?

Log in

No account? Create an account

February 13th, 2019

Мне повезло в том плане, что в своей жизни пришлось столько «статистик» в виде отчетов самому составить и еще больше подписать, что некоторые моменты не проскакивают мимо глаз. Они в глаза бросаются. Все эти махинации для человека, занимавшегося статистикой в правоохранительных органах- семечки. Трюк был проделан очень простой.
Смотрим на этот документ:

Явно видно, что это предварительная заготовка для фальшивки, которую в дальнейшем предполагалось распечатать на машинке. Там есть надпись «Шаталину». Но Шаталин на дату этого документа был секретарем ЦК и зам.министра МВД. Таким должностным лицам такие записульки, да еще без подписи исполнителя, не представляют.
Берем из этой записки цифру осужденных «тройками» - 1 313 807. Отнимаем из нее цифру приговоренных к расстрелу несудебными органами с 30-х годов, указанную комиссией Яковлева – 656 548. Получаем результат – 657 259.
Чтобы нагляднее было: 656 548 – 657 259. Не бывает в жизни таких совпадений. А теперь еще делим число осужденных "тройками" на два, получаем - 656 903. Почти совпало, что число – половина осужденных «тройками» - равно числу расстрелянных по приговорам несудебных органов. На всякий случай – чуть-чуть изменили.
Да еще данные В.Земскова – в лагерях умерло «политических» примерно 600 тысяч.
Простейший трюк: умерших в лагерях умножили на два. И эту цифру приписали «тройкам». А потом половину списали на «Бутовский полигон». И всё в ажуре. Лагерная статистика бьёт – там ничего корректировать не надо. Приговоры судебных органов – бьют. Есть небольшие разночтения, но они объясняются трудностями подсчета сведений из разных органов.
Еще раз, чтобы совсем понятно было: число осужденных по 58-ой статье, умерших в местах заключения, умножили на два, чуть изменили результат на всякий случай, это число сделали числом приговоров, вынесенных «тройками», а потом половину, с небольшой корректировкой, расстреляли и неизвестно где похоронили. И вся статистика сошлась.

Часто говорят: в Москве наши лидеры взяли за моду говорить о крестьянстве. Это, должно быть, несерьезно. Это – дипломатия. Москве нужно, чтобы эти речи говорились для внешнего мира. А мы можем продолжать старую политику. Так говорят одни. Другие говорят, что речи о крестьянстве – одни разговоры. Если бы москвичи сидели не в канцеляриях, а приехали на места, они бы увидели что такое крестьянство и как налоги собираются. Такие речи приходится слышать. Я думаю, товарищи, что из всех опасностей, которые стоят перед нами, это непонимание нашими местными работниками стоящей перед нами задачи есть самая серьезная опасность.

Одно из двух:

Либо наши товарищи на местах поймут всю серьезность вопроса о крестьянстве, – и тогда они действительно возьмутся за дело вовлечения крестьянства в нашу строительную работу, за дело улучшения крестьянского хозяйства и укрепления смычки; либо товарищи этого не поймут, – и тогда дело может кончиться провалом Советской власти.

Пусть не думают товарищи, что я кого либо пугаю. Нет, товарищи, пугать нечего и нет смысла. Вопрос слишком серьезен, и к нему надо подойти так, как подобает серьезным людям.

Приезжая в Москву, товарищи часто стараются показать “товар лицом”, – дескать, у нас в деревне все обстоит благополучно. От этого казенного благополучия иногда тошно становится. А между тем ясно, что благополучия нет и не может быть. Ясно, что есть недочеты; которые надо вскрывать, не боясь критики, и которые нужно устранять потом. А ведь вопрос стоит так: либо мы, вся партия, дадим беспартийным крестьянам и рабочим критиковать себя, либо нас пойдут критиковать путем восстаний. Грузинское восстание – это была критика. Тамбовское восстание – тоже была критика. Восстание в Кронштадте – чем это не критика? Одно из двух: либо мы откажемся от чиновничьего благополучия и чиновничьего подхода к делу, не будем бояться критики и дадим себя критиковать беспартийным рабочим и крестьянам, которые ведь испытывают на своей собственной спине результаты наших ошибок; либо мы этого не сделаем, недовольство будет накапливаться, нарастать, и тогда пойдет критика путем восстаний.

Самая большая опасность состоит теперь в том, что многие наши товарищи не понимают этой особенности положения в данный момент.

И.В. Сталин. К вопросу о пролетариате и крестьянстве. Речь на XIII губернской конференции московской организации РКП(б) 27 января 1925 г. // И.В. Сталин. Сочинения. Том 7. Государственное издательство политической литературы. Москва, 1947. С. 30-32.

Серьезность крестьянского вопроса

И смотрите, что произошло. На сайте «Мемориала» выложены два акта ЗАГСа на одного и того же человека. Первый мемориальцы считают фальшивым.



Но если человек умер не в лагере, а расстрелян «тройкой», то где он похоронен? В месте массового захоронения жертв террора 37-го, конечно, а не на лагерном кладбище. А этих мест КГБ найти не смог. Точнее, кое-какие смог. В Пивоварихе Иркутской области нашли. Признали его местом массовых захоронений. Только потом эти захоронения там не были обнаружены. Но сделали вид, что ничего не произошло. На Бутовском полигоне нашли. Раскопали одну яму, нашли 149 останков неизвестного происхождения и больше ничего там не хотят копать. Боятся повторения истории с Пивоварихой.
Какие мысли по этому поводу могут возникнуть в адекватном мозгу? Разумеется, о том, что еще от Крючкова сотрудники КГБ получили указания задействовать отделы ЗАГС в работе по фабрикации недействительных актов, с целью перевести умерших в местах заключения в расстрелянных озверевшими чекистами. Об этом же в указании Крючкова прямым текстом написано.
Но забитые пропагандистским дерьмом мозги не могут сопоставить элементарное: отсутствие трупов в местах мифических расстрелов и документы, выданные ЗАГСами о том, что люди-то умерли в местах заключения и сделать элементарный вывод из этого.
Еще раз повторяю: любую бумажку написать так, что она будет выглядеть, как настоящая, даже сотни тысяч таких бумажек написать и в сотни тысяч дел вшить за всё время, когда шла реабилитация (за 30 с лишним лет) – не проблема, а вот «сочинить» сотни тысяч трупов, закопанных в Пивоварихах и Бутовых – это уже сложнее… Конечно, здесь есть вина И.В.Сталина. Если бы он включил в пятилетний план строительство в каждом городе крематория, то не было бы никаких проблем. А так, пришлось "закапывать" и забывать на карте поставить точку, где "закопали".

Я понимаю, что люди, непосредственно не сталкивавшиеся с оперативными учетами, с трудом поймут всю прелесть этой красивой комбинации. Вся ее гениальность – в простоте. Дело в том, что осужденный стоит на оперативном учете того органа, по материалам следствия которого его осудили. И если он умирает в заключении, то администрация сообщает сведения о его смерти органу, где он состоит на оперативном учете. Т.е., сведения 1-го Спецотдела НКВД-МГБ-МВД, а потом ОРАФ КГБ относительно умерших в заключении осужденных по политическим статьям, один в один бьют со статистикой ГУЛАГа. Но оперативный учет ведет не только 1-ый Спецотдел в Москве. Его ведут еще и оперативно-учетные отделы на местах, Спецотдел от них и получает сведения. Т.е., в каждом областном-краевом, республиканском Управлении КГБ в ОРАФ (отдел регистрации архивных фондов – переименованный спецотдел) имеются сведения о лицах, осужденных по 58-ой, умерших в местах заключения. И на основании этих цифр были определены «лимиты» для каждой республики и области, по которым были расстреляны люди в рамках оперативных приказов Ежова.
Но ведь прибавка в 600 с лишним тысяч «мертвых душ» не может просто так пройти для общей статистики НКВД-КГБ, вы возразите мне? Это сошлись цифры с умершими-расстреляными, теперь все, кто умер-расстрелян в живых не обнаружится, а общая статистика преступности будет искажена. И совершенно справедливо возразите. Где-то по годам придется отнимать, где-то прибавлять, плюс- часть умерших успели реабилитировать, как осужденных судами, а не тройками, да еще «расстрелянные» в 1937-м умерли в 1947-м, а то и еще позже. В результате обязательно должно получиться, что реальные сведения из оперучетов ОРАФ КГБ не будут соответствовать тому, что КГБ могло предоставить историкам и прочей публике. Ведь часть сведений еще до того, как комиссия Яковлева заявила о числе жертв «большого террора» публиковалась в отдельных трудах и изданиях со ссылкой на информацию из НКВД-КГБ. Нужно было выбирать промежутки времени, когда эта информация была закрыта и по тем годам «исправлять» статистику, подгоняя общие цифры. А такие исправления обязательно кто-нибудь заметит и потом нужно будет еще раз исправлять.
В результате получается такое:
Сравнительная статистика
осужденных в 1921—1952 годы
по политическим мотивам
(по данным 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР)
Годы По данным 1-го спецотдела МВД СССР По данным КГБ СССР
всего Из них к высшей мере всего Из них к высшей мере
1921 35 829 9 701 35 829 9 701
1922 6 003 1 962 6 003 1 962
1923 4 794 414 4 794 414
1924 12 425 2 550 12 425 2 550
1925 15 995 2 433 16 481 2 433
1926 17 804 990 17 804 990
1927 26 036 2 363 26 036 2 363
1928 33 757 869 33 757 869
1929 56 220 2 109 56 220 2 109
1930 208 069 20 201 208 069 20 201
1931 180 696 10 651 33 539 1 481
1932 141 919 2 728 141 919 2 728
1933 239 664 2 154 239 664 2 154
1934 78 999 2 056 78 999 2 056
1935 267 076 1 229 267 076 1 229
1936 274 670 1 118 114 383 1 118
1937 790 665 353 074 790 665 353 074
1938 554 258 328 618 554 258 328 618
1939 63 889 2 552 66 627 2 601
1940 71 806 1 649 75 126 1 863
1941 75 411 8 011 111 384 23 726
1942 124 406 23 278 119 445 26 510
1943 78 441 3 579 96 809 12 569
1944 75 109 3 029 82 425 3 110
1945 123 248 4 252 91 526 2 308
1946 123 294 2 896 105 251 2 273
1947 78 810 1 105 73 714 898
1948 73 269 — 72 017 —
1949 75 125 — 74 778 —
1950 60 641 475 60 908 468
1951 54 775 1 609 55 738 1 602
1952 28 800 1 612 30 307 1 611
Всего за
1921—1952 гг. 4 051 903 799 257 3 753 490 815 579



Я с этой таблицы даже ночью во сне плачу. У Спецотдела и КГБ, оказывается, разные сведения!!!! Поясняю, все сведения в КГБ – из Спецотдела, если кто не догадался. 1-ый Спецотдел НКВД, потом НКГБ, потом МГБ, потом МВД, потом он стал ОРАФ КГБ. Спецотдел вместе со всем своим штатом и всей своей картотекой даже из комнаты в комнату не переезжал, когда менялись названия ведомства и его самого. Но сказочным образом по целому ряду лет сведения 1-го Спецотдела, который перешел в КГБ под названием ОРАФ, стали не совпадать со сведениями ОРАФ КГБ, в который был переименован Спецотдел.
Я эту таблицу взял из статьи В.Земскова, он ее привел, предварив таким комментарием:
« В 1997 году В.В.Лунеев опубликовал погодовую статистику осуждённых политических, взятую из источника КГБ СССР (МБРФ, ФСБ РФ) (см.: Лунеев В.В. Преступность XX века. — М., 1997. С. 180). Это дало возможность составить сравнительную таблицу статистики осуждённых в 1921—1952 годы по политическим мотивам (с указанием числа приговорённых к расстрелу) по данным двух источников — 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР (см. таблицу 2). По 15-ти годам из 32-х соответствующие показатели этих двух источников в точности совпадают (включая 1937—1938 гг.); по остальным же 17-ти годам имеются расхождения, причины которых ещё предстоит выяснять».
Я с этих историков точно инфаркт от смеха заработаю: «… по данным двух источников — 1-го спецотдела МВД СССР и КГБ СССР». Да 1-ый Спецотдел – это источник, из которого КГБ брал сведения!!! КГБ СССР не существовал в тот период времени, который охватывает эта таблица, и только историк со всем своим мощным интеллектом не может этого осознать.
И чего причины выяснять? А может просто нужно спросить теперь в ФСБ: что это за фигня такая? Или, может, спрашивали, а там ответили: пошли вы на хрен, мы сами запутались?!
Так какие сведения верны: Спецотдела или КГБ? А никакие. И те, и другие были предоставлены КГБ. И КГБ была предоставлена информация «Мемориалу» о Бутовском полигоне. Это не статистика, это дуристика.

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel