?

Log in

No account? Create an account

January 25th, 2019

Аппарат остался у нас старый, и наша задача теперь заключается в том, чтобы его переделать на новый лад. Мы переделать этого сразу не можем, но нам нужно поставить дело так, чтобы те коммунисты, которые у нас есть, были правильно размещены. Нужно, чтобы они, эти коммунисты, владели теми аппаратами, у которых они поставлены, а не так, как у нас это часто делается, когда этот аппарат ими владеет. Нечего греха таить, и надо говорить об этом прямо.

Вот какие задачи перед нами стоят и какие трудности перед нами, и это как раз в то время, когда мы выступили на нашу деловую дорогу, когда мы должны были подойти к социализму не как к иконе, расписанной торжественными красками. Нам надо взять правильное направление, нам надо, чтобы все было проверено, чтобы все массы и все население проверяли наш путь и сказали бы: «Да, это лучше, чем старый строй». Вот задача, которую мы себе поставили. Наша партия, маленькая группа людей по сравнению со всем населением страны, за это взялась. Это зернышко поставило себе задачей переделать все, и оно переделает. Что это не утопия, а что это дело, которым живут люди, мы это доказали. Это мы все видели — это уже сделано. Нужно переделать так, чтобы все большинство трудящихся масс, крестьянских и рабочих, сказало: «Не вы себя хвалите, а мы вас хвалим, мы говорим, что вы достигли результатов лучших, после которых ни один разумный человек никогда не подумает вернуться к старому». А этого еще нет. Поэтому нэп продолжает быть главным, очередным, все исчерпывающим лозунгом сегодняшнего дня. Ни одного лозунга, которым мы вчера выучились, мы не забудем. Это можем совершенно спокойно, без всякой тени колебания, сказать кому угодно, и наш каждый шаг это говорит. Но мы должны еще приспособиться к новой экономической политике. Все ее отрицательные стороны, которых не нужно перечислять, которые вы прекрасно знаете, нужно уметь перегнуть, уметь сводить к определенному минимуму, уметь устраивать все расчетливо. Законодательство наше дает полную возможность этому. Сумеем ли мы дело поставить? Это еще далеко не решено. Мы его изучаем. Каждый номер нашей партийной газеты дает вам десяток статей, которые говорят: на такой-то фабрике, у такого-то фабриканта такие-то условия аренды, а вот где директор — наш товарищ-коммунист, условия такие-то. Дает это доход или нет, оправдывает или нет? Мы перешли к самой сердцевине будничных вопросов, и в этом состоит громадное завоевание. Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего, или какой-либо отвлеченной картины, или какой-либо иконы. Насчет икон мы остались мнения старого, весьма плохого. Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут должны разобраться. Вот что составляет задачу нашего дня, вот что составляет задачу нашей эпохи. Позвольте мне закончить выражением уверенности, что, как эта задача ни трудна, как она ни нова по сравнению с прежней нашей задачей и как много трудностей она нам ни причиняет, — все мы вместе, не завтра, а в несколько лет, все мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистическая.

Будет Россия социалистическая

https://litrossia.ru/item/svoih-ne-pushhat-vsjo-za-melkie-podachki-otdat-za-granicu/
СВОИХ НЕ ПУЩАТЬ! ВСЁ ЗА МЕЛКИЕ ПОДАЧКИ ОТДАТЬ ЗА ГРАНИЦУ!
Руководитель Росархива Артизов вместе с директором РГАНИ Томилиной поощряют беспрецедентную открытость для Запада и одновременно расширяют санкции против отечественных исследователей. Кто их остановит?
Рубрика в газете: Расследование «ЛР», № 2019 / 3, 25.01.2019, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО


Отрывок из статьи:
"...Возьмём книгу «Бой с «тенью» Сталина». По большому счёту, составить этот сборник особого труда не требовало. Вся книга посвящена в основном истории XXII съезда партии и второму этапу десталинизации. Понятно, что основные материалы на эту тему хранятся в РГАНИ в фондах съездов партии, пленумов ЦК и политбюро ЦК. Садись – и перепечатывай чуть ли не всю стенограмму XXII Съезда КПСС. Однако в сборниках подобного типа не меньшее значение, чем документы, а иногда даже большее, имеют комментарии. Но чтобы составить качественный комментарий, надо быть погружённым в атмосферу конца 1950 начала 1960-х гг., владеть темой, знать хитросплетения партийной политики, представлять себе основных действующих лиц и т.д., и т.п. А что нам предложили составители этой книги Ирина Казарина, Татьяна Конова и всё тот же Михаил Прозуменщиков? Да практически ничего, разве что набор общеизвестных сведений и фактов.
Остановлюсь только на одном моменте. Не так давно появилась книга Петра Балаева «Л.П. Берия и ЦК. Два заговора и «рыцарь» Сталина». В ней утверждается, что вообще-то Хрущёв XXII съезд КПСС проводил в первую очередь для окончательного развенчания Ворошилова, поскольку, по его мнению, Ворошилов представлял последнюю реальную угрозу для тогдашнего советского лидера и, не убрав этого человека с политического Олимпа, первый секретарь ЦК не мог быть уверенным, что его самого не сметут. Он писал: «На XXI съезде Маленкова, Молотова, Кагановича выбили. На XXII съезде выбили и Ворошилова. Я давно утверждаю, что не принятию программы строительства коммунизма был посвящён XXII съезд КПСС, а расправе с Ворошиловым, последним «антипартийцем». Читайте материалы того съезда, в каждом выступлении членов ЦК – Ворошилов. Фамилия которого вообще не упоминалась в связи с «антипартийной группой» <…> Я не буду здесь утверждать, что Климент Ефремович по значимости в русской революции стоял на третьем месте после Ленина и Сталина. Это моё личное убеждение, основанное не на пустом месте. Пока я не об этом. Но в 1961 году Ворошилов оставался последним революционером, ещё находившимся в органах власти, который работал ещё с Лениным» (П.Балаев. Указ. соч. М., 2018. С. 415).
Балаев привёл много серьёзных аргументов в пользу своих версий. Кроме того, он обратил внимание на то, что в архивах почему-то не отложились некоторые важнейшие материалы по десталинизации (в том же РГАНИ, к примеру, отсутствуют стенограммы некоторых пленумов ЦК – одна по причине заболевшей стенографистки, другая – из-за чьего-то запрета, то ли потом была уничтожена).
Но вот в комментариях, сделанных тремя составителями книги, ничего об этом не сказано. Повторю, комментарии к данной книге сделаны очень и очень примитивно.
К слову: святая троица из РГАНИ полностью свой сборник назвала так: «Бой с «тенью» Сталина. Продолжение. Документы и материалы об истории XXII съезда КПСС и второго этапа десталинизации». Другими словами, составители ясно дали понять, что в конце 1961 года власть продолжила некий бой с «тенью» Сталина и начала второй этап десталинизации. Не буду сейчас спорить о том, сколько в реальности было этапов десталинизации (первый этап, на мой взгляд, начался сразу после смерти Сталина с принятием Указа Ворошилова об амнистии, и в нём одну из первых скрипок играл Поспелов, толчок второму этапу дал 20-й съезд партии и закрытый доклад Хрущёва, а 22-й съезд, видимо, стоит рассматривать как начало уже третьего этапа). Тот же Балаев уверен, что 22-й съезд – это не продолжение хрущёвской антисталинской кампании, которая закрепила победу нового поколения троцкистов в ЦК, а окончание длительной акции.
«После XXII съезда бороться ЦК уже было не с кем, – утверждал Балаев. – Маленкова, Молотова и Кагановича исключили из партии, Ворошилова вывели из ЦК, тело Сталина вынесли из Мавзолея и кремировали. Всё. Дальше антисталинскую кампанию продолжать не было смысла. Её и свернули. Вместе с «оттепелью». Так кто был целью антисталинской кампании: мёртвый Сталин или живые его соратники? Или, может, сталинские идеи? А что, ленинские идеи хуже сталинских? Да любую идею можно приспособить хоть к чему, при наличии умения. Сталинские идеи уже и к российскому империализму приспосабливают. Дальнейшее продолжение антисталинской риторики могло создать уже очень серьёзные проблемы международного плана. Вспомним, чья подпись стояла под Ялтинскими договорённостями,— и этого достаточно. Поэтому антисталинская кампания была вынужденной, вынужденной именно сопротивлением перевороту «антипартийной группы», и направлена она была против «антипартийной группы», а не против мёртвого человека, хоть этот человек и был вождём».
Развал СССР произошел не 1990 году, это последствия принятого в 1961 году Хрущевым и его единомышленниками решения о отмене народной демократии (диктатура пролетариата) в СССР и замене ее на диктатуру партии, что противоречило марксизму. То что СССР так долго после этого простоял, это чудо удивительной прочности построенного Сталином государства.

Откуда вообще, взялась идея замены демократии пролетариата (диктатуры) на диктатуру партии (власть партийных чиновников)?

Зиновьев посчитал, что раз партия является авангардом рабочего класса, собравшей лучших и образованных представителей народа, то зачем заморачиваться с депутатами и выборами, эти депутаты жрут в три горла, отвлекаются от своей работы, требуют гостиницы, потом наверно потребуют машины. Еще устраивай им выборы, отслеживай нарушения и т.д.

Мало того в ходе выборов, могут легко проникнуть замаскированные элементы, капиталисты, перекрасившихся в рабочих, кулаки, националисты и так далее и устроить в парламенте кузькину мать коммунистам, с драками, битье и политическими требованиями, типа продолжения НЭПа, а то народ хреново живет, например. Легко могла в парламенте страны, пройти наглая антисоветская пропаганда и никто не смог бы ее прервать - это же депутат выступает!

Такие несознательные граждане были опасны, другое дело партийцы - орден меченосцев - непьют, воевали, Ленина читают, политически подкованы, знают какие решения надо принимать ради общего дела, готовы поступиться своими пенсиями удобствами - Красота!

Против очень крутой позиции по узурпации власти в одних руках, неожиданно выступил Сталин, который внезапно для нынешних либералов, стал бороться за более полную демократию и ограничение своей власти.



Зиновьев говорил в своей речи о диктатуре пролетариата и уверял, что Сталин неправильно разъясняет понятие диктатуры пролетариата в известной статье “К вопросам ленинизма”.
Это пустяки, товарищи. Зиновьев валит тут с больной головы на здоровую. На самом деле речь может идти лишь о том, что Зиновьев извращает ленинское понимание диктатуры пролетариата.
У Зиновьева имеются две версии насчет диктатуры пролетариата, из которых ни одна не может быть названа марксистской и которые противоречат друг другу коренным образом.
Первая версия. Исходя из правильного положения о том, что партия является основной руководящей силой в системе диктатуры пролетариата, Зиновьев приходит к совершенно неправильному выводу о том, что диктатура пролетариата есть диктатура партии. Тем самым Зиновьев отождествляет диктатуру партии с диктатурой пролетариата.
Но что значит отождествлять диктатуру партии с диктатурой пролетариата?
Это значит, во-первых, — ставить знак равенства между классом и партией, между целым и частью этого целого, что абсурдно и ни с чем несообразно. Ленин никогда не отождествлял и не мог отождествлять партию с классом. Между партией и классом стоит целый ряд массовых беспартийных организаций пролетариата, а за этими организациями стоит вся масса класса пролетариев. Игнорировать роль и удельный вес этих массовых беспартийных организаций и, тем более, всей массы рабочего класса и думать, что партия может заменить собой массовые беспартийные организации пролетариата и всю пролетарскую массу вообще, — значит отрывать партию от масс, довести бюрократизацию партии до высшей точки, превратить партию в непогрешимую силу, насадить в партии “нечаевщину”,[22] “аракчеевщину”.[23]
Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с такой “теорией” диктатуры пролетариата.
Это значит, во-вторых, — понимать диктатуру партии не в переносном смысле, не в смысле руководства партии рабочим классом, как именно и понимал ее тов. Ленин, а понимать ее в точном смысле слова “диктатура”, т. е. в смысле замены руководства насилием партии над рабочим классом. Ибо, что такое диктатура в точном смысле этого слова? Диктатура, в точном смысле этого слова, есть власть, опирающаяся на насилие, ибо без элементов насилия не бывает диктатуры, если брать диктатуру в точном смысле этого слова. Может ли партия быть властью, опирающейся на насилие в отношении своего класса, в отношении большинства рабочего класса? Ясно, что не может. В противном случае это было бы не диктатурой над буржуазией, а диктатурой над рабочим классом.

Партия есть учитель, руководитель, вождь своего класса, но не власть, опирающаяся на насилие в отношении большинства рабочего класса. Иначе нечего было бы и говорить о методе убеждения, как основном методе работы пролетарской партии в рядах рабочего класса. Иначе нечего было бы и говорить о том что партия должна убеждать широкие массы пролетариата в правильности своей политики, что лишь в ходе выполнения этой задачи партия могла бы считать себя действительно массовой партией, способной повести в бой пролетариат. Иначе партии пришлось бы заменить метод убеждения приказом и угрозой в отношении пролетариата, что абсурдно и что совершенно несовместимо с марксистским пониманием диктатуры пролетариата.
Вот к какой бессмыслице приводит “теория” Зиновьева об отождествлении диктатуры (руководства) партии с диктатурой пролетариата.
Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с этой “теорией”.
Против этой бессмыслицы и возражал я в своей статье “К вопросам ленинизма”, когда я выступал против Зиновьева.
Может быть не лишне будет заявить, что статья эта была написана и сдана в печать с полного согласия и одобрения руководящих товарищей нашей партии.
Так обстоит дело с первой версией диктатуры пролетариата по Зиновьеву.
А вот и вторая версия. Если первая версия является извращением ленинизма в одном направлении, то вторая версия представляет извращение совершенно в другом направлении, прямо противоположном первому направлению. Состоит она, эта вторая версия, в том, что Зиновьев определяет диктатуру пролетариата как руководство не одного класса, не класса пролетариев, а как руководство двух классов, рабочих и крестьян.
Вот что говорит на этот счет Зиновьев:
“Сейчас руководство, руль, направление государственной жизни находится в руках двух классов — рабочего класса и крестьянства” (Г. Зиновьев. “Рабоче-крестьянский союз и Красная армия”. Изд. “Прибой”. Л., 1925 г., стр. 4).
Можно ли отрицать, что сейчас у нас существует диктатура пролетариата? Нет, нельзя. В чем состоит диктатура пролетариата в нашей стране? По Зиновьеву состоит она, оказывается, в том, что государственной жизнью нашей страны управляют два класса. Совместимо ли это с марксистским пониманием диктатуры пролетариата? Ясно, что несовместимо.
Ленин говорит, что диктатура пролетариата есть господство одного класса, класса пролетариев. В условиях союза пролетариата и крестьянства это единодержавие пролетариата выражается в том, что руководящей силой в этом союзе является пролетариат, его партия, которая не делит и не может делить руководство государственной жизнью с другой силой или с другой партией. Все это до того элементарно и бесспорно, что едва ли есть необходимость разъяснять эти элементарные вещи. А у Зиновьева выходит, что диктатура пролетариата есть руководство двух классов. Отчего бы тогда не назвать такую диктатуру не диктатурой пролетариата, а диктатурой пролетариата и крестьянства? И разве не ясно, что при зиновьевском понимании диктатуры пролетариата мы должны были бы иметь руководство двух партий, сообразно с двумя классами, стоящими у “руля государственной жизни”? Что может быть общего между этой “теорией” Зиновьева и марксистским пониманием диктатуры пролетариата?
Нечего и говорить, что Ленин не имеет ничего общего с этой “теорией”.
Вывод: Зиновьев явным образом искажает ленинское учение о диктатуре пролетариата, все равно, идет ли речь о первой версии зиновьевской “теории” или о второй версии.
Сталин
“Правда” №№ 294, 295 и 296;
19, 21 и 22 декабря 1926 г.


По Сталину выходит, диктатура партии есть самая вредная вещь, которая противоречит и Марксу и Ленину.



Мало того деление пролетариата на названия классов для более точной формулировки, было признано противоречием марксизму - рабочий класс, крестьянский класс, служащий класс и т.д.



Поэтому если видите попытку разбить пролетариат на классы или выкинуть оттуда крестьян (для оппортунистов мелкая буржуазия) или работников умственного труда(для оппортунистов - нет физического труда) - это работают троцкисты.



После победы над сталинистами, посредством борьбы с культом личности, вылезшие из подполья недострелянные троцкисты, сразу взяли теорию своего единомышленника Зиновьева в свои руки и воплотили ее в жизнь. Сталин отстроил гигантскую страну, теперь можно ее приватизировать и хорошо нажиться.

В 1962 году партия подтвердила, что она полностью перешла к диктатуре партии против рабочего класса, устроив расстрел в Новочеркасске. Хорошо показав, что раз нет диктатуры пролетариата, значит она буржуазная партия, которая осуществляет диктатуру в своих интересах, интересах своего класса.

Но эти расстрелы народа, прервали планы троцкистов по приватизации страны, стало понятно так дело не пойдет, необходимо подвести экономику к неэффективности, подготовить для рейдерского захвата - плавно, без восстаний, но им над этим, пришлось очень долго работать.

Так как народ хорошо помнил порядки Российской Империи и способы борьбы с ними, имел опыт войны и мог самоорганизоваться. Пришлось постепенное наступление капитализма прикрывать пропагандой и враньем ,которое стала в позднем СССР нарицательным, любое антинародное действие прикрывалось фразеологией по просьбам трудящихся, правда сами трудящиеся не могли их найти.

В чем проблема буржуазных партий? Им нужна недоступная верхушка из крупных капиталистов, имеющих право и исполняющий низ, из пролетариев и мелкой буржуазии, не имеющих ни каких прав. Крупные капиталисты в мелкой буржуазии видят конкурентов и поэтому активно работают против них.

Проблема одна, если партия маленькая по количеству членов, верхушка и низ очень активно общаются, всем становится понятно, кто есть кто и что цели верхушки и низа противоречат друг другу и партия быстро начинает разваливаться.

Например, по этой причине, либеральная оппозиция не может создать свою партию, созданные ими мелкие франкенштейны быстро разваливаются.

Для решения данного противоречия, буржуазная партия должна активно накачиваться членами, постепенно верхушка и низ теряет прямой контакт и партия становится устойчивой как Единая Россия.

Мало того, так как данную буржуазную партию выбрали в конкурентной борьбе среди других, свой слой избирателей, то выигравшая партия в государстве, вынуждена осуществлять диктатуру партии, давя лузеров, демократией народа (диктатурой пролетариата) здесь уже и не пахнет, то есть Сталин выступает и против главного принципа буржуазных партий капиталистических государств.

Так и КПСС после установления диктатуры партии, быстро стала набирать членов в свою организацию, распухая и теряя связь с низом.

Вывод

Сталин выступал за демократию, против диктатуры партии.

Деление пролетариата на классы, для точности формулировок - это проявление троцкизма.

Диктатура партии почти сразу приводит к диктатуре буржуазии.

Разбухание КПСС членами - симптом буржуазной партии.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel