?

Log in

No account? Create an account

January 26th, 2019

[reposted post] Венесуэла и социализм.

Последние дни новости буквально кипят Венесуэлой. Показательно кипят. Слева и справа кипят. Политизированная публика по Венесуэле четко разделилась на два лагеря. Наши леваки с криками «Но пасаран» глотают валидол, переживая за господина Мадуро. Правый лагерь злорадно шипит: вот до чего социализм страну может довести, бешенная инфляция и пустые полки.
Теперь еще появляются претензии к российскому правительству, которое вбухало в Каракас 17 млрд. долларов. В ответ на это проправительственные пропагандисты показывают пальцем на Китай, который «вбухал» 70 млрд. долларов. И всё это может оказаться выброшенным на ветер под угрозой американской экспансии, проамериканского переворота.
И этого мало, теперь отечественные, даже весьма умеренные левые, вроде даже с головой дружащие, начинают обвинять Китай в отсутствии выраженного стремления поддерживать «красный» проект в лице Венесуэлы, цепляясь к китайским коммунистам со своими претензиями.
Я вот правых понять могу в связи с этим всем бурлением. У правых главное направление в пропаганде – представить социализм антинародным режимом. Поэтому всё чуть-чуть «розовое» они сразу называют социализмом и начинают плясать от радости, когда в этом «розовом» возникают экономические трудности.
А куда левые лезут со своими чаяниями и упованиями на победу коммунизма у далеких латиноамериканских братьев – понять почти невозможно. Где они там увидели хоть что-то от коммунизма, какое строительство социализма – загадка.
Подозреваю, что это на левых до сих пор действует очарование кубинской революцией и Фиделем Кастро. Но причем здесь вообще коммунизм и социализм, если кубинская революция началась под знаменем идей Хосе Марти, героя национально-освободительной борьбы против испанского владычества? А в Венесуэле - боливарианство, идеи героя национально-освободительной борьбы народов латинской Америки Симона Боливара?
Разумеется, коммунисты относятся к национально-освободительным движениям, как к прогрессивным, они должны поддерживать стремление народов избавиться от колониального рабства. Другое дело – как поддерживать? Именно история с Кубой показывает, что в те году советские коммунисты были еще теми коммунистами.
Вся разница между Кубой и Венесуэлой только в том, что Чавес «немного» опоздал, он начал свою революцию когда уже СССР не было. Фиделю было проще. Нужно знать, что сразу после свержения режима Батисты, Фидель Кастро первым делом рванул в США договариваться о дальнейших планах на жизнь с позиций равноправного партнера. Там не пролезло. Администрация США привыкла Кубу считать своей колонией и на уступки Фиделю не пошла.
Не пролезло в Америке- Кастро рванул в сторону СССР. Хрущеву будь ты хоть черт с рогами, главное скажи, что строишь социализм.
Чавес решил повторить трюк Кастро, только с Китайской Народной Республикой. Там его приняли очень доброжелательно, по-приятельски. Как выгодного партнера. Тем более, что он обещал к 2012 году поставлять в Китай 1 млн. баррелей нефти в сутки. Но сразу, комментируя визит, официальный представитель МИД КНР Цзян Юй заявил, что сотрудничество будет строиться на взаимовыгодной основе и оно лишено какой-либо идеологической основы.
Другими словами, китайцы открыто сказали, что ваше освободительное движение мы поддерживаем, но брататься не собираемся. Идеологии разные.
В Венесуэлу пошли китайские инвестиции. Но очень интересно пошли, был создан Совместный инвестфонд (Совместный!) из которого финансировались все проекты, главные из которых – строительство нефтеперерабатывающих предприятия специально под венесуэльскую тяжелую нефть. В том числе, предприятия в самом Китае финансировались из этого Совместного инвестфонда.
Кстати, в 2012 году министр торговли Венесуэлы Эдме Бетанкурт заявил, что, в инвестфонд от Китая поступили три кредита по 4 млрд. долларов каждый, первый из них уже возвращён, а выплата второго кредита будет завершена в начале 2012 года.
Вот так Китай «вбухивает» средства в Каракас. Без всякой идеологии, только так, как это выгодно для китайского народа. Заодно, нужно знать, что даже при падении режима Мадуро, КНР ничего не потеряет в Венесуэле. Всё дело свойствах венесуэльской нефти. Она очень тяжелая. Ее для переработки на обычных заводах нужно либо разбавлять легкой нефтью, что дорого, либо строить для ее переработки специальные заводы. Этим Китай и занимается. И после Мадуро, даже американскому ставленнику, нужно будет нефтью торговать. Придется торговать с Китаем, который может эту нефть перерабатывать, а с выручки за продажу нефти любое венесуэльское правительство будет вынуждено возвращать КНР кредиты.
Вот такая совсем не сложная история с Венесуэлой. Что там в ближайшее время произойдет – нам неизвестно. Всё будет зависеть от действий конкретных лиц в конкретной обстановке.
Но вот что уже произошло в плане ущерба для коммунистической идеологии – понятно. Испорченное зрение наших левых привело к тому, что они приравняли национально-освободительное движение во главе с Чавесом к социализму и получили удар в скулу справа, когда ошибки совсем не коммунистического правительства Каракаса были приписаны социализму. Одно только то, что наш Орешкин (он, если я не ошибаюсь) дает Мадуро советы по экономическим вопросам, должно было отрезвить: социализма в Венесуэле нет и в помине. Краснеть там нечему.
И не стоит пока кричать о 17 млрд. российских инвестиций туда. Еще ничего не ясно. А то можно в лужу сесть. Всё покажет время.


Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

В мечтаниях старых кооператоров много фантазии. Они смешны часто своей фантастичностью. Но в чем состоит их фантастичность? В том, что люди не понимают основного, коренного значения политической борьбы рабочего класса за свержение господства эксплуататоров. Теперь у нас это свержение состоялось, и теперь многое из того, что было фантастического, даже романтического, даже пошлого в мечтаниях старых кооператоров, становится самой неподкрашенной действительностью.

У нас, действительно, раз государственная власть в руках рабочего класса, раз этой государственной власти принадлежат все средства производства, у нас, действительно, задачей осталось только кооперирование населения. При условии максимального кооперирования населения само собой достигает цели тот социализм, который ранее вызывал законные насмешки, улыбку, пренебрежительное отношение к себе со стороны людей, справедливо убежденных в необходимости классовой борьбы, борьбы за политическую власть и т. д. И вот не все товарищи дают себе отчет в том, какое теперь гигантское, необъятное значение приобретает для нас кооперирование России. В нэпе мы сделали уступку крестьянину, как торговцу, принципу частной торговли; именно из этого вытекает (обратно тому, что думают) гигантское значение кооперации. В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно, потому что теперь мы нашли ту степень соединения частного интереса, частного торгового интереса, проверки и контроля его государством, степень подчинения его общим интересам, которая раньше составляла камень преткновения для многих и многих социалистов. В самом деле, власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата, союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян, обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д. — разве это не все, что нужно для того, чтобы из кооперации, из одной только кооперации, которую мы прежде третировали, как торгашескую, и которую с известной стороны имеем право третировать теперь при нэпе так же, разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества? Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения.

Вот это-то обстоятельство недооценено многими нашими практическими работниками. На кооперацию у нас смотрят пренебрежительно, не понимая того, какое исключительное значение имеет эта кооперация, во-первых, с принципиальной стороны (собственность на средства производства в руках государства), во-вторых, со стороны перехода к новым порядкам путем возможно более простым, легким и доступным для крестьянина.

А ведь в этом, опять-таки, главное. Одно дело фантазировать насчет всяких рабочих объединений для построения социализма, другое дело научиться практически строить этот социализм так, чтобы всякий мелкий крестьянин мог участвовать в этом построении. Этой-то ступени мы и достигли теперь. И несомненно то, что, достигнув ее, мы пользуемся ею непомерно мало.

Все необходимое для построения социализма

Я, вообще-то, не люблю провокации, участвовать в них, тем более, самому быть их зачинщиком. Юность, в которой я любил это, вместе с драчливостью прошли. Но когда я пишу об истории Советского государства мои книги получаются настолько провокационными, что часть читателей в них даже видит специфическую лексику. Странный феномен. На каждую книгу обязательно появляется отзыв читателя (все они – разные люди), со словами «неплохо, хоть автор и грешит специфической лексикой». При этом «специфических» слов в моих книгах нет ровно ни одного.
Наверно, специфическим будет считаться и слово «сволочь» в названии этой главы. Тем более, что оно приложено к имени дорогого Леонида Ильича Брежнева, любимца всех страдальцев ностальгией по временам позднего СССР. Тоже феномен. Но не странный. Это всего лишь воспоминания об ушедшей молодости, разбавленные склерозом, а у кое-кого и маразмом.
Когда этот Генеральный секретарь ЦК КПСС «после продолжительной» сыграл в ящик, я учился на втором курсе мединститута. В стране с 12-го по 15 ноября был объявлен траур. 15 ноября, в день похорон, в институте были отменены занятия. Ура! Праздник!. Институтские партийцы и комсомольские деятели ходили с сурово насупленными лицами из-за попыток изобразить на них горечь и печаль. Мы, балбесы – простые комсомольцы, воспользовались неожиданным выходным, наша общага на проспекте Красного Знамени, подогретая портвейном и «водкой из опилок», загудела и заплясала под магнитофонный рок-н-ролл. По комнатам побежали комиссии профкома и студсовета выявлять нарушителей «траура». Я праздновал «траур» в комнате моих друзей-шестикурсников Юрия Ивановича Минаева (феноменальный человек – его с первого курса, кажется, так и назвали. Не Юрой, а Юрием Ивановичем. Причем, он еще и балбесом тоже феноменальным был) и Вовки Лопарева. У них были кассеты с самым-пресамым новым и забойным роком. Вовка фарцевал дисками и кассетами. К ним в комнату студсовет старался не заглядывать. Там можно было в лицо сжатой в кулак ладошкой получить с большой долей вероятности. Активисты-комсомольцы чудесным образом у нас подбирались так, что они опасались за свои лица. Исключай потом драчуна из комсомола и выгоняй из института, а лицо у тебя в нескольких местах сломано!
Вот у тех, кто сегодня испытывает теплые чувства к Брежневу, была какая-то другая молодость в какой-то другой стране. К 1982 году советскому народу обрыдло видеть в телевизоре это тело, едва передвигающее ногами и с трудом, шамкающим ртом, выдавливающее из себя слова. Еще и его поцелуи с мужиками взасос. Маршальское звание. Четыре звезды Героя. Орден Победы. Мой дед потом сказал, что если бы Брежнев еще год прожил, то и генералиссимуса себе присвоил бы.
А страну захлестнул … Не дефицит, нет. Хотя и он был. Для тех, у кого не было блата. Страна утонула в этом – в блате. Теперь уже людям бывает сложно понять, что такое – «блатная должность». При всем том мерзостном, что есть в нашей нынешней жизни, брежневский период, когда стал всем править и распределять блат – был в этом аспекте отвратительным до омерзения. И это омерзение народ справедливо связывал с именем дорогого Леонида Ильича.
Но даже не это толкнуло меня назвать так главу о Брежневе. Есть в его биографии один факт, который я обнаружил совсем недавно, именно тогда, когда начал собирать биографические сведения о Генсеке. Этот факт не то, что перевернул мои представления о Леониде Ильиче, нет, я и раньше его коммунистом не считал, он явный мещанин, в худшем значении этого слова. Но после обнаружения одного его письма в моих глазах этот «коммунист» стал откровенной сволочью. Патентованной. И даже прежние мои взгляды, очень критические, на эту фигуру, стали гораздо критичнее.
Но не спешите. Дотерпите до конца главы. А начнем мы с середины биографии «коммуниста». С первой борозды на Целине, освоением которой он руководил…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

[reposted post] Тожекоммунисты

Прелестный образчик типичного критика Маркса, а также нового мЫшленья в коммунизме, "развития теории", "устранения ошибок классиков" и всего этого: некто ixwid в заметке https://new-rabochy.livejournal.com/39123.html

Кроме самой заметки рекомендую ознакомиться с комментариями. Из которых мы, например, узнаем, что "cокращение рабочего дня – это разновидность луддизма. Это значит что работу, которую могут выполнять трое, будут выполнять четыре человека". Вот у него уже и третий класс появляется, и социальный антогонизм исчезает просто ввиду последовательного развития производительных сил.

Нет, на самом деле. Человек на серьёзных щах пишет, что повышение производительности труда приводит к появлению "лишних людей". Как-будто уже не было нескольких волн промышленной революции, и человечество не открывало не просто целые новые отрасли экономики, но и вообще новый взгляд на само себя, на то, что может быть интересно и полезно.

Короче, это всё не имеет никакого отношения к марксизму. Можно считать это вольной фантазией на околонаучные темы, впрочем, и тогда – без ссылок на Маркса.

По Марксу, человек производить потребительную стоимость, и не важно, в какой сфере он её производит: материальной или сфере услуг. Если и говорить про "лишних людей" при позднем капитализме, то это те, кто заняты в обеспечении конкуренции между субъектами. Грубо говоря, 10 фирм разрабатывают практически одно и то же, чтобы на рынке осталось 2-3 экземпляра, а вся остальная работа впустую. Или чтобы 100500-м способом завлечь покупателя, выдумывая всё новые уловки.

Но сами услуги, как то, что производит потребительную стоимость, очевидно, не являются чем-то "лишним". Наоборот, человек, всё более раскрывая свой духовный потенциал, меньше времени тратит на производство грубого материального (точнее, необходимого для жизни) и более посвящает времени производным: науке, культуре, услугам и так далее.

БОД или плановое сокращение население (т.н. "устойчивое развитие" в терминах Римского клуба), к которым автор сводит развитие капиталистической системы,  говорят лишь о вариантах, которые стоят перед уходящим в прошлое капитализмом, но не как о сути человеческого общественного производства.

Короче, вот так, походя, этот "марксист" "уничтожает" идею освобождённого труда аргументами вроде "10% населения будут закрывать материальные потребности, а ещё 10% нематериальные, а остальным 80% нечего будет делать".

Как хорошо, что настоящие живые люди про это не знают и всегда находят, чем им заняться и что предложить другим!

upd. Автор не считает себя марксистом, как он сам сказал, "цели придерживаться какой-либо идеологии не ставилось". Тем интереснее, что и вне идеологии автор списывает 80% людей в "ненужные" при должном развитии производительных сил.

За первые два года освоения Целины было распахано земли 31 млн. гектаров. Всего за шесть лет – 42 млн.. Нужно вдуматься в эти цифры, чтобы понять масштабность проекта, который советскому народу представляли как величайшее достижение, фактически, как стало ясно уже в 60-е годы, страшный удар и по нашему сельскому хозяйству и по экономике страны в общем.
31 млн. гектар – это шестая часть, а 42 млн. – пятая часть всех пахотных земель СССР, осваиваемых, не побоюсь этого слова, столетиями. Масштаб настолько грандиозный, что перед ним меркнут все космосы с Гагариным, кажутся мелкими развлечениями увлеченных всякой мелкой ерундой. Даже невозможно себе представить, как бы выглядело сельское хозяйство страны, если бы оно не было обескровлено этим только на первый взгляд авантюристическим проектом, на самом деле, четко рассчитанным преступлением антисталинского режима.
Началось освоение Целины, как признался в своей книге сам дорогой Леонид Ильич с сопротивления коммунистов тех районов, в которых ее собирались распахивать. Сам Брежнев хвастливо заявил, что ему пришлось избавиться от более, чем 500 секретарей районных комитетов партии. По сути этот проект проходил одновременно с заменой партийных руководителей районного звена сталинской формации на послушных болванчиков, озабоченных только собственной карьерой.
К весне 1954 года в целинные районы было завезено огромное количество техники, стройматериалов, горючего, эпопея началась еще до прокладки первой борозды с неимоверного напряжения сил - раскидать всё это по огромной территории в отсутствии дорог, да вообще часто в отсутствии всякой инфраструктуры. Большая часть предназначенных для освоения земель представляли собой голую степь. В эту степь еще ранней весной выбросили десятки тысяч людей, десятки тысяч единиц техники, всё было готово для начала вспашки…
На торжественную «первую борозду» собрались все главные «целинные герои»: сам Н.С.Хрущев, П.К.Пономаренко (которого некоторые фантазеры сделали возможным преемником Сталина на посту главы правительства), Л.И.Брежнев, главный ответственный за мероприятие.
Разумеется, собрались не в одном из тех совхозов, которые пока из себя представляли палаточные лагеря, там люди в палатках «немного от жизни устали», от них в целях личной безопасности нужно было держаться высокому руководству подальше. Приехали на Майкульский конезавод, который тоже распахивал нетронутую степь. Приготовились праздновать.
Пошел первый трактор бороздить бескрайние просторы. Ура!!! Кричали недолго. Вспаханное на вид почти не отличалось от невспаханного. Плуг не переворачивал срезанный слой стерни, а укладывал его аккуратно в борозду травой вверх.
Это была катастрофа. Настроение с праздничного сменилось на крики и ругань. Дело в том, что освоение целины было новаторским не только в плане масштабов. До этого никто в первый год после распашки не засевал новые земли. В первый год – вспашка. Год подрезанная стерня разрушалась, потом следующая вспашка, боронование и сев. В 1954 году решили вспахать и засеять сразу. Причем, разрыв между вспашкой и севом не должен превышать 5 дней. Потом уже не было смысла засевать высохшую почву. Для этого планировалось сразу после вспашки еще разбить почву культиваторами, прокатать катками и пробороновать. Всё нужно было успеть сделать за 3-5 дней максимум. Но если сверху борозды лежит неперевернутая стерня – эти мероприятия становятся почти невозможными. А на год отложить сев было нельзя ни в коем случае- затраты, не окупившиеся хлебом были бы почти непосильны для и так надорванного бюджета.
Орал и матерился Хрущев, лупали бараньими глазами великие ослы-руководители Пономаренко и Брежнев, которые не догадались даже поинтересоваться – как она выглядит в натуре вспашка целины. В первый раз они это увидели! Один – даже назначенный «говном нации»-историками в преемники Сталину, второй – прославленный этим же «говном нации», как крепкий хозяйственник…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel