July 3rd, 2016

Ворошилов . (из черновика книги).

Оригинал взят у zol_dol в Ворошилов . (из черновика книги).
Оригинал взят у p_balaev в Ворошилов . (из черновика книги).
   Объектом же выдуманного им предстоящего сталинского террора Н.С.Хрущев, а потом вслед за ним и К.Симонов, представили самих близких соратников Иосифа Виссарионовича.   Хрущев даже до такого дошел: «Ворошилова Сталин начал подозревать значительно раньше, чем Молотова и Микояна... Сталин в конце концов понял, что то была ошибка, когда он считал Ворошилова английским агентом или черт знает кем. Все тут зависело от воображения Сталина, кто именно является агентом и какой империалистической страны».
      Сам-то Никита, объявив Берия английским шпионом, в зеркало на себя не смотрел? Боялся там отражение своей похабной рожи увидеть?
   А уж Молотова и Миконяна  точно до ГУЛАГа не довели бы, шлёпнули бы прямо в приемной Вождя: «При каждой очередной встрече Сталин нападал на Молотова, на Микояна, "кусал" их. Эти два человека находились в опале, и самая жизнь их уже подвергалась опасности… А на пленуме Сталин, выступая, разделал "под орех" Молотова и Микояна, поставив под сомнение их порядочность. В его речи прямо сквозило политическое недоверие к ним, подозрение в какой-то их политической нечестности».
      Эти фантазии кукурузника так и вошли в «исторический оборот», только именно кукурузник  материалы того Пленума и спрятал так, что их до сих пор никто найти не может, остались только «воспоминания». 
      На самом деле, ничего подобного даже близко не было, никакой грызни между Сталиным и его соратниками. У меня даже есть подозрение, что и жена Молотова, Полина Жемчужина, никогда осуждена не была, слишком смешно выглядят все документы, связанные с ее осуждением и реабилитацией.  В фонде Яковлева всплыла такая ерунда «А.П.Берия – в президиум ЦК КПСС о результатах изучения обстоятельств ареста и осуждения П.С.Жемчужиной, 12.-5.1953», там читаем : Министерством внутренних дел СССР принято решение т. Жемчужину и арестованных Штейнберга И.И., Голованевского С.М., Мельник-Соколинскую С.И., Иванова В.Н., Карповского М.Я., Вельбовскую А.Т. и Левандо Е.М. из-под стражи освободить с прекращением дела и полной реабилитацией. Также реабилитированы по этому делу умершие в тюрьме Лешнявская Р.С. и Карповский А.С.»

Ничего странного не видите?  Конечно,  баран, который сочинял эту липу,  считал Лаврентия Павловича настолько всесильным, что он мог  решать и за прокурора, и за судей. 
П.С.Жемчужину, если верить басням о ее судьбе, осудило Особое Совещание  при МГБ СССР к ссылке, по положению об этом Особом Совещании только оно и могло отменить свой приговор.  Но не министр. Берия незаконно из ссылки выпустил жену Молотова?  И это еще не самый смешной документ, записку Абакумова о Жемчужиной я даже брезгую цитировать.

Сочинитель бесед с В.М.Молотовым  Ф.Чуев  приписал Вячеславу Михайловичу слова о том, что Сталин  К.Е.Ворошилова после войны держал за дурачка, на заседания Политбюро не приглашал и морщился, когда Климент Ефремович туда вваливался без спроса.  Врать таким писакам можно было безнаказанно, потому что во время написания их книжек не были доступны материалы сталинских съездов. 
А вот 19-ый съезд КПСС показывает, что к нему команда Иосифа Виссарионовича подошла дружной и сплоченной.   Почетнейшее право открыть съезд  было предоставлено В.М.Молотову. Да-да, именно ему, жена которого на ссылке чалилась за то, что еврейской шпионкой была, а он сам предлагал Крым евреям под республику отдать.
Еще более почетным было съезд закрыть.  И это сделал Климент Ефремович Ворошилов.
   С отчетным докладом выступил Г.М.Маленков, самый молодой из сталинцев, выдающийся государственный деятель, про которого Чуеву Молотов, якобы, рассказал, что способен он только резолюции писать.
   Просто так открывать и завершать съезд, да с отчетным докладом выступать никто никому не доверяет.  Это доверие – обозначение положения в партийной иерархии.
   
Но  репрессии после этого съезда должны были начаться. Грандиозные.  Кровавая мясорубка. Было бы много фарша.  На всю страну стоял бы писк перемалываемых в этой мясорубке партийных крыс.  Только соратников Иосифа Виссарионовича в этом фарше не было бы.
Сюрпризы для делегатов начались с отчетного доклада, который зачитал Г.М.Маленков,   придется много цитировать, оно того стоит. Касаясь вопросов партийного строительства, Георгий Максимилианович напомнил нечто, от чего в зале пахнуло смертельным ветром «ленинградского дела»: «… обстановка военного времени обусловила некоторые особенности в методах партийного руководства, а также породила крупные недостатки в работе партийных органов и партийных организаций. Это нашло свое выражение прежде всего в том, что партийные органы ослабили внимание к партийно-организационной и идеологической работе, в силу чего во многих партийных организациях эта работа оказалась запущенной. Создавалась известная опасность отрыва партийных органов от масс и превращения их из органов политического руководства, из боевых и самодеятельных организаций в своеобразные административно-распорядительные учреждения, не способные противостоять всяким местническим, узковедомственным и иным антигосударственным устремлениям, не замечающие прямых извращений политики партии в хозяйственном строительстве, нарушений интересов государства…Проведенные партией мероприятия по развертыванию внутрипартийной демократии и самокритики помогли партийным организациям в значительной мере преодолеть недостатки в состоянии партийно-политической работы, сыграли серьезную роль в деле ее подъема».
       А дальше начал рубить сплеча:  «В партийных организациях еще имеет место недооценка роли критики и самокритики в жизни партии и государства, допускается преследование и гонение за критику. Нередко можно встретить работников, которые без конца кричат о своей преданности партии, а на деле не терпят критики снизу, глушат ее, мстят критикующим. Известно немало фактов, когда бюрократическое отношение к критике и самокритике наносило большой ущерб делу партии, убивало самодеятельность партийной организации, подрывало авторитет руководства в партийных массах и утверждало в жизни отдельных партийных организаций антипартийные нравы бюрократов, заклятых врагов партии…  Дело в том, что в связи с победоносным окончанием войны и крупными хозяйственными успехами в послевоенный период в рядах партии развилось некритическое отношение к недостаткам и ошибкам в работе партийных, хозяйственных и других организаций. Факты показывают, что успехи породили в рядах партии настроения самодовольства, парадного благополучия и обывательской успокоенности, желание почить на лаврах и жить заслугами прошлого. Появилось немало работников, которые считают, что «мы все можем», «нам все нипочем», что «дела идут хорошо» и незачем утруждать себя таким мало приятным занятием, как вскрытие недостатков и ошибок в работе, как борьба с отрицательными и болезненными явлениями в наших организациях. Эти вредные по своим последствиям настроения захлестнули часть плохо воспитанных и неустойчивых в партийном отношении кадров. Руководители партийных, советских и хозяйственных организаций нередко превращают собрания, активы, пленумы и конференции в парад, в место для самовосхваления, в силу чего ошибки и недостатки в работе, болезни и слабости не вскрываются и не подвергаются критике, что усиливает настроения самодовольства и благодушия. В партийные организации проникли настроения беспечности. Среди партийных, хозяйственных, советских и других работников имеет место притупление бдительности, ротозейство, факты разглашения партийной и государственной тайны…  Одним из наиболее опасных и злостных проявлений нарушения партийной и государственной дисциплины является сокрытие некоторыми работниками правды о действительном положении дел в подведомственных им предприятиях и учреждениях, приукрашивание результатов работы. Центральным Комитетом и правительством были вскрыты факты, когда некоторые работники ставили узковедомственные и местнические интересы выше общегосударственных и под видом заботы о подведомственных предприятиях укрывали от государства имеющиеся в их распоряжении материальные ресурсы, становились на путь нарушения партийных и государственных законов. Известны также факты, когда хозяйственники при попустительстве партийных организаций представляют заведомо завышенные заявки на сырье и материалы, при невыполнении производственных планов допускают приписки в отчетах о выпуске продукции. Появилось немало работников, которые забывают, что порученные их попечению и руководству предприятия является государственными, и стараются превратить их в свою вотчину, где такой, с позволения сказать, руководитель делает все, чего его «левая нога захочет».  Большое зло заключается в том, что у нас есть немало работников, полагающих, что партийные решения и советские законы для них не обязательны, вообразивших, что у нас будто бы есть две дисциплины: одна – для рядовых людей, а другая – для руководителей. Такие «руководители» думают, что им все позволено, что они могут не считаться с государственными и партийными порядками, нарушать советские законы, бесчинствовать и творить произвол…  Пора понять, что у нас в партии одна дисциплина и для рядовых членов партии, и для руководителей, что советские законы одинаково обязательны для всех советских людей, больших и малых. Для руководителей, повинных в недобросовестном отношении к выполнению решений партии и правительства, допускающих беззакония и произвол, не может быть никаких скидок на их положение…  Основной недостаток заключается в том, что некоторые руководители подбирают кадры не по политическим и деловым признакам, а по-семейному, по-приятельски, по-землячеству. Нередко работников, честных и знающих дело, но острых и нетерпимо относящихся к недостаткам и потому причиняющих беспокойство руководству, выживают под разными предлогами и заменяют людьми, имеющими сомнительную ценность, либо вовсе непригодными для дела, но зато удобными и угодными для некоторых руководителей. Вследствие таких извращений линии партии в подборе и выдвижении кадров в некоторых организациях складывается семейка своих людей, связанных круговой порукой, ставящих групповые интересы выше партийных и государственных. Немудрено, что такая обстановка ведет обычно к разложению и загниванию. Так было, например, в ульяновской партийной организации, где часть хозяйственных, советских и партийных работников из руководящей верхушки областной организации морально разложилась, встала на путь казнокрадства, растаскивания и разворовывания государственного добра…   Из-за недостаточного руководства идеологической работой и отсутствия контроля за ее содержанием нередко в книгах, газетах и журналах, в деятельности научных и других идеологических учреждений допускаются серьезные ошибки и извращения. В результате вмешательства Центрального Комитета партии во многих областях науки были вскрыты чуждые советским людям нравы и традиции, выявлены факты кастовой замкнутости и нетерпимого отношения к критике, разоблачены и разбиты различные проявления буржуазной идеологии и всякого рода вульгаризаторские извращения. Известные дискуссии по философии, биологии, физиологии, языкознанию, политической экономии вскрыли серьезные идеологические прорехи в различных областях науки, дали толчок к развертыванию критики и борьбы мнений, сыграли важную роль в деле развития науки. Разгромлен аракчеевский режим, существовавший на многих участках научного фронта. Однако в ряде отраслей науки еще полностью не ликвидирована монополия отдельных групп ученых, оттирающих растущие свежие силы, ограждающих себя от критики и пытающихся решать научные вопросы административным путем. Ни одна отрасль науки не может успешно развиваться в затхлой атмосфере взаимного восхваления и замалчивания ошибок; попытки утвердить монополию отдельных групп ученых неизбежно порождают застой и загнивание в науке».


Ворошилов . (из черновика книги).

Оригинал взят у p_balaev в Ворошилов . (из черновика книги).
        А эту цитату из выступления Георгия Максимилиановича нужно читать особенно внимательно, тем более, что оговорилось в ней о московской парторганизации,  и первому секретарю этой организации, Никите Сергеевичу Хрущеву, на съезде была отведена особая роль: «Некоторые наши партийные организации, увлекаясь хозяйством, забывают о вопросах идеологии, оставляют их в стороне. Даже в таких передовых партийных организациях, как, например, московская, идеологической работе уделяется недостаточно внимания. И это не проходит даром. Там, где ослабевает внимание к вопросам идеологии, создается благоприятная почва для оживления враждебных нам взглядов и представлений. Те участки идеологической работы, которые почему-либо выпадают из поля зрения партийных организаций, где ослабевает партийное руководство и влияние, эти участки пытаются прибрать к рукам чуждые люди, всякие элементы из охвостья разбитых партией антиленинских групп и использовать для протаскивания своей линии, для возрождения и распространения разного рода немарксистских «точек зрения» и «концепций».
       Повестка съезда состояла из пяти пунктов: отчетный доклад ЦК, отчетный доклад ревизионной комиссии, директивы по пятому пятилетнему плану, выборы центральных органов партии – это стандартные для любого съезда вопросы.  Но кроме них был еще пункт, пятый, он в очередности повестки стоял четвертым, предпоследним, перед выборами центральных органов: «Изменения в Уставе  ВКП (б) – докладчик Секретарь ЦК тов. Хрущев Н.С.».    Есть все основания считать, что изменения в Устав и были основным вопросом.  Слова о бардаке в рядах партийной номенклатуры не только в выступлениях почти всех делегатов  лейтмотивом проходили, что уже само по себе на мысль о важности вопроса наводит,  а уж то, что предлагалось внести в Устав!
       Я подозреваю, что те публицисты, которые писали об изменениях в Уставе, которые предполагали отведение партии строго идеологической роли, т.е. кардинального изменения ее положения в государстве, либо  Устав в новой редакции, принятой 19-м съездом,  не потрудились прочесть  и сравнить его со старым, либо просто обманывают публику.  Уж слишком явно всё в материалах съезда.  Ну, позвольте,  это же полная ерунда,  все эти утверждения, что Сталин хотел  Партию власти лишить, отодвинуть ее от решения хозяйственных вопросов, например!  Во-первых,  власть была у  Советов, а не у Партии.  У  Партии была только власть над собственными членами,  которые составляли большинство в органах Советской власти.   Эти члены Партии и выполняли директивы партийных органов, касающиеся экономики, обороны, внешней политики, идеологии.  Сталин на съезде партию от «власти» отодвигает и тут же съезд  утверждает директивы по пятому пятилетнему плану?!   Вот что за нелепые фантазии?
        Сравниваем две редакции Устава,  ВКП (б) и КПСС, и там сразу бросаются в глаза обязанности членов партии, полюбуйтесь:
«Член партии обязан:
а)     соблюдать строжайшую партийную дисциплину, активно участвовать в политической жизни партии и страны, проводить на практике политику партии и решения партийных органов;
б)     неустанно работать над повышением своей идейной вооруженности, над усвоением основ марксизма-ленинизма, важнейших политических и организационных решений партии и разъяснять их беспартийным массам;
в)   как член правящей партии в Советском государстве быть образцом соблюдения трудовой и государственной дисциплины, овладевать техникой своего дела, непрерывно повышая свою производственную, деловую квалификацию. (Устав ВКП (б)»
А  теперь Устав КПСС:
«Член партии обязан:
а) всемерно охранять единство партии, как главное условие силы и могущества партии;
б) быть активным бойцом за выполнение партийных решений. Для члена партии недостаточно только согласия с партийными решениями, член партии обязан бороться за претворение этих решений в жизнь. Пассивное и формальное отношение коммунистов к решениям партии ослабляет боеспособность партии и потому несовместимо с пребыванием в ее рядах;
в) быть примером в труде, овладевать техникой своего дела, непрерывно повышая свою производственную, деловую квалификацию, всемерно оберегать и укреплять общественную социалистическую собственность, как священную и неприкосновенную основу советского строя;
г) повседневно укреплять связь с массами, своевременно откликаться на запросы и нужды трудящихся, разъяснять беспартийным массам смысл политики и решений партии, памятуя, что сила и непобедимость нашей партии – в ее кровной и неразрывной связи с народом;
д) работать над повышением своей сознательности, над усвоением основ марксизма-ленинизма;
е) соблюдать партийную и государственную дисциплину, одинаково обязательную для всех членов партии. В партии не может быть двух дисциплин – одна для руководителей, другая для рядовых. Партия имеет одну дисциплину, один закон для всех коммунистов, независимо от заслуг и занимаемых ими постов. Нарушение партийной и государственной дисциплины является большим злом, наносящим ущерб партии, и потому несовместимо с пребыванием в ее рядах;
ж) развивать самокритику и критику снизу, выявлять недостатки в работе и добиваться их устранения, бороться против парадного благополучия и упоения успехами в работе. Зажим критики является тяжким злом. Тот, кто глушит критику, подменяет ее парадностью и восхвалением, не может находиться в рядах партии;
з) сообщать в руководящие партийные органы вплоть до Центрального Комитета партии о недостатках в работе, невзирая на лица. Член партии не имеет права скрывать неблагополучное положение дел, проходить мимо неправильных действий, наносящих ущерб интересам партии и государства. Тот, кто мешает члену партии выполнять эту обязанность, должен строго наказываться, как нарушитель воли партии;
и) быть правдивым и честным перед партией, не допускать сокрытия и искажения правды. Неправдивость коммуниста перед партией и обман партии являются тягчайшим злом и несовместимы с пребыванием в рядах партии;
к) соблюдать партийную и государственную тайну, проявлять политическую бдительность, памятуя, что бдительность коммунистов необходима на любом участке и во всякой обстановке. Разглашение партийной и государственной тайны является преступлением перед партией и несовместимо с пребыванием в ее рядах;
л) на любом посту, порученном партией, неуклонно проводить указания партии о правильном подборе кадров по их политическим и деловым качествам. Нарушение этих указаний, подбор работников по признакам приятельских отношений, личной преданности, землячества и родства несовместимо с пребыванием в партии».
     Наглядно?  Главное, что произошло на 19-м съезде можно коротко выразить:  сталинская команда  предприняла попытку натравить рядовых коммунистов на зажравшийся,  охамевший, вновь заполнившийся троцкистами аппарат.   Это было преддверием грандиозной чистки.  Здесь у же вопрос был жизни и смерти: либо Сталин и его команда, либо аппарат.  Компромиссов быть в такой ситуации не могло.
          Всякие другие версии  о причинах убийства Сталина можно выбросить на помойку.   Хватит уже фантазий.  Сталина убили, чтобы не допустить чистку в партии…

Ворошилов . (из черновика книги).

Оригинал взят у p_balaev в Ворошилов . (из черновика книги).
Теперь главный вопрос:  что послужило причиной убийства Иосифа Виссарионовича? Основная принятая на сегодняшний день версия гласит, что Сталин пытался отодвинуть партию от власти, сделать ее только идеологическим органом. Партноменклатура испугалась того, что она потеряет все рычаги влияния и решилась на устранение Вождя. Извините, но это чушь, в основу которой легли воспоминания Константина Симонова о Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся после 19-го съезда. 
Юрий Игнатьевич Мухин, дав завладеть собой идеей о попытке Сталина устранить партию от власти (он только забыл, что партия власти не имела никакой, кроме власти над своими членами),  прибегнул совсем уже к откровенной эквилибристике, не усмотрев в принятых 19-м съездом изменений в Устав «политической работы» Президиума, которым был заменен Политбюро.
Мухин: «Таким образом, функции «политической работы», как в старом Уставе, исчезли, Президиум должен был руководить только организационной работой в партии в промежутках между пленумами ЦК, Президиум фактически стал приемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.
Получив вместо Политбюро Президиум, КПСС уже нечем было управлять страной, поскольку в Президиум ЦК, т. е. в собственно руководящий орган КПСС, главе СССР и главе Советской власти входить уже не было необходимости...»

Сравним старый и измененный Уставы.

Старый Устав: 

    Ст.26. Центральный комитет организует:  для политической работы  
–  Политическое  бюро,  для  общего  руководства  организационной
работой   –   Организационное   бюро   и   для   текущей   работы
организационного и исполнительного характера – Секретариат.


Новый Устав: 
Ст. 34. Центральный Комитет Компартии Советского Союза организует: для руководства работой ЦК между пленумами – Президиум, для руководства текущей работой, главным образом по организации проверки исполнения решений партии и подбору кадров, – Секретариат.
И где там Мухинское  «Президиум должен был руководить только организационной работой в партии»?
      Так мало того, на Пленуме после 19-го съезда из состава Президиума было избрано и Оргбюро, упразднили это Оргбюро сразу на первом после смерти Сталина Пленуме, тогда же сократили число членов Президиума с 25 до 10 человек.
И зачем нужно было круги нарезать вокруг формулировок? Что бы удовлетворить свой собственный антимарксизм и антиленинизм, противопоставляя им Сталина?
Да, К.Симонов, на слова которого ссылается Ю.И.Мухин, когда пишет, что Сталин хотел оставить пост секретаря ЦК КПСС,   присутствовал на Пленуме, да он написал такое: « Не помню, в этой же речи, еще до того как дать выступить Молотову и Микояну, или после этого, в другой, короткой речи, предшествовавшей избранию исполнительных органов ЦК, — боюсь даже утверждать, что такая вторая речь была, возможно, все было сказано в разных пунктах первой речи, — Сталин, стоя на трибуне и глядя в зал, заговорил о своей старости и о том, что он не в состоянии исполнять все те обязанности, которые ему поручены. Он может продолжать нести свои обязанности Председателя Совета Министров, может исполнять свои обязанности, ведя, как и прежде, заседания Политбюро, но он больше не в состоянии в качестве Генерального секретаря вести еще и заседания Секретариата ЦК. Поэтому от этой последней своей должности он просит его освободить, уважить его просьбу. Примерно в таких словах, передаю почти текстуально, это было высказано. Но дело не в самих словах. Сталин, говоря эти слова, смотрел на зал, а сзади него сидело Политбюро и стоял за столом Маленков, который, пока Сталин говорил, вел заседание. И на лице Маленкова я увидел ужасное выражение — не то чтоб испуга, нет, не испуга, — а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других осознавшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина, нельзя соглашаться, чтобы он сложил с себя вот это одно, последнее из трех своих полномочий, нельзя. Лицо Маленкова, его жесты, его выразительно воздетые руки были прямой мольбой ко всем присутствующим немедленно и решительно отказать Сталину в его просьбе. И тогда, заглушая раздавшиеся уже и из-за спины Сталина слова: «Нет, просим остаться!», или что-то в этом духе, зал загудел словами: «Нет! Нельзя! Просим остаться! Просим взять свою просьбу обратно!» Не берусь приводить всех слов, выкриков, которые в этот момент были, но, в общем, зал что-то понял и, может быть, в большинстве понял раньше, чем я. Мне в первую секунду показалось, что это все естественно: Сталин будет председательствовать в Политбюро, будет Председателем Совета Министров, а Генеральным секретарем ЦК будет кто-то другой, как это было при Ленине. Но то, чего я не сразу понял, сразу или почти сразу поняли многие, а Маленков, на котором как на председательствующем в этот момент лежала наибольшая часть ответственности, а в случае чего и вины, понял сразу, что Сталин вовсе не собирался отказываться от поста Генерального секретаря, что это проба, прощупывание отношения пленума к поставленному им вопросу — как, готовы они, сидящие сзади него в президиуме и сидящие впереди него в зале, отпустить его, Сталина, с поста Генерального секретаря, потому что он стар, устал и не может нести еще эту, третью свою обязанность.
Когда зал загудел и закричал, что Сталин должен остаться на посту Генерального секретаря и вести Секретариат ЦК, лицо Маленкова, я хорошо помню это, было лицом человека, которого только что миновала прямая, реальная смертельная опасность, потому что именно он, делавший отчетный доклад на съезде партии и ведший практически большинство заседаний Секретариата ЦК, председательствующий сейчас на этом заседании пленума, именно он в случае другого решения вопроса был естественной кандидатурой на третий пост товарища Сталина, который тот якобы хотел оставить из-за старости и усталости. И почувствуй Сталин, что там сзади, за его спиной, или впереди, перед его глазами, есть сторонники того, чтобы удовлетворить его просьбу, думаю, первый, кто ответил бы за это головой, был бы Маленков; во что бы это обошлось вообще, трудно себе представить».
Нельзя было догадаться, что верный пес Хрущева, а потом Брежнева, К.Симонов просто врал?
Он повторил  то. что  мел языком, как помелом «маленький Маркс» о старческой немощи Сталина, но даже Хрущ не вспоминал о мнимой попытке Сталина уйти из секретарей ЦК.  Это потерявший всякий стыд Симонов сам придумал  сюжет в стиле отречения от престола Ивана Грозного, вроде того, что Иосиф Виссарионович ждал реакции на свое заявление, что бы потом покоцать тех, кто проголосует «за». Но так, как многократный лауреат Сталинских премий  был просто поэтом и писакой, то он  в своих воспоминаниях  больше был поэтом и беллетристом, чем  реальным свидетелем.  Он даже должность Генерального секретаря Сталину придумал.  Мы же почти все считали  Иосифа Виссарионовича Генеральным секретарем, по привычке. Я тоже…
    Вот у них было две главные идеи, у сволочей, который испражнялись на могилу Вождя: 1) Сталин был старым и больным, поэтому и умер; 2) если бы не умер, то он бы  снова всех невинных младенцев съел бы.
    Сколько Иосифу Виссарионовичу было лет в 1953 году?  74 –ый год.  Старый? По сравнению с кем?  Б.Н.Ельцину в 2000-м было 69 лет всего, но  попейте так её, родимую, еще не таким чучелом выглядеть будете.  Ленька Брежнев ласты склеил тоже рано, в 72 года, что он кушал: «родимую» или колеса, - темное место в его биографии. Но Сталин ни алкашом не был, ни наркоманом.  Черчилль и то -бухал каждый день коньяк, но не стаканами, как наши, и прожил 89 лет.  Рональд Рейган до 78 лет Президентом был.
     Да, наше Политбюро в 80-е годы начало вымирать едва только перевалило за возраст в 70 лет, но вы внимательно посмотрите на их испитые морды – там и почки от виски отстегивались.
    Все разговоры о старости Сталина – сплетни.  Ему не в футбол за сборную Грузии играть нужно было, он был политиком. Для нормального политика 74 года – нормальный возраст…



Ballaxoun
  • arctus

К набросу Медведева о сельском хозяйстве СССР и РФ. Сравним


Дело было вчера на РТР - точных слов не помню, но приблизительно: мы перегнали СССР по производству зерна, экспортируем, а СССР закупал. Не хватало!!!
Тема заезженная - тем более премьер-министру негоже так просто-запросто садиться в лужу. Если, конечно, это не преднамеренная ложь как часть антисоветской пропаганды в расчёте на непритязательного к информации потребителя.

Collapse )