?

Log in

No account? Create an account

January 28th, 2019

[reposted post] На современных основаниях

На съезде Советов поставлен доклад по электрификации России для того, чтобы единый хозяйственный план восстановления народного хозяйства, о котором мы говорили, установить со стороны техники. Если не перевести Россию на иную технику, более высокую, чем прежде, не может быть речи о восстановлении народного хозяйства и о коммунизме. Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны, ибо без электрификации поднять промышленность невозможно.

Эта задача длительная, не менее, как на 10 лет, при условии привлечения к этой работе массы техников, которые дадут съезду Советов целый ряд печатных документов, где разрабатывается детально этот план. Меньше, чем через 10 лет, мы не можем осуществить основы этого плана, создать 30 крупнейших районов электрических станций, которые дали бы возможность перевести всю промышленность на современные основания. Понятно, что без этой перестройки всей промышленности, с точки зрения условий крупного машинного производства, социалистическое строительство останется только суммой декретов, останется политической связью рабочего класса с крестьянством, останется спасением крестьянства от колчаковщины, деникинщины, останется примером для всех держав мира, но не будет иметь своей основы. Коммунизм предполагает Советскую власть, как политический орган, дающий возможность массе угнетенных вершить все дела, — без этого коммунизм немыслим. И во всем мире мы видим доказательство этого, потому что идея Советской власти, ее программа во всем мире одерживает безусловную победу. Это мы видим из каждого эпизода борьбы против II Интернационала, который держится помощью полиции, попов и старых буржуазных чиновников рабочего движения.

Этим обеспечена политическая сторона, но экономическая может быть обеспечена только тогда, когда действительно в русском пролетарском государстве будут сосредоточены все нити крупной промышленной машины, построенной на основах современной техники, а это значит — электрификация, а для этого нужно понимать основные условия применения электричества и соответственно понимать и промышленность и земледелие. Задача громадная, срок для ее осуществления требуется гораздо более значительный, чем тот, в течение которого мы отстояли свое существование против военного нашествия. Но мы этого срока не боимся, мы считаем завоеванием то, что мы привлекли десятки и сотни инженеров и представителей науки, пропитанных буржуазными взглядами, дали им задание реорганизации всего хозяйства, промышленности и земледелия, вызвали в них интерес и получили множество материала, который сводится в целый ряд брошюр. Каждый район по электрификации освещен отдельной брошюрой. План электрификации Северного района готов, интересующиеся его могут получить. К съезду Советов будут изданы брошюры, посвященные каждому району и дающие весь план реорганизации. Задача в том, чтобы со всех концов, в каждой партийной ячейке, в каждом советском учреждении по этому единому плану, рассчитанному на долгий ряд лет, систематически велась работа, чтобы в недалеком будущем мы могли представить конкретно, насколько и как мы двигаемся вперед, не впадая ни в какой самообман и не скрывая трудностей, которые стоят перед нами. Эта задача единого хозяйственного плана, его осуществление во что бы то ни стало становится перед всей республикой.

Коммунистической партией в связи с этой задачей должна быть поставлена вся агитация, вся пропаганда и партийная работа. Об этом не раз говорено теоретически, никто против этого не спорит, но сделана из этого едва ли сотая доля того, что сделать надо.

В.И. Ленин. Речь 21 ноября 1920 г. на Московской губернской конференции РКП(б). // В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Москва, Издательство политической литературы. 1970. Том 42. С. 30-31.

На современных основаниях

[reposted post] Из воспоминаний детства (ч.2)

Когда Павел Карпович стал пенсионером, он на конюшню до самой смерти ни разу не пришел. Мне потом, уже девятикласснику, когда мы вдвоем жили после смерти бабушки, признавался, что по коням тосковал, но и видеть не мог, как конюшня приходит в запустение.
Орлик без деда тоже затосковал и присмирел. Стал каким-то понурым. Сашка мне в школе рассказывал, что конь даже к соленому хлебу стал равнодушным. Его мужики перестали бояться и это привело к трагедии.
Первого мая в нашем довольно большом селе тогда еще проходили демонстрации, сельчане с флагами ходили по центральной улице, вернее, по трассе Хороль - Сиваковка, которая проходила через середину нашего Ленинского. Бригадир молочно-товарной фермы, хорошо поддав, решил покрасоваться перед колонной сельчан на горячем скакуне. Оседлал Орлика. Причем, все хорошо знали – жеребец пьяных ненавидит. Но за последний год Орлик изменился и это забылось. Бригадир решил проскакать во весь опор вдоль колонны демонстрантов, от хвоста до головы. Не доскакал. Конь у самой головы колоны резко остановился. Как вкопанный. Всадник вылетел из седла головой вперед, и головой – прямо в дорогу воткнулся. Насмерть. Сразу.
Никто ничего не понял до 9 мая. Через восемь дней «подвиг» бригадира на Орлике решил повторить зоотехник. Проскакал от хвоста колонны до ее головы, осадил коня, развернулся и хотел проскакать теперь наоборот, от головы до хвоста. Не успел. Орлик резко упал на бок и перекатился через всадника, потом еще раз перекатился в другую сторону. Вскочил и ускакал. Прямо с седлом. Мужик умер в районной больнице.
На конюшню конь не прибежал, ушел в табун, который возле сопок пасся. Старого табунного жеребца выгнал. Стал сам табун водить. Сашка на следующий день с Орлика снял седло и уздечку.
Я в первой части ошибся насчет того, что с восьми лет до армии на коня не садился. Одним годом ошибся. С девяти лет. Орлик был последней лошадью, на которую я в детстве садился.
После смерти зоотехника коня хотели отправить на мясокомбинат. Поймать не смогли. Пару раз табун вместе с ним загоняли на баз, пробовали ловить – бесполезно. Орлик ограждение перепрыгивал и уходил. Оставили его в покое.
…Мы с Сашкой вдвоем лежим в траве. Вдалеке, метров за 200, пасется наш совхозный табун. Вполголоса по очереди: «Орли-и-к!». Жеребец поднимает голову. Вострит уши.
«Орли-и-к!». Вы видели когда-нибудь, как табунный жеребец атакует? Зрелище не для слабонервных. Медведь не так страшен в ярости. Прижатые уши, опущенная почти к самой земле оскаленная морда и зигзагами эта гора мышц, вооруженная копытами несется прямо на нас.
Мы с Сашкой лежим в траве и смеемся. Орлик с таким зверским видом еще и пару кругов вокруг нас сделает. Потом нам карманы обшаривает, как собачонка. Хлеб ищет. У Сашки всегда с собой недоуздок, удилами мы нашего любимца не оскорбляли. Орлик сам голову подставляет под недоуздок. Поднимает переднюю ногу, мы по очереди с ноги залазим сначала ему на шею, потом пересаживаемся на круп… Эх! Погнали наши городских! Аж ветер в ушах свистит!...
Кто-то из деревенских баб увидел нас на коне-убийце и моей матери рассказали. Погулял по мне шнур от кипятильника. Запрет не подходить к лошадям был жестким…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

[reposted post] Из воспоминаний детства (ч.1)

Сегодня позвонила одноклассница, вспоминали школу, детство, друзей. Сашку Оберемка, моего школьного друга. Он рано умер, в тридцать с небольшим. Инфаркт. Я сам с возрастом Сашку всё чаще вспоминаю. И своё детство.
С Сашкой мы хоть и учились в одном классе, но сдружились на совхозной конюшне, тогда еще ею дед заведовал, уже последние годы, когда я был в третьем классе он окончательно ушел на пенсию.
Интересно, что я даже не помню, в каком точно возрасте я стал с дедушкой ходить к нему на работу, но с восьми лет я уже не подходил к лошадям до самой армии. В армии я не в кавалерии служил, конечно, но представился случай – это отдельный рассказ. Пришлось объезжать абсолютно дикого трехлетка. И ничего. Справился. Правда, когда с дуру я на него сразу без седла сел – он меня, в конце концов, сбросил. Через несколько дней командир части привез седло и уже нормально всё прошло. А потом, через несколько лет, пришлось верхом проехать за день больше полусотни километров . И тоже – нормально. Мышцы ног, конечно, побаливали с непривычки, но не критично.
Интересно, что в седле я научился ездить, когда ноги до стремян еще не доставали, совал их в ремни, к которым стремена подвешивались. Но, наверно, езда на лошади – это как умение ездить на велосипеде. Если в детстве научился, то это умение на всю жизнь. Я не представляю даже сейчас ситуацию, при которой могу свалиться с оседланного коня.
На конюшню я ходил в детстве с дедом, а Сашка Оберемок бегал потому, что он, как нормальный пацан, лошадьми бредил. Конноспортивную секцию в селе еще при Хрущеве закрыли, когда стали вырезать на колбасу племенное поголовье рысаков и буденновцев, на конюшне осталось только несколько лошадей от прежнего богатства, поголовье рабочих лошадей и табун в пару сотен, из которого брали ремонтный молодняк, да на мясокомбинаты отвозили периодически по несколько лошадей.
Пацаны ходили к деду покататься на лошадях, просто рядом с конями потереться. Дед разрешал при условии, если после конь будет вычищен. Проверял платком. Проводил по крупу платком, грязный – тут же получи кнутом поперек спины. Пацану, да и взрослому, выкупать и вычистить лошадь – это не очень просто, попотеть нужно. Поэтому особо много посетителей из детворы на конюшне не вертелось, кнутом по спине – это все-таки больно. Нам с Сашкой тоже иногда перепадало. Но я, на правах любимого внука, а Сашка на правах моего друга, пользовались дедовским расположением. Он нас учил обращению с лошадьми серьезно. В первом классе мы уже объезжали молодняк. А уж болтать локтями и сутулиться в седле – это для нас, еще пацанов, было совсем немыслимо.
После одного случая, я перестал к деду ходить, родители запретили категорически. Сашка бегал, пока Павел Карпович не ушел на пенсию. А уже потом он до девятого класса занимался конокрадством, т.е. просто по району воровал с совхозных конюшен лошадей, прятал их по сопкам – это такой местный пацанячий прикол был у нас. Потом уже, когда Приморское село захлестнула наркомания (это еще при Лёне Брежневе было), лошади у наркоманов летом, в период цветения конопли особенно ценились. Потного коня гнали через заросли конопли, а потом соскребали с него пот, смешанный с пыльцой.
Случай со мной такой произошел. На конюшне была одна из любимых наша лошадей – Ласточка. Помесь рысистой и монголки. Светлосерая в яблоках кобыла ростом с монголку, но сложенная почти как арабская. Красавица. Резвая. Нервная. У нее был недостаток – пугливая. Пастухи ее из-за этого не любили брать на конюшне.
Как-то летним утром я на ней выгнал пастись табун и возвращался уже на конюшню, до конюшни меньше километра оставалось, и тут из травы, почти из-под копыт Ласточки, вылетел фазан. А эта птица тихо взлетать не умеет. Кобыла испугалась и понесла. Прямо на свалку списанной совхозной техники, эта свалка чуть в стороне от конюшни была. Я испугался, когда понял, что Ласточка повода не слушается. Тянул поводья изо всех сил – бесполезно. А впереди – сваленные культиваторы, сеялки, плуги, комбайновые жатки. От конюшни перепуганный дед бежал с криком: «Петька, прыгай!». Он уже понял, что кобыла понесла, и видел – куда.
Я почти перед самой свалкой спрыгнул. Ласточку даже дорезать не пришлось, ей распороло грудь и живот, пока дед ходил за ножом, она умерла на моих глазах. Еще и Сашка подбежал смотреть. Мы стояли вдвоем, смотрели и плакали.
После этого случая родители категорически запретили деду брать меня с собой на работу, а мне – ходить на конюшню.
А Сашка продолжал ходить. У нас с ним там был еще один любимый конь – жеребец буденовской породы Орлик. Дед к Орлику только нам двоим и разрешал подходить. И сам только на нем ездил. Жеребец просто огромный был. Злой, как черт. И красивый невероятно. Рыжий, почти апельсинового цвета. На передних ногах до колен – белые чулки.
И кусался. Дед на день выпускал его на баз, мы лезли к Орлику, он нас с Сашкой гонял по базу и кусал. Чуть-чуть прихватывал зубами. Толкал головой, валил на землю и прихватывал за руки и ноги. У нас для него всегда в карманах были горбушки хлеба с солью, это он так попрошайничал. У нас с Сашкой еще развлечение было: мы цеплялись Орлику за задние ноги, я за одну, Сашка – за другую, и Орлик дрыгал ногами, пытаясь нас сбросить. Осторожно так дрыгал. Ему самому нравилось это развлечение.
Но я не оговорился, когда написал, что жеребец был злым, как черт. В денник к нему, кроме деда и нас с Сашкой, никто не рисковал заходить – мог убить. Впрочем, через год после того, как Павел Карпович ушел на пенсию, он двоих мужиков и убил. За один месяц…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Вся эта история с началом распашки целины, да еще и со слов самого Л.И.Брежнева (я только пересказал то, что в его книге написано), может у читателя вызвать вопросы насчет умственных способностей этой троицы: Хрущева, Пономаренко, Брежнева. В самом деле: начать грандиозный проект, но при этом даже не поинтересоваться, можно ли вообще обычным плугом там пахать? А если бы оказалось, что вообще нельзя в первый год засеять?
На первый взгляд – тупость, проявленная этими руководителями. Но это на взгляд тех, кто не сталкивался в жизни с подобным руководством. Тупыми ни Хрущев, ни Пономаренко, ни Брежнев не были. Они были ленивыми! Я знаю, что Никита Сергеевич стараниями пропагандистов в народе давно воспринимается, как трудоголик, который в порыве трудового энтузиазма срывается с вожжей и несется вскачь, не разбирая дороги. Ерунда это всё. Таких, как Хрущев, я в своей жизни насмотрелся. «Трудоголиков». Такой одними совещаниями замордует, куча руководящих указания, которые в себе содержат почти исключительно одни предупреждения об ответственности за невыполнение, из кабинета не выходит до полуночи, выходные – на работе. Не дай бог, кто из подчиненных раньше его уйдет или в воскресенье на рыбалку уедет!
Более вышестоящее руководство ценит таких работников. У него подчиненные не забалуются. Он их заставит всё выполнить. Только обычно выполняется именно так, как у нашей троицы с Целиной. «С жертвами и разрушениями».
Но претензий к этому руководителю не предъявишь – он старался и горел героически, почти как танкист в подбитом танке. И такие руководители ценятся, повторяю, вышестоящими. Потому что вышестоящие – такие же.
Только это не трудоголизм. Это – лень. Орать на совещаниях, грозить ответственностью, сутками сидеть в кабинете, контролируя и угрожая – видимость напряженной деятельности создается. При этом в мозгу почти никакой работы не происходит. А самая трудная работа – умственная. Недаром значительная часть людей предпочитает ломом землю копать, чем учиться. Нервное утомление от напряженной работы мозга переносится гораздо тяжелее физического.
Вот изучить вопрос, которым твои подчиненные будут заниматься так, чтобы заранее предусмотреть все возможные и невозможные ситуации, выработать механизмы их разрешения, спланировать дело так, чтобы учесть все нюансы, на совещаниях не орать матом, произнося общие фразы, а вместе с подчиненными обсуждать вопрос, проявляя свою компетенцию даже в мелочах… - это работа. Настоящая. Тогда и пятилетние планы будут выполняться и перевыполняться, и руководителю не надо мотаться по стране, срывая перед местным руководством в крике глотку: «Кукурузу, сволочи, почему не сажаете? Саботируете?»
Поэтому, когда кукуруза не растет и целина не пашется – виноваты ученые. Они, оказывается, должны были это предусмотреть, а не те, кто затеяли всю эту ярмарку. Одного отправили на пенсию, обозвав этот стиль руководства волюнтаризмом. На смену ему пришел другой. «Пятилетка качества» - это тоже «кукуруза». Сказали на съезде всем делать качественные товары для народа – вот и всё руководство. Как там будет эта «кукуруза» расти – великие такими мелочами себя утруждать не обязаны.
И полное равнодушие к нуждам людей. Одно долдонство про заботу партии о народе.
Да, Магнитка, Комсомольск-на-Амуре – с палаток начались, с бараков. Нищая еще страна лихорадочно готовилась к неизбежной войне. Но сначала заявить, что зерновая проблема в стране окончательно решена (сам Хрущев это сказал в сентябре 1953 года), а через год десятки тысяч человек выбросить в голую еще зимнюю степь с палатками – это зачем нужно было делать? Так же уже в 1975 году БАМ начали строить. На энтузиазме. Комсомолец? Ну, так терпи и преодолевай!
Никогда так не будут поступать люди, которым самим пришлось хлебнуть лиха. Это правило без исключений. Поэтому у нас есть масса воспоминаний о Сталине, о его заботе о людях, вплоть до того, что не начальник его охраны Власик догадывался поставить для охранников грибки, чтобы люди под дожем не мокли, а сам Иосиф Виссарионович ему это приказывал. Клим Ворошилов, только назначенный командующим Московским военным округом, сразу, первым делом, принялся в авральном порядке наводить порядок с жильем и обеспечением своих подчиненных, которых наплевательство на нужды людей Троцкого доводило до самоубийств, жены комсостава в условиях ужасающей нищеты начали заниматься проституцией, чтобы детей прокормить. Служившие под началом Климента Ефремовича именно его заботу о людях и вспоминали всегда с благодарностью. Поэтому Сталина и Ворошилова народ любил. Но Сталин и Ворошилов с молодости сами прошли суровую школу жизни. Сталин вплоть до его наркомства был, как сейчас выражаются, нищебродом.
А вот Никита Сергеевич Хрущев сам хвастался, что до революции жил так, как даже секретарем обкома не жил. Человек, который сам не мерз в землянке, жизнь в холодной палатке представляет романтическим приключением. Вам еще и деньги платить за романтику?
И так совпало, что в 9 лет Климент Ефремович Ворошилов пошел работать на шахту. А Леонид Ильич Брежнев в 9 лет стал гимназистом…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

[reposted post] Из воспоминаний детства (ч.3)

Вообще в отношении животных к детям много довольно загадочного. Может быть это связано с тем, что животные не чувствуют, что дети представляют для их опасность, поэтому свирепый жеребец, способный всего лишь неосторожным движением раскроить мальчишке голову, вдруг становится аккуратнее, чем любая нянька в яслях.
И не только лошади, конечно, так себя ведут. Я еще жил в пос.Пограничном, во дворе у меня сидел на цепи огромный кавказец Тайсон, 87 см в холке. Злющий, как дьявол. Знакомый собачник, похваставшийся тем, что может с цепи любую собаку снять (действительно, опытный мужик), на спор решил так же поступить с Тайсоном. Подошел к нему, посмотрел, оценил готовность пса сожрать его прямо сейчас, развернулся и ушел со словами: «Ну его к черту, я лучше пойду тебе твой выигранный коньяк куплю».
При этом, идешь с работы, подходишь к дому, навстречу бегут соседские детишки, совсем маленькие, 5-6 летнего возраста: «Дядя Петя, выведи нам Тайсона поиграть». Вывожу собаку на длинном поводке за двор, привязываю к дереву, они на нем верхом катаются, за хвост таскают…
Была еще одна очень неприятная обязанность у сельских ребят в мое время, у нас она называлась: припаска теленка. Отел коров частники подгадывали обычно к февралю-марту, когда морозов сильных уже не было, в сараях не так холодно уже было. Примерно до июня-июля телят или дома в базах держали, приносили им свежескошенную траву, или на веревке, цепи, привязывали на лужайках к колышкам. А потом, в середине лета, начинали выгонять с коровами в стадо. И тут для детишек начиналась … тренировка в беге на длинные дистанции. На несколько дней. Утром телята паслись спокойно. Как только появлялся гнус, овода-слепни, к обеду – начиналось. Хвост трубой и бежит черт знает куда! Пастух на лошади не может с ним справиться. Остается пацану только бежать за этой тварью, пока она не устанет, и потом гнать назад в стадо. Бежать за ней обязательно нужно, иначе может потеряться. Обычно раз-два - и больше теленок не убегает из стада. Привыкает.
Но мне, когда я закончил второй класс, с одним таким бычком не повезло. Он, наверно, неделю так бегал. А бегают они далеко, километров по десять бывает. Того бычка звали Мишка. Симментал, красно-белой масти. И он родился не в феврале, а еще до Нового года, к моменту, когда в стадо попал, уже был довольно крупным. Разумеется, и дистанция нашего бега была довольно приличной.
Довел он меня до такой злости, что я однажды, когда он почти до железной дороги, это километров 12 от выпаса, добежал и остановился усталый, на него сел верхом. У меня был верховой бык. И этим я Мишке срок жизни на год продлил. Обычно теленка на откорме, если он зимой рождался, держали лето, потом зиму и еще следующее лето, по окончании пастбищного сезона сдавали в заготконтору. Как раз бык вырастал до 400-500 кг. До сдаточного веса.
Мишку продержали мы еще один год. В начале того лета, после которого он должен был уехать на грузовике на мясокомбинат, я скакал с радостным гиканьем на его спине по улице к зависти своих сверстников. Ни у кого верхового быка не было! А скакать верхом на быке – это вам не на лошади. Спина быка для верховой езды не предназначена! Управлял я Мишкой веревками, привязанными к рогам. Такие вожжи у меня были. Доскакался. Мишка со всадником на спине неудачно перепрыгнул через кювет и сел на задницу, отказываясь подниматься. Повредил спину. В конце концов, он встал, но начал ходить, очень сильно подволакивая задние ноги. Стал плохо пастись, похудел, и родителям пришлось его оставить еще на год. Худого быка сдавать в заготконтору было не выгодно, это вообще копейки получили бы. Досталось мне от родителей, конечно.
А за осень и зиму Мишка постепенно оклемался, ноги приволакивал, но уже почти незаметно, и вырос в огромного бычину. Потом он потянул на взвешивании почти 700 кг. У него одна голова была больше меня. Мог убить меня только мотнув рогами. А я на нем также ездил верхом. Утром надо выгонять скотину в стадо, сел на быка и поехал, гонишь еще впереди хворостиной корову с телкой. Красота. С матерью идешь на обеденную дойку летом, Мишке обязательно угощение возьмешь. Он встречает, бежит от стада радостный. Вечером встречать стадо идешь – тоже хлеба ему возьмешь. Тоже первый в стаде бежит, прямо к тебе. Друг.
Но неизбежно наступил момент, когда Мишку должны были отправить на мясокомбинат. Он еще и дурить к осени стал, начал пугать людей. Не нападал, но несколько раз делал вид, что такое желание испытывает. Меня это не касалось, разумеется.
Я просил отца: «Пап, давай Мишку не будем сдавать?». Отец мне вполне доходчиво объяснил, что можно и отпустить быка на волю. Только он может человека убить и его все-равно пристрелят, а нас посадят в тюрьму. «Ты этого хочешь?». «Нет. Но Мишку очень жалко». «А это тебе, сынок, наука на будущее. А чтобы она лучше запомнилась – сам отведешь быка на приемный пункт»…
Далек этот мир от совершенства, конечно.



Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Я еще раз повторюсь, что к дорогому Леониду Ильичу я крайне пристрастен. У меня с молодости этот «товарищ Генеральный секретарь» вызывает почти физическое отвращение. Любой профессиональный историк поспешит меня объявить в необъективном отношении к историческому персонажу, вызванном этой пристрастностью. Даже к бабке не ходи. Но я не знаю, чем и какими методами руководствуются профессиональные историки в своей работе, это для меня до сих пор тайна тайн. Я ни от одного из них не смог добиться внятного ответа: что же из себя представляет их исторический научный метод?
Я подозреваю, что их метод весьма и весьма странный. Странный настолько, что его озвучивать нельзя – не дай бог, медицинский работник, изучающий и лечащий отклонения психики, об этом методе узнает.
Вот совсем недавний пример. В интервью КП известный историк спецслужб Александр Колпакиди заявил, что Ленин и Керенский по натуре были очень замкнутыми и необщительными людьми. Мне после этого его заявления стало понятно, почему история наших спецслужб в его изложении выглядит такой странной - как интроверт Ленин.
А у меня за годы оперативной работы въелось в кровь: если твоя версия тебе больше всего нравится, то ты обязан первым делом попытаться эту версию сам же и развалить. Это одно из главных правил оперативной и следственной работы. Пристрастность должна только увеличивать объективность.
Но с Брежневым у меня не получается найти даже малейших зацепок в его биографии и деятельности, чтобы хоть какие-то сомнения посеять в своей пристрастной брезгливости к этой фигуре. Абсолютно не за что зацепиться.
С детства помню, как старики плевались, когда эта ходячая статуя, едва ворочая челюстью произносила речи. Старики говорили, что пьет Лёня, не просыхая. Тогда в народе гулял слух, что это не от пьянства он так говорит, а из-за того, что ему на фронте в челюсть прилетел фашистский снаряд и теперь она у него пластмассовая. Потом появились рассказы академика Чазова о снотворных таблетках… Удивительно, что бред Чазова долго воспринимался людьми всерьез. Публика не сомневалась в том, что какая-то медсестричка могла подсадить Генсека на психотропные препараты. Когда публика начала сомневаться, придумали, что диверсантка-медсестра действовала по заданию Председателя КГБ Андропова.
А вы вспомните, как выглядел алкаш Борис Ельцин, просмотрите видео-записи с поздним Ельциным. А потом – с поздним Брежневым. Один в один. И как же звали медсестру Бориса Николаевича, и на какие она таблетки первого президента РФ подсадила? У меня есть подозрение, что в обеих случая «снотворное» было жидким и в стаканах.
Был у нас такой партийный деятель среднего звена А.Т.Паренский, до первого секретаря горкома дошел в своей карьере, оставил воспоминания «Судьба моя», в них есть интересные строки. В 1957 году Леонид Ильич приехал на Волжскую ГЭС, его визит ждали, знали, что товарищ Брежнев – известный гурман, поэтому к его приезду рыбаков напрягли поймать белугу (поймали рыбу в 200 кг) и угостили секретаря ЦК белужьей ухой: «Брежневу в то время было пятьдесят лет. Выглядел он молодо, был энергичным, простым в общении, интересным собеседником. Любил рассказывать анекдоты. За обедом в гостинице Портпоселка я заметил, что, когда на стол поставили тарелки с белужьей ухой, Брежнев влил в свою порцию две ложки пшеничной водки и, выпив после этого еще одну рюмку водки, приступил к еде. На наш вопрос, для чего это он делает, Брежнев ответил: «Водка отбивает посторонние запахи и делает уху прозрачной». Мы последовали его примеру, однако уха не показалась вкуснее, и не заметили мы также, чтобы она стала прозрачнее».
Ну а что такого? С рабочим визитом прибыло высокое начальство, обедает с подчиненными, вкус рыбного супа рюмкой водки улучшает… Пока еще молод и энергичен, пока еще печень в трусы не вывалилась и, слегка накатив на грудь, можно с блестящими глазками травить анекдоты. Это настолько знакомый типаж!!! Сколько таких энергичных пришлось на своем веку увидеть среди нашего советского народа!



Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel