?

Log in

No account? Create an account

April 16th, 2019

Доля капиталистов в промышленном имуществе страны сама по себе поднялась за два года на одну десятую часть, но она вообще так невелика, что от этого прироста общие соотношения почти не изменились. Небольшие изменения в этом направлении за период нэпа совершенно неизбежны, поскольку для нас желательно появление некоторых концессионных предприятий и т. п.‚ но вообще-то приведённые цифры говорят ясно: разлетелись в прах буржуазные надежды на торжество частного капитала в промышленности СССР.

Эта песня пелась всего громче нашими врагами в 1921 г. при начале новой экономической политики:

«Большевики допустили частное хозяйство — частное хозяйство их съест. Промышленное производство быстро перейдёт в руки капиталистов — куда ж большевикам с ними конкурировать, раз вообще допущена конкуренция? И большевизм выдохнется естественным путём в несколько лет».

Разговоры и толки о будто бы происходящем быстром и широком переходе советской индустрии в частные руки были распространены тогда в Европе, как о чём-то несомненном, обеспеченном. Они заронили сомнение даже в коммунистические головы. Когда я в 1922 г. приехал в Берлин, некоторые руководители германской компартии, испытующе глядя в глаза, просили доверительно сообщить им, как велик процент фабрик и заводов, оставшихся и предназначенных остаться в руках государства.

Отчасти эти опасения питались публикацией разных неумеренных проектов отдельных товарищей, неправильно понявших нэп. За границей одни не умели отделить, а другие нарочно смешивали личные предложения отдельных подобных товарищей (перегибавших палку в сторону частного капитала) с линией партии, резко от этих предложений отличавшейся. Таково, например, известное интервью т. Сокольникова в первой половине 1922 г. о желательности преобразовать государственные тресты в смешанные акционерные общества частнокапиталистического типа с участием иностранного капитала, появившееся как раз в тот день, когда передовая статья органа Центрального комитета партии с особенной настойчивостью подчёркивала задачу развития советской промышленности именно как государственной.

Прошло шесть лет — рассеялась тревога друзей, исчезли надежды врагов. Всего лишь около 5% промышленного капитала, менее 12% валовой промышленной продукции, до 17% занятых в промышленности годовых работников — приходится в 1927 г. на долю частного капитала. Притом значительная часть этой величины образуется из подчинения себе частным капиталом трудовых кустарей (через раздаточные конторы и домашнюю систему капиталистической промышленности). Увеличение государственных средств благодаря общему подъёму хозяйства начинает достигать уже размеров, позволяющих нам отныне поставить задачей постепенное высвобождение этой части кустарей из-под власти капиталистов и собирание их в русло государственного хозяйства. Потому увеличение роста частного капитала в промышленности по этой, наиболее лёгкой для него линии, можно думать, отныне несколько затормозится.

Ю. Ларин. Частный капитал в СССР. Государственное издательство, 1927. С. 133-134.

Большевикам частный капитал не страшен

В предыдущей заметке я рассказывал о том, как побывал в гостях у одного своего давнего товарища. Так вот, перед тем как сесть за стол и пообщаться, я осмотрел богатую коллекцию масштабных машин советского периода. Практически каждая машинка подверглась небольшой доработке – нанесением следов эксплуатации. А с помощью деталей на машины нанесены госномера, фотографии которых были найдены в интернете.

Но перейду непосредственно к одной из тем, которые были затронуты в ходе беседы. (Отмечу, что мой товарищ защитил диссертацию по истории НКВД, и читает лекции в одном из институтов. Его супруга тоже кандидат исторических наук, и преподает в одном из университетов города, а её диссертация посвящена исследованию повседневной жизни дворянских детей в 19-20 веках.)

В процессе общения возник вопрос о репрессиях 1937-38 годов. Казалось бы, что общего между репрессиями и дворянскими детьми? Хозяйке дома ,в ходе своего исследования, доводилось общаться с разными людьми, в том числе со своей бабушкой, которой был задан вопрос: «А когда у вас появилась первая игрушка?», на что последовал ответ «В поезде».

Это путешествие в поезде началось с того, что её отец, житель Харькова, доведенный до крайнего состояния голодом 1932-33 годов, обратился в органы власти за помощью. В ответ ему было предложено, на взаимовыгодных условиях отправиться осваивать Дальний Восток. Он не долго думая, согласился.

Далее вся семья погрузилась со своим имуществом в поезд, и в компании с такими же СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦАМИ двинулись через всю страну. Весь путь от Харькова до Дальнего Востока занял 1 месяц. В ходе переезда, все население поезда обеспечивалось самым необходимым для жизни. В крупных городах организовывались экскурсии и походы на культмассовые мероприятия. А в составе поезда имелся отдельный вагон- детский сад.

По прибытию на новое местожительства СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦАМ была выделена земля, оказана помощь в строительстве домов, организован колхоз, который очень быстро стал зажиточным.

Я не зря выделил слово «спецпереселенцы» капслоком (сейчас так модно писать, а не заглавными буквами). Дело в том, что супруге моего товарища, в силу профессиональных интересов, приходиться выступать на различных площадках, где поднимаются, в том числе и вопросы репрессий. Так вот, деятели, которые продолжают кормиться на мифах о «крававом рыжыме» и «массовые репрессии 1937-1938 года» предлагают и этих спецпереселенцев причислить к лику репрессированных. Более того, она неоднократно сталкивалась с тем, что в ходе дискуссии, многие неудобные вопросы забалтываются, а попытки провести исследования на эту тему, наталкиваются на различные, зачастую надуманные барьеры.

Хотя некоторым эти барьеры не являются помехой. Буквально на днях, на ютюб-канале Коммунистического движения имени «Антипартийной группы 1957» вышла серия интервью П.Г. Балаева, лидера движения, в которых, вместе с еще одним активным членом московской ячейки движения, Юрием Лариным, подробно рассматривается природа этих мифов. Разоблачение этих и других мифов, построенных вокруг Сталинского периода развития СССР, дает возможность восстановить историческую справедливость и понять перечень проблем, которые привели к крушению социализма и возрождению капитализма в Нашей стране.

Вот такие вот жертвы режима или воспоминания о прошлом в моем изложении

Совхоз «Богуславский» не мог выжить в рыночных условиях по определению с надоями на корову в 1200 литров,  3-4 литра в сутки. Это продуктивность не коровы, а козы. Только эта коза жрет как настоящая корова. Чтобы окупить это молоко – нужно иметь покупателя, который готов за него платить цену  пятизвездочного коньяка.
   Но если этого не понимал Гайдар, то уж Борис Николаевич Ельцин это понимал отлично, поэтому первым делом, когда он почувствовал в груди жжение восторга от перспектив стать первым российским президентом, рванул в США с визитом дружбы.
Дружба со всякими Бушами и Клинтонами товарищу Ельцину нужна была сама по себе, как собаке кавалерийское седло. Но вот за американский кредит, на который можно было у тех же американцев харчей купить,  Ельцин мог на площади перед Клинтоном не просто плясать, он мог и без трусов «камаринского» отжарить (за кредиты президенты настоящие и будущие со своими зарубежными коллегами и дружат. А вы думали – за что?).
   Потому что первый секретарь обкома видел и знал то, что редактору журнала «Коммунист» видеть и знать было не дано. На стол первому секретарю обкома Б.Н.Ельцину ежедневно ложились сводки о промышленном и сельскохозяйственном производстве  в области. Из этих сводок даже в состоянии белой горячки было видно, как деградирует село, его продукция уже ушла далеко вниз от рентабельности. И если прекратить списывать долги совхозам и колхозам, да авансировать их средствами на зарплату и закупку техники и горючего, то село не спасут и свободные цены на молоко и мясо.
    Потому что случится именно то, что случилось в результате гайдаровских реформ: цены государство перестало регулировать,  сельскому производителю был открыт пустой рынок продовольствия, но стоимость произведенного совхозами продовольствия, которая могла обеспечить рентабельность, была такая, что выгоднее было молоко и мясо возить из Магадаскара вокруг Антарктиды.
    В результате пришлось, как в Богуславке, чтобы выплатить кой-какую зарплату рабочим совхоза, забить на мясо почти весь скот. А денег уже на трактора, сельхозмашины и автомобили не оставалось. Встали тракторные заводы, заводы сельхозмашиностроения  и следом за собой утащили на дно весь шлейф смежного производства. Почти моментально.
  Также ярко вспыхнула и тут же потухла звезда реформатора-Гайдара. Его не успели даже утвердить в должности председателя правительства. Прямо с врио отправили в «свободную политику».  Этот козлик свою роль отыграл.
     А утвердили премьером «реального пацана», Виктора Степановича Черномырдина. Смотрящего за важнейшей экспортной отраслью от ЦК, члена ЦК КПСС с 1986 года. Вы разве не знали, что Черномырдина в ЦК, в правящую элиту страны,  ввел М.С.Горбачев?
     Подождите, так вы может быть еще и не знали, что сочинили для Л.И.Брежнева «Продовольственную  программу», которая прикончила окончательно сельское хозяйство и вслед за ним экономику СССР, под руководством М.С.Горбачева, которого Л.И.Брежнев ввел в 1979 году в Секретариат ЦК и поставил курировать сельское хозяйство?
  Как-то так. И никакой вам конспирологии.  Нет, вы, может быть, даже ни разу не видели на улицах Москвы уже в наши дни кортеж М.С.Горбачева, поэтому по-прежнему думаете, что он потерял власть. Я вас понимаю. Вам же долго и упорно внушали, что у нас партия потеряла власть. Гыыы!
   В 1984 году женился мой однокурсник и приятель по мединституту Олег Овсянников, родители невесты жили в с.Дмитриевка Черниговского района Приморского края. Свадьбу там и справляли.
   Мы, друзья и приятели Олега, приехавшие к нему на свадьбу, собственными глазами увидели, как реализуется «Продовольственная программа». Родители невесты жили в отдельном двухэтажном коттедже. Теплый гараж, огромный подвал, жилая площадь  квадратов 300 наверно. Центральное отопление, водоснабжение и канализация. И таких коттеджей был – целый поселок прямо в селе Дмитриевка, несколько десятков. И все – по индивидуальным проектам, все разные. И вокруг – асфальт. Всё, как планировал Никита Сергеевич Хрущев. Даже огороды были не при усадьбе, а за селом.
   Этот поселок планировался для переселенцев из Украины, уже тогда с трудовыми ресурсами на селе в Приморском крае был швах полный. Конечно, переселенцы насчет таких коттеджей перетоптались, их заселили местные. А совхоз «Дмитриевский» был мясо-молочного направления.  Хоть там и раньше, чем в Богуславке начали строить шикарные дома, но судьба у этих совхозов была одинаковой – уже к середине 90-х там в бывших совхозных сараях только мыши бегали, ни одной коровы не осталось.
      Мне до сих пор так и не понятно, почему даже после того, как Егорке Гайдару дали поджопник из правительства, его не перестали воспринимать именно тем, кем он и был – кабинетным ученым дурачком. Подвид сельского дурачка, только с научной степенью. Таких нужно жалеть, как обделенных природой, а не ненавидеть.  Вы же сами видели своими глазами, что Гайдара использовали для отвлечения вашего всенародного гнева на эту фигуру от «реальных пацанов», сменивших  тимуровцев в коротких штанишках в правительстве.
    Я более, чем уверен, что Егор Тимурович вполне серьезно полагал, что запущенная им реформа «шоковой терапии» через полгода обернется колоссальным экономическим подъемом.
   Более того, даже не все хозяйственные руководители понимали, что у нас происходит с экономикой, с сельским хозяйством, в частности. Такие руководители уже были. Партия вела целенаправленную селекцию.
   Последние годы Перестройки были заполнены, как тогда смеялся один мой друг, изображая это на мотив арии князя Игоря из одноименной оперы Бородина: «Ах, дайте, дайте мне свободу, я всю страну сумею накормить!» - дружными обещаниями «крестьян» завалить мясом и залить молоком страну, если им дадут свободу.
   Я уверен, что и Егор Тимурович, будучи элементарно глупым, рассчитывал, что если отпустить цены, то крестьяне получат возможность выбросить на дефицитный  рынок свою продукцию по высоким ценам, получить прибыль и потом наращивать производство, пользуясь тем, что рынок почти пуст.
    И знакомые мне директора совхозов также считали, чем меня уже тогда, в 91-м, приводили в замешательство. Особенно своими мечтами иметь цену на молоко раза в три выше, чем на соляру.
   Люди реально не понимали, что рынок не возьмет даже в условиях дефицита твою продукцию по любой, устраивающей тебя, как продавца, цене. Есть еще – платежеспособность покупателя. Если твоя продукция будет дороже даже австралийской – на рынок придет австралийское молоко.
   Совхоз «Богуславский» не мог выжить в рыночных условиях по определению с надоями на корову в 1200 литров,  3-4 литра в сутки. Это продуктивность не коровы, а козы. Только эта коза жрет как настоящая корова. Чтобы окупить это молоко – нужно иметь покупателя, который готов за него платить цену  пятизвездочного коньяка.
    Но если этого не понимал Гайдар, то уж Борис Николаевич Ельцин это понимал отлично, поэтому первым делом, когда он почувствовал в груди жжение восторга от перспектив стать первым российским президентом, рванул в США с визитом дружбы…

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel