, от него зависящее, для этого. Одна антиалкогольная компания могла гарантировано убить репутацию любого политика, пойти на нее можно было только в состоянии тяжелой алкогольной же интоксикации, в состоянии полной невменяемости.    Особенно в том варианте, в котором она была проведена. Но об этом и так хорошо известно.
    Гораздо менее известно, точнее, стало фактом умолчания, что Перестройка повлекла за собой самое настоящее комсомольско-активистское бешенство. Все эти Сирожи Матлины, под предводительством парткомов, как будто обожравшись политической виагры, стали в буквальном смысле терроризировать тех комсомольцев, которые проявляли недостаточную активность в общественной жизни.  Апофеозом этого терроризма стали «Ленинские зачеты». Это такой отчет за год каждого комсомольца о проделанной работе.
     «Ленинский зачет» был и до Горбачева. Сам по себе он представлял формализованную дуристику, которая воспринималась нами, как мероприятие для галочки, никому совершенно не нужное. Раз в год мы брали тетрадки, туда красивым почерком, разноцветными фломастерами вписывали участие наше в разных общественных мероприятиях по комсомольской линии, разрисовывали это буденовками и знаменами, вклеивали вырезки из газет, журналов, украшали тетрадки коллажами из открыток, вписывали туда цитаты из работ Ленина и материалов съездов.
   Потом собиралось комсомольское собрание, в президиум садились комсорги, представитель парткома. Мы выходили к президиуму, представляли ему эти тетрадки и отчитывались о своей общественной работе – кто сколько политинформаций прочел, стенгазет нарисовал, подшефных пионеров посетил, короче, каждый судорожно вспоминал факты своей комсомольской работы, чтобы хоть что-то ляпнуть о ней. А еще, не дай бог, если какая-то зараза вспомнит, что ты когда-то субботник прогулял или на демонстрацию не пошел! Несдача «Ленинского зачета» грозила реальной перспективой исключения из комсомола, которое автоматически за собой влекло и исключение из института.
     Причем, вот что интересно. На курсе учился парнишка-баптист. Он не будучи комсомольцем спокойно поступил в институт, разумеется, никаких «Ленинских зачетов» не сдавал, никто его ни на что не напрягал, и он спокойно учился. Но исключенных их комсомола выгоняли из института.
    Так до Перестройки эта процедура, сдача «Ленинского зачета», хотя бы проходила формально. Все понимали,  нужно для галочки отчитаться о мероприятии – отчитаемся.
   Но во время начала Перестройки был объявлен бой формализму! Пошли несдачи и пересдачи «Ленинского зачета». Выговора с занесением.
    Да еще проверяли знания работ величайшего теоретика марксизма-ленинизма Михаила Сергеевича Горбачева! Его статьи, выступления на Пленумах и съезде мы конспектировали, на семинарах общественных наук за их знание дрючили уже всерьез, в билеты экзаменов вопросы по ним были включены.
    Конечно, комсомолец обязан заниматься общественной работой. Но кто превратил комсомол в организацию с обязательным членством для всей молодежи, постигшей возраста 14 лет? И кто превратил комсомольскую организацию института в трамплин для карьеристов?
    Как молодежь относилась ко всей этой попытке перестроечных гаденышей, вдохновленных идеями Горбачева, побороть формализм в комсомоле? Разумеется, с ненавистью.
   Это нужно знать и помнить: Перестройка началась с того, что, что прикрываясь трескучими псевдоленинскими фразами, партийно-комсомольская номенклатура окончательно дискредитировала и сам комсомол, и социализм.
Мне особенно нравится выражение М.С.Горбачева, цитата из его книги о Перестройке:
«Меня давно привлекала замечательная ленинская формула: социализм — это живое творчество масс». 
    Стоит только чуть поскрести почти любого нынешнего идеолога-пропагандиста «демократии», заставшего по возрасту СССР и Перестройку, так там вылезет его прошлое, в котором он аж задыхался от восторга: «…социализм – это живое творчество масс».
    Как будто машиной времени были переброшены крикливые болтуны из троцкистской оппозиции 20-х годов, которые так же, прикрываясь Лениным, вели борьбу с бюрократами-сталинцами, требуя «живого творчества масс», в 80- е годы. Только им тогда не дали возможности начать строительство «социализма с человеческим лицом». Сирожи Матлины тогда пошли рыть каналы в зэковских робах, в лучшем для них варианте.

[reposted post] Первомай


В человеческом социуме, где почти любое явление имеет ярко выраженный общественный, и, следовательно, классовый характер, праздники не являются исключением. А это значит, что каждого класса есть свои праздники. У феодалов - свои феодальные, у буржуазии - свои буржуазные. И правящий класс не склонен просто терпеть наличие праздников своих “соседей”. Факельные шествия фашистов также невозможны в Советском Союзе, как и празднование годовщины Великого Октября в Третьем Рейхе. В чем заключается классовая сущность Первомая и отличие его от всех прочих?


Еще ни один класс не облачил лозунги со своими коренными классовыми интересами в форму праздника!
Да еще и в такой честной, открытой и прямой форме - так и должен вести себя прогрессивный класс. Нам нет нужды прибегать к подлогу и недомолвкам.

День солидарности трудящихся! Мир. Труд. Май.

Рабочему человеку нечего делить со своим собратом из другой страны, иной национальности или религиозной принадлежности. Нам, создателям всех окружающих нас материальных благ, нет причин враждовать. Человек - самое ценное что есть на планете, каждый из нас уникален и преждевременная смерть одного делает остальных беднее и отбрасывает назад.

А как наша крупная буржуазия относятся к этому празднику рабочего класса?


Да примерно также как иммунная система относится к смертельной инфекции - пытается максимально обезвредить. Нашим капиталистам не нужен мир? Конечно, нужен. Желательно весь.

Отечественным буржуям как и зарубежным мысли о мире - что кость в горле. Они не могут без войны. Это их главная палочка-выручалочка из любой затруднительной ситуации, а вы тут собираетесь пропагандировать мир? А как захватывать рынки и выходить из кризисов? Нет-нет, разговоры о мире совсем ни к месту. Зря они что ли запилили свой маленький Ливан на границе с Украиной и героически противостоят мировому “терроризъму” и американскому “фашизъму на экспорт” в Сирии?
Нет-нет, слово “Мир” вычеркиваем, ни к чему смущать неокрепшие умы этой вредной штукой. А заодно отсыпем монет на “монстрацию” какую-нибудь.

Это достаточно беззубо, безопасно и уныло. Пусть эти анчоусы маются какой угодно дурью, лишь бы не организовались во что-то существенное с красными флагами и не скооперировались с такими же забугорными быдланами. Для чего, кстати, будет полезно вещать из каждого утюга о коварной природе населяющий заграницу псоглавцев.

А есть ли примеры удачного сотрудничества рабочего класса разных стран? Может это фикция? Есть и немало. Самым показательным является массовый саботаж снабжения войск Антанты во время Интервенции рабочими почти всех европейских стран, запущенный английскими коммунистами под лозунгом “Руки прочь от Советской России”. Подробнее об этом можно прочитать тут.

Вышло нехорошо, поэтому желательно и “солидарность трудящихся” где-нибудь потерять в процессе ребрендинга.

Что у нас осталось в сухом остатке? “Май”?
Расстрел чикагских рабочих и позорное судилище их лидеров в мае 1886 года? Можно оставить. В воспитательных целях. Но переименовать в “Весну” на всякий пожарный.

Остается “Труд”, но лишенный солидарности и мира, он теряет смысл. Это не провозглашение всеобщего права на свободный труд, это провозглашение права избранных на циничное присвоение результатов чужого труда. Будь у наших буржуев хоть капля чувства юмора, они бы давно переименовали “Труд” в “Работа”.
День Весны и Работы!

Вот так легким движением руки брюки превращаются в нижнее белье: праздник класса наемных работников полностью поменял свое содержание и название и униженно служит крупному капиталу. Иначе в классовом обществе и быть не может.

Товарищи, если мы хотим превратить День Весны и Работы обратно в День Солидарности Трудящихся, то нам необходимо начать двигаться в направлении организации во что-то существенное с красными флагами!

Мир! Труд! Май!

Первомай

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel