July 30th, 2017

Физическая экономика. Часть 2. Чем являются принципы физической экономики

Оригинал взят у zucktm в Физическая экономика. Часть 2. Чем являются принципы физической экономики

Приведенные в первой части принципы физической экономики переведены Alexsword’ом в формализованный вид, для целей применения в расчетах. Для понимания смысла этих принципов я возьму их в том виде, в каком они приведены Ларушем в его «Физической экономике». Там эти принципы сформулированы как требования к структуре экономики и ее развитию.

Первое требование: постоянно улучшать количественное и качественное наполнение реальной рыночной корзины. Но годовые затраты рабочего времени, необходимые для производства этой улучшенной рыночной корзины на душу населения, должны быть ниже, чем требовалось производству для прежнего наполнения этой корзины.

Второе требование, чтобы отношение затрат на производство средств производства (на душу населения) к производству товаров домохозяйств возрастало без уменьшения рыночной корзины товаров домохозяйств (на душу населения). Это отражает необходимость роста «капиталоинтенсивности».

Третье требование – роста отношения «свободной энергии» к «энергии системы». В данном случае «свободная энергия» означает рост физического объема производства рыночной корзины в целом по отношению к полному потребляемому физическому объему рыночной корзины. Объем роста подпитывается двумя главными способами: расширением масштабов физической экономики и увеличением капиталоинтенсивности инвестиций в производстве.

Что это за принципы такие и зачем они нужны? По мнению их автора, всякое общество, не придерживающееся этих принципов в экономике, является «энтропийным» и обречено на деградацию.

Попробую разобраться в природе этих принципов.

С первым принципом все понятно: производство (и соответственно потребление) в расчете на одного производителя (и потребителя) должно со временем расти. То есть утверждается необходимость технического прогресса, роста производительности труда. Но позвольте, это никакое не требование, а благое пожелание. Пафосное доказывание необходимости «более лучше» питаться и одеваться. «Теперь можно было считать доказанным, что ежели человека не кормить, не поить и не лечить, то он, эта, будет, значить, несчастлив и даже, может, помрет». Это не принцип, а сотрясание воздуха.

Та же природа у третьего принципа. Есть один нюанс – требование роста «свободной энергии», я его позже разберу.

Для понимания второго требования необходимо расшифровать заложенные в нем понятия.

Затраты на производство средств производства в конечном итоге – это затраты на орудия производства плюс сырье. Маркс называл это «постоянным капиталом» (не путать с «основным капиталом»)!

Затраты на производство товаров домохозяйств: эти товары оказываются в распоряжении домохозяйств постольку, поскольку они приобретаются членами домохозяйств на рынке. Средство приобретения – заработная плата члена домохозяйства как работника. Таким образом, затраты на производство товаров домохозяйств представляют собой в конечном итоге заработную плату рабочих. Маркс эту часть капитала называл «переменным капиталом» (опять же, не путать с «оборотным капиталом»)!.

Таким образом, во втором принципе Ларуш выдвигает требование роста отношения постоянного капитала к переменному.

Маркс описывал и объяснял это явление – рост отношения постоянного капитала к переменному – как закон капиталистического производства, наблюдаемый в действительности. Объяснение этого закона нехитрое.

Во-первых. При капиталистическом производстве растет производительность труда, капиталист вынуждается к этому росту законами капиталистической конкуренции: чтобы просто оставаться на месте, нужно бежать со всех ног!

Рост производительности выражается, с одной стороны, в том, что тот же самый рабочий за одно и то же время перерабатывает больше сырья. И с другой стороны, для роста производительности нужны более совершенные – и более дорогие – средства производства.

Вот так рост производительности труда приводит к росту упомянутого отношения.

Во-вторых, рост производительности труда (и соответственно рост отношения постоянного капитала к переменному) возможен в первую очередь при укрупнении производства. Крупный завод требует бОльших вложений, чем мелкая мастерская, но стоимость единицы продукта при крупном производстве ниже. Из этого следует, что в производстве выгоден крупный капитал.

Как может вырасти капитал? Есть два способа. Первый – капиталист эксплуатирует своих работников и произведенную ими прибыль пускает на расширение производства. Второй – капиталист кушает не своих работников (долго это и муторно, выколачивать барыш из работяг, вкладывать в расширение, нанимать новых работяг, дальше барыш немного возрос… И по кругу). А своих менее удачливых собратьев. Слияния-поглощения. Жирных котов становится меньше, но они зато становятся куда жирнее.

Переформулирую второй принцип Ларуша с учетом приведенных рассуждений: должна расти производительность труда; «работодатели» должны эффективнее эксплуатировать работников (значит – работай больше, получай меньше); крупные капиталисты должны пожирать мелких и превращаться в монополистов.

Еще проще: работники, производите больше, а мы будем наживаться за ваш счет и образовывать монополии, позволяющие нам наживаться еще больше… Процесс с положительной обратной связью.

Ларуш в данном случае отстаивает интересы олигархов. Вывод кажется странным? Если бы одновременно со вторым требованием было озвучено требование – олигархов прочь с пляжа, то и вывод был бы иным. Но Ларуш, старый троцкист, эту тему игнорирует.

В общем, физическая экономика служит в первую очередь интересам олигархов. Alexsword это и не скрывает:

Не исключен симбиоз, когда достаточно мудрый и дальновидный грабитель предлагает системе защиту от других грабителей за умеренную долю, оставляющую обществу достаточно энергии для развития и становясь при этом частью его социальной инфраструктуры.

Вот так. Есть мудрые и дальновидные олигархи, при которых общество развивается. Не трогайте их, они хорошие, хоть и кровопийцы. Они же нас от внешних врагов защищают!