June 12th, 2018

О развитии государственного капитализма

Ни дня без классиков: Мао Цзэдун

Посредством государственного капитализма завершить преобразование капиталистического сектора в социалистический.
1. За последние три с лишним года была проделана определенная работа, но из-за перегруженности другими делами приложенных усилий оказалось недостаточно. Начиная с настоящего времени необходимо усилить работу.

2. Более чем трехлетний опыт позволяет с уверенностью сказать, что осуществление социалистического преобразования частной промышленности и торговли посредством государственного капитализма есть сравнительно разумная установка и мероприятие.

Collapse )
Мао Цзэдун. Путь, необходимый для преобразования капиталистической промышленности и торговли (7 сентября 1953 года). Тезисы для беседы с группой представителей демократических партий и промышленно-торг вых кругов. // Избранные произведения. Том 5. КНР, Издательство литературы на иностранных языках. Первое издание, 1977. С. 128-131.


Подписывайтесь на наш канал в Телеграм @1957anti!
Читайте свежие материалы на нашем сайте 1957anti.ru


Черновые наброски из "Троцкизма"

          На руководителя С.П. Королева по месту работы в заключении, А.Н.Туполева, написал донос сам авиаконструктор Сергей Владимирович Ильюшин. Ну, как донос… У нас же теперь считается, что все в те годы стучали друг на друга, а те, кто не стучал, охраняли настучавших друг на друга. При этом, считающие не стесняясь сами пишут жалобы и письма Президенту на министров и других чиновников, обвиняя их в антигосударственной деятельности. Но себя доносчиками не считают. И свои письма доносами не считают. Но такие же документы времен Сталина у них – доносы.
      В чем разница? Да только в том, что сегодня этими «доносами» власть пользуется как пипифаксами, а в те годы – разбиралась с ними и если там информация была достоверной – принимала меры. Всего лишь. Народная власть и Сталин, как ее представитель, обязаны были на глас народа обращать внимание.
      Вот Ильюшин и направил письмо Иосифу Виссарионовичу с расчетами и схемами, которыми доказывал, что детище великого авиаконструктора Туполева  бомбардировщик ДБ-2 – самолет вредительский, который с вредительскими целями Туполев, занимая должность первого заместителя управления Авиапрома, пропихивает на вооружение.
    Я вот очень сильно сомневаюсь в том, что Ильюшин был беспринципным карьеристом, топившим в корыстных целях коллег. Совершенно не тем человеком был Сергей Владимирович. Он был коммунистом. И его самолет ДБ-3 (ИЛ-4), разрабатывавшийся одновременно с туполевским, дальнюю авиацию в войну и тянул. Самолет Туполева показал неудовлетворительные характеристики.
       Но прихватили Андрея Николаевича не по «доносу» Ильюшина. И не потому, как сегодня у «компетентных» историков принято – перед войной в панике решили активизировать работу авиаконструкторов, поэтому их посадили в тюрьму, чтобы под надзором Берии они, перепуганные, старались изо всех своих авиаконструкторских сил.
      Так считать могут только откровенные дятлы, либо такие же откровенные брехуны. Я даже не про то, что в неволе творческая мысль сохнет и вянет. Просто Берия мог и без арестов, если бы это было нужно, напугать так, что они из конструкторских бюро сутками не вылазили бы, изо всех сил изобретая аэропланы. Можно было просто Туполеву и его компании пообещать расстрел через повешение, если самолета не будет, при этом не заморачиваясь с хозяйственно-организационными проблемами при создании «шарашек».
        И не Берия инициатором разборок с Туполевым был.  «Стуканул» на него секретарь парткома ЦАГИ (письмо в книге будет), одним из руководителей которого был Андрей Николаевич. Туполев в ЦАГИ развел такое…  во время моей молодости это называлось блатом. Короче, компанейщина и коррупция в самых похабных формах.
      Ну НКВДэшники и начали копать. Чтобы понять, что они могли накопать, нужно знать всего два факта из биографии этого авиаконструктора, мастерски владеющего, кроме русского, еще  матерным и французским языками. Любитель был с подчиненными общаться с использованием нецензурной лексики. Дворянин.
       Но языки и происхождение – ерунда.  А вот в первую свою заграничную поездку в Германию, Францию и Америку в 1930-м году Андрей Николаевич отметился тем, что с группой коллег по делегации совершил автотурне по США, от океана до океана, трансамериканское.  Купили два дорогущих «Паккарда» и на них прокатились по всей Америке. В конце поездки автомобили разбили к чертовой матери. Один разбил лично Туполев. Широта русской души.
        Подозреваю, что денежки на шикарные авто они потратили не из командировочных. Советская власть тех лет хотя и не унижала своих командированных за границу людей нищенскими командировочными, но не в такой же степени!
      Где взяли деньги? Кроме как взяток от фирм, в которых они должны были закупать оборудование и технику – ничего придумать невозможно. Ну вы можете сами представить, что они там закупили.
      А во вторую поездку в США в 1936 году Туполев взял свою жену.  Включил в делегацию, как специалиста. По образованию – медсестру. Чтобы, якобы, в качестве переводчика помогала на переговорах. Понятно, что лучше медсестры никто специальной инженерно-авиационной терминологией не владеет.
      Конечно, такому человеку, как Андрей Николаевич, Советская власть была, как родная, поэтому обвинение, которое ему в результате следствия было предъявлено: шпионаж на французскую разведку и передача ей секретных сведений, вредительская деятельность по заданию право-троцкистского центра – совершенно абсурдные? Правда ведь?
       И посмотрите, Королев за антисоветскую троцкистскую деятельность и вредительство при разработки вооружения получает 8 лет, Туполев за тоже самое и плюс шпионаж – 15 лет…  А за что же тогда расстреляли в те годы больше 600 тысяч человек, если верить цифрам Хрущева и Земскова? Те-то, что такого натворили, что может быть круче вредительства в оборонной сфере и шпионажа?...   
Я

О Сталине

Ни дня без классиков: Мао Цзэдун

В Советском Союзе те, кто превозносил Сталина до небес, теперь вдруг стараются отправить его в преисподнюю. У нас в стране тоже нашлись люди, которые пошли по их стопам. ЦК нашей партии считает, что ошибки у Сталина составляют 30 процентов, а заслуги — 70, что в целом он остается великим марксистом.

Collapse )
Мао Цзэдун. О десяти важнейших взаимоотношениях (25 апреля 1956 года). Речь товарища Мао Цзэдуна на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК. // Избранные произведения. Том 5. КНР, Издательство литературы на иностранных языках. Первое издание, 1977. С. 364-365.


Подписывайтесь на наш канал в Телеграм @1957anti!
Читайте свежие материалы на нашем сайте 1957anti.ru


Черновые наброски из "Троцкизма"

На 20-м съезде Никита Сергеевич прямо заявил, что троцкизм еще в 20-х годах был идеологически и политически разгромлен, сразу же и исчез в СССР, как таковой. Разгромленные троцкисты стали честными ленинцами-сталинцами. И только маньяк Сталин придумал «врагов народа» и начал зверски над ними зверствовать.  Сегодня у сталиниздов в ходу концепция, что «пятая колонна» до войны в СССР была расстреляна.  Вроде бы смысл обратный утверждению Хрущева, но итоговый результат один и тот же – не было в СССР к моменту смерти Иосифа Виссарионовича троцкистов. То ли перековались, то ли расстреляны, но не было.  Никого не было, кроме Хрущева.
      Я вам сейчас приведу два неожиданных для вас примера, специально их выбрал, чтобы вы поняли – троцкистов в СССР было навалом, хоть на экспорт отправляй. Примеры очень неожиданные, поэтому нужно осознать пару моментов.
      Первое, не стоит наделять в обязательном порядке людей, выдающихся в какой-то области деятельности, столь же выдающимися человеческими качествами. Иначе, вы сами себе нанесете сильнейшую психологическую травму.
      Так, например, было с Булатом Окуджавой. Не с ним с самим, а с теми, кто в нем разочаровался. «И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной...»  -  и неожиданно автор прекрасных стихов и песен оказался патентованной антисоветской сволочью. Теперь разочаровавшиеся в Окуджаве не могут даже слушать его прекрасные песни. Даже «Здесь птицы не поют…».
       Еще эти разочаровавшиеся мучаются вопросом: встал бы кумир их молодости Владимир Высоцкий в ряды перестройщиков-демократов или нет?  Им сейчас невыразимо тяжело слушать замечательные песни автора (к слову, далеко не все они замечательные), пока они не получат ответа на этот вопрос. Ответ они сами увидеть не хотят. Потому что боятся его. Ну где бы оказался любимец и почитатель режиссера Любимова, автор «Баньки по-черному», как только не в рядах самых отъявленных либерастов? И что, от этого другие стихи и песни Высоцкого стали хуже?  Даже «От границы мы Землю вращали назад…»?
           Есть мастера-поэты, есть их талантливые стихи и песни. Ну и слушайте на здоровье. Какое вам дело до личных человеческих качеств этих поэтов?  Генри Форд первым применил конвейерную сборку на автозаводе. Сейчас вы ездите на автомобилях, которые на конвейерах собираются. Если вам так важны человеческие качества  Окуджавы, если вы не можете теперь, после всего, что о нем узнали, его песни слушать, то тогда откажитесь от автотранспорта. Потому что Форд был закадычным приятелем Гитлера. Это по методу закадычного приятеля Гитлера сделан ваш автомобиль. Должно быть страшным западлом на нем ездить, правда?!
        И второй момент. В 1938 году, после конфликта с японцами на Хасане, был арестован комбриг Кузьма Петрович Подлас, почти одновременно с Василием Блюхером. Обвинили комбрига в сдаче сопки Приозерной японцам. Вот казалось бы, враг народа налицо. Японский шпион. Если следовать устоявшимся представлениям о реалиях того времени, то Кузьму Петровича ждали пытки в застенках НКВД, где у него выбили бы признание в работе на японскую разведку и участие в антисоветском заговоре. Били бы не менее больно, чем маршала Блюхера, которого по утверждениям многих «компетентных» историков в застенках насмерть запытали. Маршала! А уж какого-то комбрига…!
       Еще «компетентные» историки сумели внушить публике, что в НКВД в те годы за каждой «аварией» видели 58-ю статью. Выслуживались, так сказать, в раскрытии  и расследовании громких дел. Тем не менее, Подлас получил обвинение в халатности, ст. 193-17 УК РСФСР, одна из самых легких статей Уголовного Кодекса, сел на 5 лет. Через год был амнистирован и пошел служить в РККА в звании комдива, заместителем командующего военным округом. С судимостью.  В армию, на должности высшего командного состава – с судимостью.  Он же амнистирован был, а не реабилитирован.
      А теперь два примера, как троцкисты в СССР спокойно себе жили и работали. Причем, не дворниками или грузчиками.
      Сергей Павлович Королев.  В сентябре 1938 года был осужден   за участие в троцкистской         организации, по заданию которой срывал отработку и сдачу новых образцов вооружения для РККА, на 10 лет заключения с поражением в политических правах на 5 лет и конфискацией имущества.
        Сегодня даже самые отъявленные сталинизды утверждают, что на 58-ю статью Королеву накрутили в карьеристских целях следователи, у него была только халатность. Приведшая к нескольким авариям.  Но судила Сергея Павловича та же Военная коллегия Верховного суда, которая в действиях комбрига Подласа не нашла 58-ой. И следствие по Подласу тоже вело НКВД.
      Сравните: сдача противнику территории СССР – только халатность, а аварии при испытании новой техники – участие в троцкистской организации. В одном случае, «легкая» статья, в другом – подрасстрельная.  Есть логика?  Только одна, разумеется: осудили обоих за то, что они в реальности совершали.
        Дальше Королева отправляют страдать в лагерь на Колыму, где он едва не умирает от дистрофии на каторге, но при этом ухитряется написать жалобу на несправедливый приговор с отрицанием своей вины в Президиум Верховного суда.  Ну, естественно, кому охота страдать на каторге 15 лет, признав свою вину? Тем более, что хватает грамоты писать жалобы. И обычные уголовники, если грамотность позволяет, до конца бьются за свою «невиновность».
Начальник оперчасти лагеря не подтирает этой жалобой чекистский зад, она уходит по назначению.  Пленум Верховного суда приговор отменяет и направляет дело на доследование.
      Заметьте, Пленум не прекращает дело за отсутствием события или состава преступления, а направляет на доследование. Т.е., вину Королева усматривает, но есть сомнения в степени виновности и обоснованности приговора. Дело сложное, там куча технических экспертиз и заключений специалистов.
     Королева с Магадана этапируют в Москву, где следователь НКВД проводит дополнительные следственные мероприятия, потом уголовное дело с обвинительным актом направляет в прокуратуру. В обвинительном акте снова – участие в троцкистской организации и вредительство по ее заданию.
     Прокурор усматривает, что дело подлежит подсудности Особому совещанию при НКВД, это совещание рассматривает дело и С.П.Королев получает приговор по той же 58-ой статье – 8 лет ИТЛ.
       С.П.Королев снова не соглашается с приговором (8 лет тоже очень много для еще молодого парня), пишет новую жалобу с просьбой пересмотреть дело. Уже в НКВД, уже при Л.П.Берии, который, как считается,  остановил этот ежовский беспредел, когда всех подряд хватали и расстреливали по 58-ой статье.
        Жалобу рассматривают и следователь НКВД пишет заключение о нецелесообразности пересмотра. Это заключение утверждает Кобулов, приближенный Берии. Который вместе с шефом прекращал ежовский беспредел. Ну так сегодня уже считают.
      Но после пересмотра дела Королева не отправляют в лагерь на Колыму, а оставляют в Москве, в «шарашке», где уже конструирует самолеты Туполев. И Сергей Павлович перестает жаловаться,  что его несправедливо причислили к троцкистам.  Хотя первый приговор он получил от Военной коллегии Верховного суда, над которой была только одна инстанция – Президиум Верховного суда, а второй – от Особого совещания при НКВД, т.е. возможности обжалования у него значительно расширились. Теперь можно было даже прокурору писать. Но не стал. А зачем? Пайка теперь – бутерброды с маслом и колбасой, работа – по специальности, за кульманом, в теплом помещении. Да еще пообещали, что за ударную работу премируют досрочным освобождением.  Можно и троцкистом побыть, правда же?...
Я

О модернизации

Ни дня без классиков: Дэн Сяопин

Мы высоко несем знамя идей Мао Цзэдуна, а это значит, что мы обязаны в каждый данный период и при разрешении любого вопроса, связанного с курсом и политическими установками, неизменно исходить из реальной действительности. Немало условий, которые требуются для осуществления у нас модернизации в четырех областях и которых не было при жизни товарища Мао Цзэдуна, теперь уже налицо.

Collapse )
Дэн Сяопин. Высоко нести знамя идей Мао Цзэдуна, твердо отстаивать принцип реалистического подхода к делу (16 сентября 1978 года). Отрывок из беседы, состоявшейся при заслушивании рабочего отчета бюро Цзилиньского провкома КПК. // Избранное. Том 2 (1975-1982). КНР, Издательство литературы на иностранных языках. Второе издание, 1995. С. 165-166

Дэн_3.jpg

Подписывайтесь на наш канал в Телеграм @1957anti!
Читайте свежие материалы на нашем сайте 1957anti.ru


Черновые наброски из "Троцкизма"

          Ну и, конечно, дальше в отношении Королева и Туполева зверские зверства не прекращались. Сергей Павлович до 1944 года зарабатывал себе прощение совсем не в штрафной роте. В Конструкторском бюро. Да, оно было тюремного типа, но с землянкой и окопом на фронте его не сравнишь.  В 1944 году его отпустили заниматься ракетами на свободу и сняли судимость. С чистым паспортом на волю.
      А Туполева вообще выпустили через год со снятием судимости. Полностью простили. И этого озверевшему Сталину показалось мало. Он продолжил садистски измываться над великим конструктором:  четыре (четыре!) Сталинских премии первой степени (у-у-у-  там деньжищ!), Герой Соцтруда, с момента освобождения до смерти Иосифа Виссарионовича – 5 Орденов Ленина (всего их у Туполева 8 было), Орден Суворова 2-ой степени, Орден Отечественной войны 1-ой степени… 
            Может показаться, что Туполев совершил нечто особо грандиозное, раз его так зверски награждали? Да нет. Сняли с него судимость за создание фронтового бомбардировщика, получившего индекс Ту-2. Самолет был очень хорошим. Только выпускался мелкими сериями. Оказался неоправданно дорогим и сложным в производстве, требовал слишком много дефицитных материалов. Пе-2 было выпущено больше 11 тысяч, а Ту- 2 – 800 штук. Так что, вклад в войну Туполева совсем невелик, с результатами работы Ильюшина даже сравнивать нельзя, про Ил-2 даже промолчу, но и дальних бомбардировщиков Ил-4 было произведено 6883 машины. Это самолеты Ильюшина в 1941 году бомбили Берлин.
       Так С.П.Королев хотя бы обжаловать пытался свой приговор (правда, до тех пор, пока не оказался в комфортных условиях «шарашки»), а Туполев даже попыток таких не предпринимал. Он сам своим бездействием признал справедливость предъявленных ему обвинений. А ведь 4-кратный лауреат Сталинской премии мог обратиться к Вождю лично и заявить, что его несправедливо причислили к шпионам и троцкистам.
      И вы думаете, что прощенные со снятием судимости, даже еще и награжденные, троцкисты Туполев и Королев прекратили свою антисоветскую деятельность?
     Как бы не так! В первых рядах рванули «восстанавливать честное имя». Троцкиста, перефразируя армейскую поговорку, куда ни целуй – везде задница.
       В 1955 году оба были полностью реабилитированы.  Нужно понимать, что процесс реабилитации, запущенный при Хрущеве, был не только антисталинским актом, но, главное, это был антисоветский акт. Прямой удар именно по Советской власти, которая этим актом прямо признавалась властью террористической.
      Реабилитацией таких, как Королев и Туполев, была подготовлена почва для доклада Хрущева на 20-м съезде. Это ведь и о них слова из этого доклада: «Основным и, по сути дела, единственным доказательством вины делалось, вопреки всем нормам современной юридической науки, "признание" самого обвиняемого, причем это "признание", как показала затем проверка, получалось путем физических мер воздействия на обвиняемого…  Выясняется, что многие партийные, советские, хозяйственные работники, которых объявили в 1937-1938 годах "врагами", в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т. п. не являлись, что они, по существу, всегда оставались честными коммунистами, но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения».
        Вполне логичным продолжением этого процесса выглядит  существующий ныне музей С.П.Королева, в котором видное место занимает экспозиция всяческих лагерных причиндалов нашего выдающегося ракетостроителя. Эта экспозиция прекрасно вписывается в идеологию нынешнего буржуазного государства, которое уже имя Королева использует в целях борьбы с коммунизмом. Также и имя Туполева используется.
      Без их согласия, вы скажете? А разве они не согласились быть «невинными жертвами» сталинизма? Вот вам весь процесс троцкистской деятельности наших двух героев: участие в антисоветской троцкистской организации, как логическое продолжение этой деятельности – собственная реабилитация, сам факт которой являлся фактом антисоветизма и антикоммунизма…   и люди, которые составляли гордость «советского», «социалистического» государства теперь … гордость российского буржуазного государства, а их «страдания» от Сталинской «тирании» используются для компрометации коммунизма и Советской власти.
     Только не нужно бросаться в крайность и начинать плеваться в адрес выдающегося ракетостроителя Королева и выдающегося авиаконструктора Туполева. Одно дело – их профессиональная деятельность, другое – политические взгляды и политическая деятельность. А то так можно дойти и до того, что Ломоносова признаем монархистом, а не великим русским ученым, а уж про Суворова вообще…
         Но надо знать, что троцкизм и троцкисты, т.е люди, целью которых была реставрация капитализма, никуда не исчезли после их идеологического разгрома в 20-х годах, как уверял Н.С.Хрущев, а вполне себе проявились сразу после смерти Сталина, фактически, выйдя из подполья в процессе реабилитации.

Черновые наброски из "Троцкизма"

          Конечно, Александр Исаевич Солженицын к троцкистам не относится ни в коем разе. Он никогда не прикрывался ленинизмом, тем более сталинизмом. Это чистейший буржуазный пропагандист, без примеси. Гораздо интереснее те личности, которые открыли  ему дорогу в литературу. Согласитесь, что именно в СССР Солженицын получил известность, как писатель, которую он в дальнейшем использовал, как трамплин к мировой известности. О том, что Исаич был протеже Твардовского хорошо известно, хорошо известно, что Твардовский потом Исаича и гнобил, когда цыкнули из ЦК.
      Но не один Твардовский помог «неполживому».  Когда Хрущев одобрительно отозвался об «Одном дне Ивана Денисовича» очень многие литераторы поспешили признать талант автора.
        Среди нынешних публицистов просоветской, так сказать, ориентации, одним из самых талантливых я считаю Владимира Сергеевича Бушина. Мастерство литератора-публициста В.Бушина сомнению нельзя подвергать. Пишет великолепно. Острый, безжалостный сарказм. Изобличает власть и «либералов» так, что только шкуры у тех дымятся.
       Фронтовик. Патриот СССР. Уважаемый человек в среде патриотов. Я его тоже всячески уважаю за его личный вклад в Победу. Медалью «За отвагу» кого попало не награждали. Человек честно прошел войну. После войны занялся литературной деятельностью, писал повести о Марксе и Энгельсе. Его «Эоловы арфы» я еще школьником прочитал.
      Вот только странная компания у Владимира Сергеевича была. Дружил с поэтом Ярославом Смеляковым. Смеляков – очень талантливый поэт. Но! Есть талантливые стихи и песни Булата Окуджавы и есть сам Булат Окуджава.
     Вот сам человек Ярослав Смеляков – это нечто. Первый раз он загремел в тюрягу (безвинно, разумеется) в 1934 году. Один из его дружков, поэт Корнилов, был расстрелян за троцкистскую деятельность. За что посадили Смелякова – неизвестно. Я не смог найти сведений. Ничего, кроме того, что Горький покритиковал его в статье «Литературные забавы» и потом за эти «забавы» поэта посадили.
       Освободился в 1937 году, работал ответственным редактором газеты «Дзержинец», писал стихи, публиковался. Был призван в армию, участвовал в финской войне. Потом в Великой Отечественной, тоже против финнов воевал. В 1941 году попал в плен. В 1944 году из плена был освобожден. Целый год провел в фильтрационном лагере, после которого ему было запрещено проживать в Москве. Что уже само по себе подозрительно. Потом все-таки при содействии московских друзей разрешили. Всё это время печатался в центральных журналах.
     В 1951 году его еще раз прихватили, осудили по 58-ой статье и влупили 25 лет. От души. За что? А ни за что! По доносу провокаторов, как гласит официальная версия, за слова, сказанные в одной компании: ««Странное дело! О Ленине я могу писать стихи, а о Сталине не получается. Я его уважаю, конечно, но не люблю».  Вот за это – 25 лет! Ужас! Конечно, потом реабилитировали. Жертва «сталинских репрессий».
      Вот таким был один из друзей Владимира Сергеевича.  Второй друг – Варлам Шаламов. Автор «Колымских рассказов».  Троцкист – пробы ставить негде. Странная компания была у будущего автора «За Родину! За Сталина!». Как-то Шаламов и Сталин не совместимы, каким боком их не прикладывай.
      Тем более никак не совместишь Солженицына и Сталина.  Но вот что в книге о Солженицыне «Гений первого плевка» пишет сам Владимир Сергеевич: «Между тем в январе 1964 года газеты опубликовали список произведений, выдвинутых на Ленинскую премию. Список был довольно обширным…В этом списке красовалась и повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Почему-то никто не посчитал тогда странным, что в числе тех, кто выдвинул повесть на премию, помимо Центрального литературного архива (ЦГАЛИ), оказался и журнал «Новый мир», опубликовавший повесть. Выдвигал на премию, так сказать, собственную продукцию. Посмотрите, мол, что за шедевр мы напечатали — за это непременно надо премию!
Вскоре после появления помянутого перечня я написал для Агентства печати «Новости» обзорную статью о произведениях, выдвинутых на премию. Естественно, что о повести «Один день» в статье говорилось весьма одобрительно. О ее авторе там можно было прочитать, в частности, и такое: «Мне представляется чрезвычайно интересным и характерным (для литературы того времени. — В.Б.), что даже Александр Солженицын, который, казалось бы, прочнее, чем кто-либо другой, зарекомендовал себя «поэтом буден», причем буден не «прекрасных и ясных», а трудных, сложных, мучительных, Солженицын отнюдь не считает это «амплуа» навсегда для себя предопределенным». В доказательство я ссылался на следующие его слова в одном из писем ко мне: «Нам надо учиться видеть красоту обыденного. Но если говорить совершенно общо, я бы заметил, что иногда материал подсказывает искать истину не через обыденное, а через самое яркое и даже ни на что не похожее, исключительное» . Разумеется, это так. И я делал вывод: «Думается, в этом заявлении залог радостных неожиданностей, которые мы можем ожидать от интересного писателя»…  Мою статью напечатали многие газеты — от «Правды Севера» (Архангельск) до «Новороссийского рабочего», от «Орловской правды» до «Правды Бурятии».
      И отношения между двумя литераторами складывались вот такие: «В другой раз я послал ему свою книженцию, он мне — «Один день». В декабре 1965 года решил поздравить его с наступающим Новым годом и высказать праздничные пожелания. Он ответил только 26 февраля 1966 года, и, объяснив такую задержку долгим отсутствием в Рязани, писал: «Спасибо. Трудно надеяться, что пожелания Ваши сбудутся, однако потянем как-нибудь». В какую сторону он намерен был «тянуть», я об этом тогда тоже, понятное дело, не догадывался».
        Вот когда я взял в руки только что вышедшую книгу «Гений первого плевка» и дочитал ее первые главы до этого «В какую сторону он намерен был «тянуть», я об этом тогда тоже, понятное дело, не догадывался» - верить я Владимиру Сергеевичу перестал. Фронтовик Бушин отвалился от литератора Бушина.  Поверить в то, что критик Бушин, прочтя «Один день Ивана Денисовича», не догадывался, что его приятель Исаич – мразь и подлец, невозможно. Слишком всё в той повести явно. Она неприкрыто антисталинская и антисоветская. Вещь просто неописуемо омерзительная. Только есть один момент – Никита Сергеевич Хрущев ее похвалил. И вся литературная братия принялась писать о ней восторженные отзывы. В рядах этой братии оказался и фронтовик Бушин. «За Родину! За Сталина!», говорите?!...