?

Log in

No account? Create an account

В эпоху, когда главное внимание и главные силы были отвлечены на задачи политические и военные, мы не могли действовать иначе, как с величайшей быстротой, устремляясь вперед с авангардом, зная, что авангард этот будет поддержан. В области великих преобразований в политике, в области того величайшего дела, которое мы сделали в течение трех лет, поставив себя в войну против командующих держав мира, нам был обеспечен союз крестьян и рабочих простым порывом политическим и военным, потому что каждый крестьянин знал, чувствовал и осязал, что против него стоит вековой враг — помещик, которому так или иначе помогают представители других партий. И потому этот союз был так прочен и непобедим.

В области экономической союз должен быть построен на других началах. Тут необходима перемена сущности и формы союза. Если хоть кто-нибудь из коммунистической партии, из профсоюза или просто из людей, сочувствующих Советской власти, просмотрел эту необходимую перемену сущности союза и формы его, тем хуже для него. Такие просмотры в революции недопустимы. Необходимость изменения формы союза вызвана тем, что союз политический и союз военный не мог быть продолжаем так же просто и в области экономической, когда у нас крупной промышленности еще нет, когда она разорена войной, неслыханной ни в одном государстве. А ведь промышленность до сих пор не поднялась еще даже в государствах бесконечно более богатых, чем наше, и от войны выигравших, а не потерявших. Перемена формы и сущности союза рабочих и крестьян оказалась необходимой. Мы зашли в эпоху политическую и военную гораздо дальше вперед, чем нам позволял непосредственно экономический союз рабочих и крестьян. Мы должны были это сделать, чтобы победить врага, и мы имели право это сделать. Сделали мы это с успехом, потому что мы врагов наших победили на том поприще, которое было тогда, — на поприще политическом и военном, но на поприще экономическом мы потерпели целый ряд поражений. И тут нечего бояться это признать, а наоборот: только тогда мы научимся побеждать, когда мы не будем бояться признавать свои поражения и недостатки, когда мы будем истине, хотя бы и самой печальной, смотреть прямо в лицо. Нашими заслугами в первой области, в области политической и военной, мы имеем право гордиться. Они вошли в историю, как мировое завоевание, которое еще покажет себя во всех областях. Но в области экономической за тот год, за который мне приходится отдавать вам отчет, мы только стали на путь новой экономической политики, и мы делаем в этом отношении шаг вперед. В то же время в этом отношении мы начинаем едва-едва только учиться, и тут делаем несравненно больше ошибок, смотря назад, увлекаясь прошлым опытом, который был великолепен, высок, величествен, имел всемирное значение, но который не мог решить той задачи экономического характера, которая нам навязана сейчас, в условиях страны, разоренной в области крупной промышленности, в условиях, которые требуют от нас научиться прежде всего той экономической связи, которая сейчас неизбежна и необходима. Эта связь есть торговля. Это для коммунистов весьма неприятное открытие. Очень может быть, что это открытие чрезвычайно неприятно, даже несомненно, что оно неприятно, но если мы будем руководиться соображениями приятности или неприятности, то мы упадем до уровня тех «почти что» социалистов, которых мы с вами достаточно видели в эпоху Временного правительства Керенского. Едва ли «социалисты» этого рода пользуются еще каким-либо авторитетом в нашей республике. А нашей силой была всегда способность учитывать действительные соотношения и не бояться их, как бы они ни были нам неприятны.

Поскольку крупная промышленность в мировом масштабе есть, постольку, бесспорно, возможен непосредственный переход к социализму — и никто не опровергнет этого факта, как не опровергнет того, что эта крупная промышленность либо задыхается и создает безработицу в самых цветущих и богатых странах-победительницах, либо только и делает, что фабрикует снаряды для истребления людей. А если у нас при тех условиях отсталости, при которых мы вошли в революцию, сейчас нужного нам промышленного развития нет, то что же мы — откажемся? упадем духом? Нет. Мы перейдем к тяжелой работе, потому что верен путь, на котором мы стоим. Несомненно, путь союза народных масс есть единственный путь, на котором труд крестьянина и труд рабочего будет трудом на себя, а не трудом на эксплуататора. И для того чтобы осуществить это в нашей обстановке, необходима та экономическая связь, которая является единственно возможной, — связь через хозяйство.

Вот причина нашего отступления, вот почему мы должны были отступить к государственному капитализму, отступить к концессиям, отступить к торговле. Без этого на почве того разорения, в котором мы оказались, надлежащей связи с крестьянством нам не восстановить. Без этого нам грозит опасность, что передовой отряд революции забежит так далеко вперед, что от массы крестьянской оторвется. Смычки между ним и крестьянской массой не будет, а это было бы гибелью революции. На это мы должны смотреть особенно трезво, ибо отсюда вытекает в первую голову и больше всего то, что называется у нас нашей новой экономической политикой. Вот почему мы сказали единодушно, что эту политику мы проводим всерьез и надолго, но, конечно, как правильно уже замечено, не навсегда. Она вызвана нашим состоянием нищеты и разорения и величайшим ослаблением нашей крупной промышленности.

            Совсем недавно отгремело демонстрациями столетие Великой Октябрьской Социалистической Революции. Отгремело оно в условиях тотального поражения и глубокого упадка коммунистического движения в Российской Федерации и вообще на просторах бывшего СССР.
            Стоп-стоп,- скажет придирчивый читатель, как это нет? Вон же сколько Коммунистических партий, Революционных партий, Рабочих партий! Про какой такой упадок говорит автор? Вон же идут постоянные протесты, вон же везде прямо рябит от красных флагов, уши закладывает от коммунистических лозунгов!
            Такому читателю я могу сказать, что он оказался в роли того простофили, что поверил надписи "Тигр" на клетке с кроликом внутри. Или в роли обитателей Нарнии из заключительной книги, где хитрый Обезьян замаскировал Осла под Льва и захватил власть. Впрочем, читателю это простительно, уровень маскировки современных "коммунистов" на высоте и если вдумчиво не читать их программ, не приглядываться к их делам, то можно и впрямь решить, что коммунистическое движение в РФ присутствует.
            Современные "друзья народа" уже не те, что описал около ста лет назад в своей замечательной статье  Ленин. Эти "друзья" уже не мямлят беспомощно, что мол Маркс неправ, зашорен, узок. Нет, они пошли дальше!  Они замечательно понимают марксизм, отлично владеют коммунистической риторикой, массово применяют демагогию и филигранно владеют старым римским приемом "Разделяй и Властвуй". Это верные коты-баюны капитализма, держащие сознание пролетарской массы в крепчайшем сне. Словно сфинксы охраняют они путь из капиталистического рабства,  от попыток разбудить спящее сознание. Любой ступивший на коммунистическую тропу попадает под их чары. Многие засыпают, но последнее время все чаще появляются люди, которые стряхивают этот сон, они готовы отгадать загадку сфинкса, и обречь его на гибель.  В этом, я надеюсь, нам самим и просыпающимся поможет данная работа. Но, обо всем по порядку.
            Для начала определимся, кто же эти самые "друзья народа"? Ответ прост. Это современные политические партии, которые внесли в свое название слова "Коммунистическая", "Рабочая" и "Революционная". Не спешите возмущаться. ниже мы разберем яркие примеры, и вы поймете, что на деле это или социал-демократы буржуазного толка, или откровенные троцкисты-провокаторы.
       Однако не будем забегать вперед. Начнем мы с ряда партий, которые являются осколками и клонами поздней КПСС.

Материал на сайте движения
То, что эту жизнь нужно менять, а изменить ее невозможно без изгнания из власти олигархата – мало кому не понятно. Надежды на то, что стихийно восставший народ сметет власть, а потом нужно перехватить протест – с этими надеждами можно жить в надежде бесконечно долго. Американцы тоже надеялись. Неожиданно для себя однажды заметили, что живут совершенно не в той Америке, которая была еще в 80-х годах…
И никто, кроме вас самих в этой жизни ничего не изменит, как, надеюсь, вы сами уже поняли. Если, конечно, кто-то не успел за 30 лет наголосоваться за всяких клоунов, то продолжайте. Мы обращаемся к тем людям, у которых в мозгах от «демократического» тумана начало светлеть. Всё самим придется. Своими руками.
А возможность изменить свою жизнь именно так, как предлагается нашей Программой, у вас только одна – прийти к власти в составе коммунистической, пролетарской партии, партии наемных работников. Вам, представителям мелкого капитала, нужно прийти к власти в составе партии, которая декларирует в перспективе ликвидацию вашего класса. Такая парадоксальная диалектика, на первый взгляд. А если хорошо подумаете – просто нормальная диалектика. И потом уже, придя к власти, вы сами будете вместе с пролетариатом проводить политику, которая сначала вам даст те условия для вашего бизнеса, о которых я писал выше, а потом приведет к тому, что вы, как класс собственников, прекратите свое существование.
С вашей стороны естественен вопрос: зачем вам вообще нужна партия наемных работников? Может, целесообразнее создать собственную партию мелких бизнесменов и бороться за власть в ее составе? Можете попробовать. Пример эсеров вам в помощь. И для науки. Но я думаю, что у вас хватит ума не наступить на валяющиеся на виду грабли.
Но перед тем, как начать что-то делать, нужно сначала определиться с тем, что делать нельзя. Определиться с колеёй, по которой мы будем двигаться, с которой опасно сворачивать, иначе можно в грязи увязнуть.
Главное, если мы – политическое движение, политическая партия, то нужно заниматься политической деятельностью, а не ее имитацией, даже если имитация будет внешне искристо-яркой.
Мы – организация коммунистическая, значит, наша политическая деятельность является ведением организованной классовой борьбы за взятие власти классом наемных работников в союзе с мелкой и средней буржуазией.
Так и нужно вести классовую борьбу. Всерьез вести. Что значит – вести всерьез классовую борьбу?
Во-первых, это не пугать вооруженного пушками и пулеметами противника, сидящего в окопе напротив, выскакивая на бруствер и показывая ему голую задницу. Самым большим достижением в такой борьбе будет пуля в ягодицу и «почетное» звание пострадавшего от режима.
Самый яркий пример - нацболы Э.Лимонова. Израненные филеи без всякого толка и смысла. Некоторые марксистские организации, пока еще кружкового типа, тоже начинают свою деятельность с перспективой подобных ранений. Едва сорганизовавшись в группу из десятка человек, они пытаются проникнуть на промышленные предприятия и организовать там забастовки. Это еще хорошо, что у них ничего не получается. Может, поумнеют до того, как сами рабочие их уму чисто пролетарскими методами научат.
Опыт социал-демократов 19-го века – это опыт, разумеется. Но не калька. Свои головы иметь на плечах нужно, тем более, что забастовки для большевиков целью никогда не были. Они были способом организации и пропаганды в отсутствии возможности вести легальную работу. У нас немного другие реалии сегодня. Работать с рабочими предприятий нужно. Но не приносить им организацию забастовки, в среду рабочих нужно вносить партийную организацию. А забастовка – это уже дело внесенной в коллектив рабочих организации.
И они никак не могут понять, что забастовка – крайний, вызванный условиями полной безысходности, когда уже терпеть никакой возможности нет, когда уже тюрьма-репрессии – не пугают, способ борьбы рабочих за свои права. Принести забастовку на завод нельзя. Забастовочное настроение само на заводе должно возникнуть.
И не надо путать забастовки в России 19-го – начала 20-го веков с современными забастовками на Западе, которые проводят их профсоюзы. Это совершенно разные вещи. Нужно кое-что понимать и знать о современном профсоюзном движении. Но это отдельная тема.
И до всех этих забастовок нужно сначала вообще иметь организацию, которую ваш противник будет воспринимать всерьез, а не смеяться над вашими псевдореволюционными кривляниями и ужимками, к которым мы относим все эти пикеты и смешные игрушечные митинги, проводимые непонятно с какой целью. Просто чтобы показать – мы существуем и протестуем? И что из того, что вы существуете и протестуете? Кому-то от этого полегчало или потяжелело?
Ужимки же и кривляния являются результатом отсутствия реальной цели для организации. Отличный пример – «Суть времени». Большая толпа наряженных в красные партийные курточки актеров. Если лидер по своей сути – режиссер театра, то и организация у него – театр. И цель этой организации кто-нибудь внятно может определить? «СССР-2.0»? Грандиозная цель! Почему не «СССР – на всю Галактику»? Звучало бы еще грандиозней.
Но все эти партии почему-то избегают говорить о главной цели оппозиционной политической организации - власть. Забыли о ней? Стесняются? Да у них просто такой цели нет.
У нас она есть. Исходя из этой цели, мы и будем выстраивать свою работу. А работа начинается с того, что нужно начать считать всех болтающихся под ногами скептических нытиков, уверяющих вас, что нынешнюю власть победить невозможно, она ничего вам сделать не позволит и тому подобное – обычной плесенью и шелупонью. На всё их нытье не обращать внимания, а если будут лезть со своими «прогнозами» настойчиво – бить в морду. С шелупонью только так и нужно обращаться, вы это не хуже меня знаете.
Получится – не получится - жизнь покажет. Мы же с вами люди серьезные. Поэтому знаем – если не пробовать, то и не получится, если при первых трудностях всё бросить, то и пробовать не стоит. Мы же привыкли в любом деле упереться рогом и не отступать, пока его не доделаем. Или не так?...

[reposted post] Значение торговли

«Недостаточно быть революционером и сторонником социализма или коммунистом вообще, — писал я в апреле 1918 г. в «Очередных задачах Советской власти». — Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену, причем порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты и не так глупы, как в обыкновенной, кузнецом сделанной, цепи».

В данный момент в той области деятельности, о которой идет речь, таким звеном является оживление внутренней торговли при ее правильном государственном регулировании (направлении). Торговля — вот то «звено» в исторической цепи событий, в переходных формах нашего социалистического строительства 1921 — 1922 годов, «за которое надо всеми силами ухватиться» нам, пролетарской государственной власти, нам, руководящей коммунистической партии. Если мы теперь за это звено достаточно крепко «ухватимся», мы всей цепью в ближайшем будущем овладеем наверняка. А иначе нам всей цепью не овладеть, фундамента социалистических общественно-экономических отношений не создать.

Это кажется странным. Коммунизм и торговля?! Что-то очень уже несвязное, несуразное, далекое. Но если поразмыслить экономически, одно от другого не дальше, чем коммунизм от мелкого крестьянского, патриархального земледелия.

Когда мы победим в мировом масштабе, мы, думается мне, сделаем из золота общественные отхожие места на улицах нескольких самых больших городов мира. Это было бы самым «справедливым» и наглядно-назидательным употреблением золота для тех поколений, которые не забыли, как из-за золота перебили десять миллионов человек и сделали калеками тридцать миллионов в «великой освободительной» войне 1914— 1918 годов, в войне для решения великого вопроса о том, какой мир хуже, Брестский или Версальский; и как из-за того же золота собираются наверняка перебить двадцать миллионов человек и сделать калеками шестьдесят миллионов человек в войне не то около 1925, не то около 1928 года, не то между Японией и Америкой, не то между Англией и Америкой, или как-нибудь в этом же роде.

Но как ни «справедливо», как ни полезно, как ни гуманно было бы указанное употребление золота, а мы все же скажем: поработать еще надо десяток-другой лет с таким же напряжением и с таким же успехом, как мы работали в 1917—1921 годах, только на гораздо более широком поприще, чтобы до этого доработаться. Пока же: беречь надо в РСФСР золото, продавать его подороже, покупать на него товары подешевле. С волками жить — по-волчьи выть, а насчет того, чтобы всех волков истребить, как полагается в разумном человеческом обществе, то будем придерживаться мудрой русской поговорки: «Не хвались, едучи на рать, а хвались, едучи с рати»...

Торговля есть единственно возможная экономическая связь между десятками миллионов мелких земледельцев и крупной промышленностью, если... если нет рядом с этими земледельцами великолепной крупной машинной индустрии с сетью электрических проводов, индустрии, способной и по своей технической мощи и по своим организационным «надстройкам» и сопутствующим явлениям снабдить мелких земледельцев лучшими продуктами в большем количестве, быстрее и дешевле, чем прежде. В мировом масштабе это «если» уже осуществлено, это условие уже есть налицо, но отдельная страна, притом из самых отсталых капиталистических стран, попытавшаяся сразу и непосредственно реализовать, претворить в жизнь, наладить практически новую связь промышленности с земледелием, не осилила этой задачи «штурмовой атакой» и теперь должна осилить ее рядом медленных, постепенных, осторожных «осадных» действий.

Овладеть торговлей, дать ей направление, поставить ее в известные рамки пролетарская государственная власть может. Маленький, совсем маленький пример: в Донбассе началось небольшое, очень еще небольшое, но несомненное экономическое оживление, отчасти благодаря повышению производительности труда на крупных государственных шахтах, отчасти же благодаря сдаче в аренду мелких крестьянских шахт. Пролетарская государственная власть получает, таким образом, небольшое (с точки зрения передовых стран мизерно-маленькое, а при нашей нищете все же заметное) количество добавочного угля по себестоимости, скажем, в 100%, а продает его отдельным государственным учреждениям по 120%, отдельным частным лицам по 140%. (Замечу в скобках, что цифры эти я беру совершенно произвольные, во-первых, потому, что я не знаю точных цифр, а во-вторых, потому, что, если бы я их знал, я бы их сейчас не опубликовал.) Это похоже на то, что хотя бы в самых скромных размерах мы начинаем овладевать оборотом между промышленностью и земледелием, овладевать оптовой торговлей, овладевать задачей: уцепиться за наличную, мелкую, отсталую промышленность или за крупную, но ослабленную, разоренную, оживить на данной экономической основе торговлю, дать почувствовать среднему, рядовому крестьянину (а это — массовик, представитель массы, носитель стихии) экономическое оживление, воспользоваться этим для более систематической и упорной, более широкой и более успешной работы по восстановлению крупной промышленности.

Не дадим себя во власть «социализму чувства» или старорусскому, полубарскому, полумужицкому, патриархальному настроению, коим свойственно безотчетное пренебрежение к торговле. Всеми и всякими экономически-переходными формами позволительно пользоваться и надо уметь пользоваться, раз является в том надобность, для укрепления связи крестьянства с пролетариатом, для немедленного оживления народного хозяйства в разоренной и измученной стране, для подъема промышленности, для облегчения дальнейших, более широких и глубоких мер, как то: электрификации.

... Современные сталинисты готовы снова залить Россию кровью
Думаю, всем адекватным россиянам будет полезно иметь четкое представление о том, что люди, которые безудержно прославляют Сталина- так называемые "сталинисты", - готовы и сегодня устроить в России массовые убийства по типу сталинских. А может, и превзойти своего кумира.
....

https://vasiliy-eremin.livejournal.com/31121.html - комментарии там прекрасны!!!!!
Но мы же вас заранее предупреждаем, что заигрывать с вами не будем, поэтому скажем откровенно правду о том, какие ограничения вас ждут. Их не очень много, но они принципиальные. Приватизировать государственные и коллективные предприятия будет запрещено. За мошеннические действия (а при законодательном запрете они могут быть только мошеннические), выраженные в присвоение социалистической собственности – по всей строгости сурового закона. В КНР именно так.
Попытка заняться нелегальной кредитно-банковской деятельностью – по всей строгости закона. А она может быть только нелегальной.
Попытка сращивания власти и бизнеса, т.е. коррупция – по всей строгости закона. Более того, либо – бизнес, либо – власть, должность чиновника. Одно из двух. И передача в управление третьим лицам вашей компании на период нахождения вас на чиновной должности не прокатывает. Только полный отказ от владения частной собственностью. Без вариантов. Вы сами это должны понимать. Иначе, песенка про бычка зазвучит сначала. Иначе, всё придет к тому положению, в котором мы сейчас находимся.
Для вступивших в коммунистическую партию до прихода ее к власти – ограничений для членства нет. После – принятие в партию частного собственника в исключительных случаях. В очень исключительных.
И экономическая политика будет направлена на приоритетную поддержку предприятий государственной и коллективной собственности. При том, что ваше положение в государстве будет гораздо лучше, несравнимо лучше, чем сегодня, больше государство будет поддерживать кооперативы, чем частника. И стимулировать вас передавать ваши частные предприятия в собственность трудовых коллективов. Не угрозой расстрела, разумеется. Просто вы, став из владельца частного предприятия управляющим кооператива, выиграете в материальном плане лично. Так уже было и в СССР когда-то. Директора артелей были весьма состоятельными людьми. Уравниловки социалистическое государство не знает.
Естественно, передача вами предприятий в собственность трудовых коллективов сразу снимает все ограничения для вас в вопросах вхождения во власть и в партию.
Пожалуй, всё. Ничего не забыл. Да, на ваших детей ограничения не распространяются, если они не являются вашими совладельцами. Но если ваш сын, занимая государственную должность, станет вашим лоббистом – по всей строгости закона вас обоих.
Взвесили за и против? Только на весы не забудьте положить еще экономический рост, как показывает практика социалистических экономик, процентов от 8 до 12. И соответственно, скорость улучшения вашей жизни. Во всех аспектах. От материальной стороны до социальной защищенности…


[reposted post] Дополнительное отступление

Этот весенний переход к новой экономической политике, это наше отступление к приемам, к способам, к методам деятельности государственного капитализма — оказалось ли оно достаточным, чтобы мы, приостановив отступление, стали уже готовиться к наступлению? Нет, оно оказалось еще недостаточным. И вот почему.

Если вернуться к сравнению, о котором я говорил вначале (о штурме и осаде на войне), то мы еще не закончили нового перемещения войск, перераспределения материальных частей и т. д., — словом, не закончили подготовки новых операций, которые теперь, сообразно новой стратегий и тактике, должны пойти по-иному. Если мы сейчас переживаем переход к государственному капитализму, то спрашивается, надо ли добиваться того, чтобы приемы деятельности, соответствовавшие предыдущей экономической политике, нам теперь не мешали? Само собой разумеется, — и наш опыт нам это показал, — нам этого надо добиться. Весной мы говорили, что мы не будем бояться возвращения к государственному капитализму, и говорили о наших задачах именно как об оформлении товарообмена. Целый ряд декретов и постановлений, громадное количество статей, вся пропаганда, все законодательство с весны 1921 года было приспособлено к поднятию товарообмена. Что заключалось в этом понятии? Каков, если можно так выразиться, предполагаемый этим понятием план строительства? Предполагалось более или менее социалистически обменять в целом государстве продукты промышленности на продукты земледелия и этим товарообменом восстановить крупную промышленность, как единственную основу социалистической организации. Что же оказалось? Оказалось, — сейчас вы это все прекрасно знаете из практики, но это видно и из всей нашей прессы, — что товарообмен сорвался: сорвался в том смысле, что он вылился в куплю-продажу. И мы теперь вынуждены это сознать, если не хотим прятать голову под крыло, если не хотим корчить из себя людей, не видящих своего поражения, если не боимся посмотреть прямо в лицо опасности. Мы должны сознать, что отступление оказалось недостаточным, что необходимо произвести дополнительное отступление, еще отступление назад, когда мы от государственного капитализма переходим к созданию государственного регулирования купли-продажи и денежного обращения. С товарообменом ничего не вышло, частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарообмена получилась обыкновенная купля-продажа, торговля.

Потрудитесь приспособиться к ней, иначе стихия купли-продажи, денежного обращения захлестнет вас!

Вот почему мы находимся в положении людей, которые все еще вынуждены отступать, чтобы в дальнейшем перейти наконец в наступление. Вот почему в данный момент сознание того, что прежние приемы экономической политики ошибочны, должно быть среди нас общепризнанным. Мы должны это знать, чтобы ясно дать себе отчет, в чем сейчас гвоздь положения, в чем своеобразие того перехода, перед которым мы стоим. Задачи внешние не стоят перед нами сию минуту как неотложные. Не стоят как неотложные и военные задачи. Перед нами сейчас, главным образом, экономические задачи, и мы должны помнить, что ближайший переход не может быть непосредственным переходом к социалистическому строительству.

С нашим делом (экономическим) мы не могли еще сладить в течение трех лет. При той степени разорения, нищеты и культурной отсталости, какие у нас были, решить эту задачу в такой краткий срок оказалось невозможным. Но штурм в общем не прошел бесследно и бесполезно.

Теперь мы очутились в условиях, когда должны отойти еще немного назад, не только к государственному капитализму, а и к государственному регулированию торговли и денежного обращения. Лишь таким, еще более длительным, чем предполагали, путем можем мы восстанавливать экономическую жизнь. Восстановление правильной системы экономических отношений, восстановление мелкого крестьянского хозяйства, восстановление и поднятие на своих плечах крупной промышленности. Без этого мы из кризиса не выберемся. Другого выхода нет; а, между тем, сознание необходимости этой экономической политики в нашей среде еще недостаточно отчетливо. Когда, например, говоришь: перед нами задача, чтобы государство стало оптовым торговцем или научилось вести оптовую торговлю, задача коммерческая, торговая, — это кажется необычайно странным, а некоторым и необычайно страшным. «Если, дескать, коммунисты договорились до того, что сейчас выдвигаются на очередь задачи торговые, обыкновенные, простейшие, вульгарнейшие, мизернейшие торговые задачи, то что же может тут остаться от коммунизма? Не следует ли по сему случаю окончательно прийти в уныние и сказать: ну, все потеряно!». Такого рода настроения, я думаю, если поглядеть кругом себя, можно подметить, а они чрезвычайно опасны, потому что эти настроения, получи они широкое распространение, служили бы лишь к засорению глаз для многих, к затруднению трезвого понимания наших непосредственных задач. Скрывать от себя, от рабочего класса, от массы то, что в экономической области и весной 1921 г., и теперь осенью — зимой 1921—1922 года мы еще продолжаем отступление, — это значило бы осуждать себя на полную бессознательность, это значило бы не иметь мужества прямо смотреть на создавшееся положение. При таких условиях работа и борьба были бы невозможны.

Недалеко от меня живет бизнесмен, можно так сказать, бывший средней руки, который прямо на моих глазах стал мельчать и мельчать до уже мелкого. Познакомились, когда я в КПРФ состоял и проводил выборную компанию. Этот товарищ пошел на выборы депутатом от КПРФ. Но далеко не дошел, потому что избирком его зарубил. Оказалось, что он является членом ЕР. Только сам об этом не знал. Я вполне серьезно. Он когда-то в ЕР вступил, раскайфованный перспективами вырасти в большого предпринимателя. Но действительность привела к тому, что на эту партию плюнул, несколько лет не платил даже взносов. Но для ЕР это не важно. Нужно было написать заявление о выходе, там автоматически за неучастие в партийной жизни не исключают.
Бывший главный инженер районной «Сельхозтехники», если точно помню. Встречу – уточню. После Перестройки вовремя сориентировался, стал владельцем сначала одного магазина в районном центре, потом вырос до 4-х магазинов. Мужик умный и оборотистый.
Жизнь пошла, как по маслу. Дом, как у приличного человека, машина, как у приличного человека, отдых на теплом море, как у приличного человека… Все это компенсировало отвращение к тому, чем приходилось заниматься в своем бизнесе. Ничего особо криминального, не подумайте.
Когда стал подумывать над тем, как бы уже в Твери открыть магазин, началась эпоха супермаркетов. Тверские планы пришлось свернуть. Потом открылся супермаркет в районном центре. Уже два работающих магазина стали нерентабельными. Один сдал в аренду за смешные деньги какому-то фермеру. Тот там торгует салом и творогом со своего подворья, едва выживает. Ассортимент в этом фермерском магазине и «красота» полок – точь-в-точь как в советских магазинах времен перед реформами Гайдара.
Второй был в арендуемом помещении – просто закрыл. В прошлом году в поселке открылся еще один супермаркет – «Магнит». Крякнул еще один магазин моего знакомого. Теперь остался только один. Он даже не уверен, что надолго. Потому что стоит на центральной улице, как раз напротив двух супермаркетов. А с торговыми сетями даже по ценам конкурировать невозможно.
Открывать магазин дальше от центра – нет смысла. Там уже открыты. Поле занято еще раньше. Да и у тех выручка – только для поддержания штанов.
Я с ним много общался, когда перспективы его бизнеса еще не были столь «радужными». Он еще ходил в крутых. Но уже начинал думать. В том числе и о том, что он приобрел и потерял, перестав «работать на дядю».
Был главным инженером, как я уже писал. Работа, специальность нравились. Не обращал внимания на выходные и праздники. Довольно большое предприятие, большой коллектив. Серьезные и сложные задачи, голова вечно была работой загружена, приходилось ломать голову, работать мозгами. Подчиненных – много, чувствовал себя значимой фигурой.
Ушел в торговлю. Деньги появились более серьезные, чем у советского главного специалиста на предприятии, и голова оказалась не менее загруженной, но совершенно другими проблемами.
Тупыми проблемами. Сложность проблем уменьшилась, но количество их выросло. Торговля. Надеюсь, не нужно объяснять разницу между работой главного инженера большого предприятия и работой директора-владельца магазина? Проблемы совершенно другого уровня сложности.
Мечтал быть самому себе хозяином еще. Мечта так и не исполнилась. Оказалось, что быть самому себе хозяином в бизнесе – иллюзия. Оказалось, что какой-нибудь опер из ОБЭП тебя так за «хозяйство» прихватить может, что запищишь. МЧС – тоже. Санэпидстанция. Местная администрация! Попробуй у главы района права покачать – будет тебе штраф за каждую валяющуюся бумажку у твоего магазина. Оказалось, что избавившись от одного начальника, став «себе хозяином», человек напоролся на такое количество контролирующих и надзирающих, что вообще и себе хозяином перестал быть.
Причем, это понимание к нему пришло еще тогда, когда были живы все четыре магазина и отдыхалось на Мальдивах. Только отдых «слегка» омрачался неизбежно возникающими проблемами, связанными с бизнесом, которые даже во время кратковременного отсутствия на месте нарастали, как снежный ком.
«Работать на себя» обернулось нескончаемой нервотрепкой, необходимостью прогибаться перед властями, изворачиваться в поисках решения проблем, постоянным беспокойством за завтрашний день. И деньги это не компенсировали. Оказалось, что они потеряли смысл, если всё твое время отнимает «работа на себя».
Ежедневный стресс начал глушить алкоголем. Появились семейные проблемы. Благо, хватило ума и воли остановиться. Но теперь пришло осознание прожитой впустую жизни.
А детям даже не думалось бизнес оставлять. От одной только мысли, что детям по наследству передать эту жизнь, в которой нужно уметь прогнуться перед властью, сунуть на лапу, постоянно опасаясь, что может раздаться крик «Вы мне взятку даёте!» … Разве детям нормальные родители зла желают?
Да, вы, наши союзники, товарищи мелкие и средние предприниматели, можете сказать, что у вас совершенно всё не так. Вы самодостаточные, гордые люди, которые чиновникам и более крупным акулам задницы не лижут… Только мне не надо про это «ля-ля». Если вы живете так, что можете сохранять гордый вид, то, значит, ваша ниша настолько мелкая, что она никому неинтересна. А в мелкой нише – почти нищета.
Только никто из знакомых мне предпринимателей со мной не спорит. В реальной жизни. Реальная жизнь – не интернет. Большинство знакомых предпринимателей в реальной жизни реально осознали, что обладание собственностью им счастья не принесло. Собственность – это обуза.
Конечно, если у вас карманное правительство и ежедневный доход исчисляется в десятки миллионов, здесь немного другое… Но я не про этих…

Пока еще многие из вас не понимают, не осознают грозящей мелкому и среднему бизнесу перспективы в виде падения доходов владельцев этого бизнеса до почти уровня доходов их же наемных работников. Т.е., обнищания. И это общемировой тренд в системе капитализма.
Заметьте, я даже не говорю о том, что очень многие из вас просто в перспективе разорятся, будут выдавлены с рынка большими корпорациями. На примере торговых предприятий это уже хорошо видно. Следующая волна у нас в России движется на предприятия общепита…
Я веду речь о том, что даже при условия сохранения своего бизнеса, вы настолько упадете в уровне доходов, что этот бизнес для вас станет обузой. А сбросить эту обузу с себя вы не сможете. У вас будут два выхода: тащить на себе свой бизнес, который вам будет обеспечивать совсем минимум для жизни, или пополнять армию наемных работников (в самом лучшем случае!), а еще реальная перспектива – деклассироваться, стать в ряды безработных.
И это происходит при том, что правящим классом в капиталистических государствах является ваш класс – буржуазия. Вроде у вашего класса власть. Но эта власть работает против вас же. Удивляет? На почве этого удивления многие начинают отвергать марксизм, впрочем, даже не начав толком им интересоваться, начинают приходить к выводу, что классовая теория не способна описать происходящие в обществе процессы, идут по пути деления общества не на классы. А на плохих и хороших людей, на тружеников, так сказать, и паразитов.
Некоторые мраксисты идут еще по пути деления общества на классы по принципу: кто кого эксплуатирует. Если директор эксплуатирует рабочих в интересах хозяина завода, то по мысли этих мраксистов директор не является пролетарием, наемным работником. Вроде бы явный бред, но это даже целые профессора проповедуют. Профессор Попов – к примеру.
Вся проблема в вульгарном понимании марксизма. Точнее, в его извращении. Маркс дал четкое определение классам, связав его с владением собственностью. Ленин определение Маркса пояснил в том плане, что владение собственностью неизбежно ведет к эксплуатации.
Но никто из классиков марксизма никогда не говорил об однородности классов. Владение собственностью вносит антагонистические противоречия не только между разными классами, но и внутри каждого класса, между разными классовыми группами. Сама буржуазия создает внутри пролетариата классовую прослойку особо прикормленных ею наемных работников, которые выступают в качестве орудия эксплуатации и являются врагами для своего же класса. Возьмите, к примеру, наших штатных теле-пропагандистов. Они наемные работники? Конечно. Пролетариат. Но за жирный кусок с барского стола они ведут настоящую пропагандистскую войну против пролетариата.
С вашим буржуйским классом еще все проще и смешнее. Разумеется, он тоже не однородный. И эта неоднородность тоже вытекает из владения собственностью. Можно много написать о том, как вы внутри своего буржуйского класса в погоне за прибылью, в процессе конкурентной борьбы, доходите до прямой войны друг с другом, вплоть до перестрелок. Но даже заказные убийства конкурентов – мелкая возня в песочнице по сравнению с тем, какую войну ведут друг против друга классовые группы крупной и мелкой буржуазии на экономическом поле.
Вот вам наш российский пример с нефтегазовыми компаниями, энергетическими компаниями. Согласитесь, что преимущественно именно эти акулы и захватили власть в стране. Сами же видите, что у их президента проблемы продажи нефти и газа – самые главные проблемы в жизни.
Вы вроде с нашими нефтяниками и энергетиками принадлежите к одному классу. Правильно?
Но тогда почему бы нефтяникам не сделать бензин для братьев по классу дешевле, чем для пролетариата? А тарифы на электроэнергию для вас, ваших мелких предприятий, еще даже выше, чем для пролетариата, т.е. простых потребителей.
Почему, когда падает цена нефти на мировом рынке, владельцы нефтегазовых компаний не продают свои яхты и дворцы, не урезают свои доходы, чтобы помочь вам, братьям по классу, чтобы не повышать стоимость бензина, не разорять вас, а поступают ровно наоборот – повышают его стоимость? Почему когда цена нефти на мировом рынке растет, нефтяники не ограничивают экспорт, чтобы не допустить повышения цены на внутреннем рынке, а поступают ровно наоборот?
Стоимость энергоресурсов, НДС, акцизы, налоги – это всё пули и снаряды, которыми ведется обстрел малого и среднего бизнеса со стороны олигархата, монополистов.
А самое смешное, вы, мелкие и средние предприниматели, базовый электорат для власти монополистов. Вы сами, как бараны, идете и суете в урны избирательные бюллетени с голосами за эту власть. Поступаете, как самоубийцы. Чем вас покупают? Да программами поддержки малого и среднего бизнеса, конечно.
Вы помните, как Миша Прохоров-Куршавельский свою партию создавал? Ему еще вечно юная певица Алла помогала. И в программе они особый упор делали на поддержку малого и среднего бизнеса. И ведь эту партию малые и средние бизнесмены поддерживали. А вопрос такой почему-то никто из вас Прохорову не задал: какие могут быть общие интересы у тебя, Миша, монополиста, и у малого бизнеса?
Пора вам осознать уже, что для власти олигархов, вы – электоральное мясо. Которое легко может стать и пушечным.
Пример вам напомнить? Гитлеровская Германия. Позднесоветская пропаганда представляла фашизм, как власть мелких лавочников. Во врали! На самом деле Гитлера привела к власти крупная буржуазия. С помощью электорального мяса – мелких лавочников, подкупленных перераспределением собственности от граждан Германии еврейской национальности в пользу «арийцев». Некоторые наши больные головой мраксисты в 1941 году (и тогда такие были), надеялись, что немецкая армия побежит брататься с советскими бойцами, потому что советский и немецкий рабочий – братья по классу. Ага! Немецкие рабочие в массе своей делали в тылу танки и самолеты, основу вермахта как раз мелкие лавочники и их сыновья составляли. Они во время войны в тылу для ведущего войну крупного капитала были бесполезны. Они в первую очередь надели шинели. Среди мяса, закопанного под Сталинградом в могилах с крестами – их большинство.
Смотрите, пока кулаки, мелкие и средние буржуи начала прошлого века, вели экономическую борьбу с властью диктатуры пролетариата, Советская власть их ограничивала в правах, закончилась война лишением кулаков собственности. Класс кулаков, мелких капиталистов, перестал существовать. Остались просто люди, бывшие буржуи. И тут же Конституцией 1936 года их уравняли в правах с остальным населением. Это марксистский, коммунистический подход. Подход с позиции борьбы классов. Только марксистская борьба классов заканчивается тем, что люди, ранее представлявшие разные классы, становятся равными в правах, становятся равными гражданами одного общего государства.
А буржуазные партии, все до одной, классовую борьбу отрицают и проповедуют классовый мир. Фашизм – это концентрированная идеология «классового мира». «Классовый мир» - это основной идеологический постулат фашизма. «Один фюрер – один народ».
В могилах под Сталинградом этот «классовый мир» и закончился полным уравниванием в правах и лавочника, голосовавшего за фюрера, и того рабочего, которого призвали в вермахт. Закопанное в мерзлую землю мясо одного от мяса другого не отличалось. Оно одинаковым стало.
Даже жаркое из самого Гитлера – тоже показатель. Так заканчивают и те, кого крупный капитал нанял в качестве «менеджера».
Только мяса Круппов, Порше, Мессершмидтов в тех могилах нет. И в бункере они не стрелялись. «Ущемление прав».
Так что, если вы еще верите в то, что какая-то буржуазная парламентская партия будет представлять ваши интересы, придя к власти – вам нужно хорошенько всматриваться в те персоналии, которые за этими партиями стоят. Иначе, шанс из электорального мяса стать пушечным – вполне реален...

[reposted post] Кто кого?

Новая экономическая политика означает замену разверстки налогом, означает переход к восстановлению капитализма в значительной мере. В какой мере — этого мы не знаем. Концессии с заграничными капиталистами (правда, пока очень немного их заключено, в особенности по сравнению с предложениями, которые мы сделали), аренда частных капиталистов — это и есть прямое восстановление капитализма и это связано с корнями новой экономической политики.

Ибо уничтожение разверстки означает для крестьян свободную торговлю сельскохозяйственными излишками, не взятыми налогом, а налог берет лишь небольшую долю продуктов. Крестьяне составляют гигантскую часть всего населения и всей экономики, и поэтому на почве этой свободной торговли капитализм не может не расти.

Это — самая основная экономическая азбука, преподаваемая в начатках экономической науки, а у нас, кроме того, преподаваемая каждым мешочником, существом, весьма хорошо знакомящим нас с экономикой, независимо от экономической и политической науки. И вопрос коренной состоит, с точки зрения стратегии, в том, кто скорее воспользуется этим новым положением? Весь вопрос, за кем пойдет крестьянство — за пролетариатом, стремящимся построить социалистическое общество, или за капиталистом, который говорит: «Повернем назад, так оно безопаснее, а то еще какой-то социализм выдумали».

Вот к чему сводится вся теперешняя война: кто победит, кто скорее воспользуется — капиталист, которого мы же пускаем в дверь или даже в несколько дверей (и во много таких дверей, которых мы сами не знаем и которые открываются помимо нас и против нас), или пролетарская государственная власть. На что она может экономически опереться? С одной стороны, на улучшение положения населения. В этом отношении надо вспомнить о крестьянах. Совершенно бесспорно, и всем очевидно, что, несмотря на такое громадное бедствие, как голод, улучшение положения населения, за вычетом этого бедствия, наступило именно в связи с изменением нашей экономической политики.

С другой стороны, если будет выигрывать капитализм, будет расти и промышленное производство, а вместе с ним будет расти пролетариат. Капиталисты будут выигрывать от нашей политики и будут создавать промышленный пролетариат, который у нас, благодаря войне и отчаянному разорению и разрухе, деклассирован, т. е. выбит из своей классовой колеи и перестал существовать, как пролетариат. Пролетариатом называется класс, занятый производством материальных ценностей в предприятиях крупной капиталистической промышленности. Поскольку разрушена крупная капиталистическая промышленность, поскольку фабрики и заводы стали, пролетариат исчез. Он иногда формально числился, но он не был связан экономическими корнями.

Если капитализм восстановится, значит восстановится и класс пролетариата, занятого производством материальных ценностей, полезных для общества, занятого в крупных машинных фабриках, а не спекуляцией, не выделыванием зажигалок на продажу и прочей «работой», не очень-то полезной, но весьма неизбежной в обстановке разрухи нашей промышленности.

Весь вопрос — кто кого опередит? Успеют капиталисты раньше сорганизоваться, — и тогда они коммунистов прогонят, и уж тут никаких разговоров быть не может. Нужно смотреть на эти вещи трезво: кто кого? Или пролетарская государственная власть окажется способной, опираясь на крестьянство, держать господ капиталистов в надлежащей узде, чтобы направлять капитализм по государственному руслу и создать капитализм, подчиненный государству и служащий ему? Нужно ставить этот вопрос трезво. Всякая тут идеология, всякие рассуждения о политических свободах есть рассуждения, которых очень много можно найти, особенно, если посмотрим на заграничную Россию, Россию № второй, где имеются десятки ежедневных газет всех политических партий, где все эти свободы воспеваются на все лады и всеми музыкальными нотами, существующими в природе. Все это — болтовня, фразы. От этих фраз нужно уметь отвлечься.

Profile

gavrilberg
Комиссар Гаврилберг

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel