?

Log in

No account? Create an account

April 10th, 2019

[reposted post] Оперативный приказ 00447

Обосновывая или критикуя "Большой террор" 1937-38 годов последователи и противники Советской власти рано или поздно упоминают некий "Оперативный приказ НКВД №00447 от 30.07.1937г.". Одни им пытаются объяснить законность массовых расстрелов, другие обвиняют большевиков в кровожадности. Петр Григорьевич Балаев убедительно доказывает, что и те, и другие, одинаково блаженны. В прошлом ролике "Большой террор, которого не было" Петр Григорьевич обосновал, что расстрелы 37-38 годов не более, чем выдумка Комиссии по реабилитации жертв политический репрессий, которую возглавлял А.Н. Яковлев в 1988 году. Так о чем же тогда приказ №00447? Об этом смотрите в нашем ролике.Read more...Collapse )

[reposted post] Свободный предприниматель

Имеется в Ленинграде спекулянт по имени Семён Пляцкий. Он проходит, как рассказывает тов. Кондурушкин, через целый ряд судебных процессов разных госорганов. Он миллионер, был миллионером и до революции — металлоторговец. Весь период военного коммунизма он был нашим государственным служащим. В 1921 г., когда началась новая экономическая политика, он стал частным предпринимателем, и вот с тех пор проходил уже по восемнадцати судебным хозяйственным процессам.

По всем восемнадцати процессам он был осуждён. Процессы эти прошли в Ленинграде в последние годы в суде, а самые злоупотребления происходили втечение ряда предшествующих лет. Сюда относятся: процесс Франко-русского завода, дело Государственного машиностроительного треста, дело «Красного путиловца», дело Треста массового производства, дело Московского треста средней металлической промышленности, дело Ленинградской губинспекции мест заключения, дело завода «Большевик» и т. д. Тов. Кондурушкин пишет о нём:

«По всем делам осуждён, но по всем делам жив и здоров. Два раза сидел в ЧК и оба раза возрождался, как феникс».

Платил нам подоходный налог. Годовой оборот его составлял около 3 млн. рублей. Был связан более чем с тридцатью государственными учреждениями. В данный момент (апрель 1927 г.) опять в тюрьме. Так вот этот делец, например, заводу «Большевик» заказал прокатать 25 тыс. пудов стали из материалов завода. Цена Пляцкому была назначена ниже себестоимости. Заказ (валы) был выполнен из высокосортной стали, подходящей по составу к инструментальной. Заказ Пляцкому был выполнен на месяц раньше срока, между тем аналогичный заказ Сестрорецкому оружейному заводу был исполнен на месяц позднее, и задержаны были заказы Волховстрою. Заказы Пляцкому выполнялись из материалов завода, но тем не менее Пляцкий под них получил широкий кредит в нашем Госбанке. Этот банковский кредит он использовал для своих других оборотов. Далее, этот заказ был заклеймён буквой «Г», что является специальной ответственной маркой завода «Большевик», указывающей на особо высокое качество товара, т. е. этот товар особенно охотно должны были рвать с руками все наши нуждавшиеся в металлотоварах госорганы. Наконец, управляющий завода Серов выдал ещё Пляцкому мандат в том, что Пляцкий является «представителем завода». Само собой разумеется, что администрация завода в значительной части была на откупе у Пляцкого, как показал затем суд. Когда в 1924 г. стали подозревать злоупотребления и Севзапвоенпром ВСНХ написал на завод «Большевик» предложение прекратить исполнение дальнейших заказов Пляцкого, то на это предложение заведующий отделом технических заказов Каптерев написал такой официальный доклад:

«С Пляцким заключены договора по всем правилам юриспруденции. Безответственные лица Севзапвоенпрома считают, что в Советской России не существует никаких правил и законов, ограждающих права частных промышленных предприятий. Пляцкий — крупный и выгодный для завода заказчик, так как даёт заказы не микроскопические и не гомеопатические, которыми пичкает завод Севзапвоенпром. Я пишу в защиту моральных принципов, обязательных для завода по отношению к заказчику».

Каптерев, который так защищал «моральные принципы», тоже наш государственный служащий, как выяснилось на суде (это дело слушалось в Ленинградском губсуде в 1925 г.), получал от Пляцкого взятки систематически три года, с 1922 по 1924 г., и его моральные принципы стоили государству 100 тыс. руб.

Ю. Ларин. Частный капитал в СССР. Государственное издательство, 1927. С. 21-23.

Свободный предприниматель

«Петр Григорьевич, поясните про офицеров-штрафников, почему они стыдились носить ордена Славы. Я в ВК ваш комментарий привел, так чуть не затоптали. Дмитрий Маслов».

Уважаемый Дмитрий, проблема в том, что современная публика настолько сильно искалечена даже не «самым лучшим в мире образованием», а самомнением, связанным с уверенностью, что она получила именно самое лучшее в мире образование, поэтому уже перестала заниматься самообразованием и у нее в головах бродит брага, настоянная на дрожжах еще советской школы и советских ВУЗов. Это приводит к тому, что публика не имеет желания самостоятельно разбираться в любом вопросе. Вместо этого проглатывает разнообразную дребедень от историков-пропагандистов, как либерального, так и патриотического, так называемого, толка. Хотя, оба лагеря этих историков бьют в одну точку – против Сталина и коммунизма. Даже если они за Сталина показательно рвут на грудях тельняшки.
Моего поколения это касается, кстати, больше всего. Молодежь, хоть и считается жертвой ЕГЭ, зато не склонна так слепо доверять разным шулерам от истории.
Разберемся со штрафбатами и офицерами-штрафниками. За что они туда попадали?
Есть такой «ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОЛОЖЕНИЙ О ШТРАФНЫХ БАТАЛЬОНАХ И РОТАХ , И ШТАТОВ ШТРАФНОГО БАТАЛЬОНА, РОТЫ И ЗАГРАДИТЕЛЬНОГО ОТРЯДА ДЕЙСТВУЮЩЕЙ АРМИИ № 298»
Им введено «Положение о штрафных батальонах действующей армии»
Смотрим в этом положении цель создания штрафбатов: « Штрафные батальоны имеют целью дать возможность лицам среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава всех родов войск, провинившимся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, кровью искупить свои преступления перед Родиной отважной борьбой с врагом на более трудном участке боевых действий».
Всё же понятно – искупать вину туда отправляли трусов. Причем, виновных не в совершении преступлений, как дезертирство, например, а всего лишь в нарушении дисциплины. А вот по какой процедуре отправляли – почти никто сейчас уже не знает. Кино и публицистика поработали так, что за каждым штрафником видится зверское лицо армейского особиста. Но это совсем не так:
«III. О штрафниках
9. Лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава направляются в штрафные батальоны приказом по дивизии или бригаде (по корпусу — в отношении личного состава корпусных частей или по армии и фронту — в отношении частей армейского и фронтового подчинения соответственно) на срок от одного до трех месяцев».
Никакого особиста, как видим. Сами командиры отправляли своих подчиненных-офицеров за нарушения воинской дисциплины по причине трусости и неустойчивости. Приказом по дивизии или бригаде.
Но и это еще не все штрафники. Читаем положение дальше:
«В штрафные батальоны на те же сроки могут направляться также по приговору военных трибуналов (действующей армии и тыловых) лица среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, осужденные с применением отсрочки исполнения приговора (примечание 2 к ст. 28 Уголовного кодекса РСФСР)».
А здесь уже нужно смотреть УК РСФСР, действующий в то время. Открываем статью 28: «Лишение свободы устанавливается на срок от одного года до десяти лет , а по делам о шпионаже, вредительстве и диверсионных актах (ст.ст.58_1а, 58_6, 58_7, и 58_9 настоящего Кодекса) - на более длительные сроки, но не свыше 25 лет».
И примечание 2 к ней: «Приговор, присуждающий в военное время военнослужащего к лишению свободы без поражения прав, может быть по определению суда, вынесшего приговор, отсрочен исполнением до окончания военных действий с тем, что осужденный направляется в действующую армию».
Т.е., рядом с офицерами-штрафниками, направленными в штрафбаты приказами командиров за нарушения дисциплины, находились и офицеры-штрафники, попавшими туда по приговорам военных трибуналов за совершение преступлений.
А что это за преступления были? Да те, по которым срок наказания не превышал 10 лет лишения свободы, всё, что выше - с поражением в правах. Преступления общеуголовного характера: кражи, взятки, хулиганство и т.п..
Поэтому А.Солженицын в штрафбат и не попал, он совершил преступление, наказание за которое УК предусматривал свыше 10 лет лишения свободы.
А служба штрафника в штрафбате имела один плюс для наказанного. В личное дело и другие документы отбывшего в нем наказание не вносились никакие сведения о пребывании в штрафбате. Искупил – так искупил. Ты чист, как ангел.
После направления из штрафбата в другую часть ты мог не распространяться об этом пятне на твоей биографии. А это пятно! Проявленная трусость и совершение уголовных преступлений, вину за которые ты искупал кровью – пятно. Хвастаться там нечем. Такой офицер всегда будет на подозрении у командования.
Записей в личном деле никаких нет, но зато есть такая фигня – как награждение. Совершивших подвиги штрафников награждали. Но они находились в штрафбатах разжалованными, поэтому действовал порядок награждения, как для рядовых бойцов. И награждали теми наградами, которые по статуту положены рядовым.
Орден «Славы» всех степеней – солдатская награда. Поэтому если он сверкает на груди офицера, то сразу возникает подозрение: а не был ли ты, дорогой, в штрафниках, хотя в личном деле у тебя всё чисто? И стоит ли полагаться на тебя, если ты уже раз «прославился», хоть и искупил?
Это в Перестройку начали сочинять небылицы о том, что в штрафбат попадали за правду-матку, выказанную в лицо замполиту и оплеуху особисту. Чисто все не виноватые. Ага. Фронтовики, настоящие ветераны, а не нынешние бессмертные «ветеринары», которых с каждым годом всё больше, отлично знали, что - почем.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel